Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 12 / 12 / 2017 Время Московское: 455 Человек (а) в сети
 

Камиль Самигуллин: «Гуманный закон России против многоженства лишает 10 млн женщин права быть чьей-то женой» Стенограмма онлайн-конференции «Реального времени» с руководителем ДУМ РТ

В ходе беседы муфтий Татарстана рассказал о том, как относится к смешанным бракам, к увлечению молодежи религией и понятию «традиционный ислам». Иногда читатели интересовались и чисто практической стороной религии: сколько получают имамы, куда идут пожертвования, можно ли пить кумыс. Камиль хазрат Самигуллин смог ответить практически на все вопросы, за исключением одного

какова судьба пропавшего Сулеймана Зарипова.
Камиль хазрат Самигуллин — муфтий Татарстана
Дмитрий Семягин — модератор, заместитель редактора службы новостей интернет-газеты «Реальное время"
Двоеженство и запрет на учебу в институте как национальная традиция
— Нам продолжают приходить вопросы от читателей, вот один из вопросов зачитаю: «Как вы относитесь к молодым людям по всей России, которые являются мусульманами, становятся все более религиозными?»
— Я только радуюсь, но также могу этим молодым людям сказать, чтобы они получали знания, потому что наихудшим является невежда, который не обладает знанием, информацией о религии. Прочитав пару брошюрок, начинает говорить от имени религии, то есть, превращает ислам в такое поле, где каждый хочет выбежать и мячик попинать. Вроде бы религия касается всех, и каждый хочет говорить от имени религии, но это не так: медицина тоже касается всех, но мало кто занимается самолечением или лечит кого-то другого — обращаемся к специалисту. Здесь тоже есть свои специалисты: есть ученый, есть хазрат — нужно обращаться к ним, изучать правильную, истинную религию именно с ними.
— В продолжение этого вопроса дальше пояснение есть, почему человек интересуется: «В частности в Ингушетии считается, что молодые женщины не должны покидать отчий дом и поступать в университеты в других городах. Также там, как и в Чечне, вполне лояльны к двоеженству. Куда это все может привести при таком несоответствии законов России с тем, что запрещает или разрешает Коран?» То есть, человек видит противоречия в этом.

В Коране есть разрешение, что можно взять две, три, четыре жены, но тем не менее господь говорит, что если вы боитесь, что не будете справедливы, то тогда ограничьтесь одной, потому что это ближе к богобоязненности. Кто из нас может быть справедливым в наше время? Есть разрешение, но это не значит, что это приказ, и ты обязан это делать
— Противоречий нет. Есть традиции, скажем, двоеженство, как я понимаю, не развито там на официальном уровне, то есть, это вторая жена. Здесь человек берет любовницу — ему никто ничего не говорит. А там — две жены, если есть возможность содержать… По-моему, у нас в России на 10 миллионов женщин больше, получается, гуманный закон лишает 10 миллионов женщин права быть чьей-то женой. Или же есть проблемы такого характера, что мужчины умирают раньше, или человек берет вдову со многими детьми, и воспитывает этих детей, это прекрасно. В Коране есть разрешение, что можно взять две, три, четыре жены, но тем не менее господь говорит, что если вы боитесь, что не будете справедливы, то тогда ограничьтесь одной, потому что это ближе к богобоязненности. Кто из нас может быть справедливым в наше время? Есть разрешение, но это не значит, что это приказ, и ты обязан это делать. Как звучал вопрос по Ингушетии?
«В частности в Ингушетии считается, что молодые женщины не должны покидать отчего дома, поступать в университет в другие города».
— Это национальная традиция, может быть, они оберегают своих девушек. Это не наша компетенция — обсуждать традиции другой республики.
— Но здесь, наверное, смысл больше…
— Страна одна, закон один, как вы говорите, но мы сразу вспоминаем, когда на Олимпиаде в Сочи неким знаком было такое лоскутное одеяло. Я увидел это, обрадовался, что все-таки у нас пришло понимание, что мы неодинаковые, мы разные. Одна нация, нас очень много, мы все разные, но мы едины, этим и прекрасна наша страна. В Татарстане мы понимаем, что все живем в одном доме, но квартиры у всех разные.
— Я думаю, здесь речь идет о том, что я, например, руководствуюсь нормами ислама, поэтому я, скажем так, не соблюдаю законы государства, так как соблюдаю законы шариата. Видимо, об этом сейчас идет речь.
— Законы не противоречат, например, никто нам не запрещает совершать пятикратный намаз, никто нам не запрещает поститься, мы свободно можем совершать паломничество в Мекку. Если ты богат, ты можешь с легкостью выполнить такую свою обязанность, как закят. И этому никто не мешает. Если возникают какие-то правовые шариатские вопросы, то они должны обратиться к местному муфтию, в духовное управление определенной республики, если это Дагестан — в дагестанское управление, и местный муфтий знает больше обстановку, которая там существует, и даст правильное заключение. Верующему человеку нужно будет этому следовать.

На самом деле традиционный ислам — это слово может кого-то отпугнуть, смотря, что мы вложим, и каждый берет это слово и понимает как-то для себя. Традиционный ислам – это традиция, слово «сунна» можно перевести, как слово «традиция»; но мы понимаем это слово, как ислам, который сформировался на определенной местности
«Суфийский толк был у нас распространен, и он тоже соответствует нашей традиции»
— Еще один вопрос пришел о теме терроризма: «Много ли ваххабитов в РТ?» Есть люди, которые заявляют, что у нас есть ваххабитское подполье, которое ведет постоянную работу...
— Те люди, которые говорят, что есть подполье… Мы слышали эти слова, когда якобы в лесах 3 тысячи человек… Я тогда подсчитал, столько молящихся-то там, наверное, нет, и столько лесов у нас не осталось, чтоб прятаться там, поэтому это абсолютная глупость. Это произносят люди, которые не любят Татарстан, которые негативно относятся к нашей республике. И ваххабизм — это такое понятие… Кого мы относим к понятию? Если он отвергает наш мазхаб, то мы говорим, что он не соответствует традиционному исламу, то есть, он не может быть у нас имамом в мечети. Но чтобы человек вышел и сказал, что он ваххабит, таких нет или, может быть, только единицы.
— В продолжение темы, появляются мнения, что есть традиционный ислам и нетрадиционный ислам, и спрашивают, есть ли вообще понятие «традиционный ислам», что подразумевать под традиционным исламом?
— На самом деле традиционный ислам — это слово может кого-то отпугнуть, смотря, что мы вложим, и каждый берет это слово и понимает как-то для себя. Традиционный ислам — это традиция, слово «сунна» можно перевести как «традиция»; но мы понимаем это слово, как ислам, который сформировался на определенной местности, то есть, тот мазхаб, тот путь, которого придерживались наши предки, и то, что не противоречит Корану, сунне Мухаммада.
И здесь так сложилось исторически, что у нас был ханафитский мазхаб, большинство людей придерживались суфийского толка. Кто-то может воскликнуть: «Как так? Что?» Возьмите, например, шейха Марджани — он был суфийским наставником, Галимжан Баруди тоже был шейхом накшибадийского тариката, Зайнулла-ишан Расулих, известный татарский богослов, похороненный в Троицке, был суфийским шейхом. Кстати, его сын Абдурахман Расулих был в то время муфтием и объявил священную войну против фашисткой Германии, дал 50 тыс своих рублей на создание танковой дивизии, даже товарищ Сталин сам похвалил его за это. Потом Мухаммад-Закир Камалов из Чистополя был духовным наставником первого муфтия Дагестана, похоронен в Чистополе, обучил Сайфуллу кади Башларова. И он, будучи его учеником, поехал и этот суфийский путь увез в Дагестан. Эта цепочка продолжилась там, поэтому суфийский толк был у нас распространен, и он тоже соответствует нашей традиции. Три основы: это мазхаб, правильная акыда, правильное вероубеждение и работа над своими страстями.

Это было мнение Талгата хазрата Таджуддина. Мы уважаем его мнение, но лично я не считаю себя достойным такой должности, т.е. он предложил, хотел, но это нуждалось в обсуждении мусульманской общиной, потому что это очень серьезный вопрос
О должности верховного муфтия: «Мы уважаем его мнение, но лично я не считаю себя достойным такой должности»
— Некоторое время назад прошла новость, что Талгат Таджуддин, верховный муфтий России, передал или не передал вам (там долго и непонятно обсуждалось это) свой пост частично. Все-таки поясните: действительно ли это была передача или не было передачи?
— Это было мнение Талгата хазрата Таджуддина. Мы уважаем его мнение, но лично я не считаю себя достойным такой должности. Он предложил, хотел, но это нуждалось в обсуждении мусульманской общиной, потому что это очень серьезный вопрос. И я сказал, что без обсуждения с нашими мусульманами, с другими муфтиями… Мы знаем, что в России очень много муфтиев, и есть такая проблема, что иногда без знаний люди становились муфтиями, вносили какие-то непонятные фетвы. Очень много разделений, примерно 85 муфтиятов в нашей стране, как их объединить? У него это не получилось, и мы боимся этой ответственности и сказали, что нужно оставить это на Курултай, на общее собрание мусульман, и я сказал, что если мусульмане сами захотят, решат не по одному мнению Талгата хазрата, это его мнение… Он хорошо о нас думает, думает, возможно, лучше, чем мы являемся. Аллах будет им доволен.
«Имамы же не святым духом питаются»
— Многие читатели интересуются практическими вопросами: имамы получают зарплату?
— Конечно, имамы же не святым духом питаются.
— Сколько получают имамы?
— Это зависит от прихода. В каждом приходе есть такое понятие, как мутаваллиат, есть попечительский совет, 10-12 человек, которые являются приходским собранием, которые назначают зарплату. Они проводят различные обряды, им приносят садака, у них набирается, и они договариваются, что имаму мы будем платить столько-то, мы будем снимать ему жилье или построим дом — по сути, это решает совет и зависит от прихода — это большая казанская мечеть или мечеть в маленькой деревне. Там он может вообще не получать. И в основном в деревнях — это старые бабаи, которые живут на свою пенсию, и пусть Аллах будет ими доволен, потому что благодаря им мечети не закрываются.
— А есть вообще какое-то согласование, условно тарифная сетка.
— Больше, чем наберется, они все равно не поставят.

Зависит от прихода — это большая казанская мечеть или мечеть в маленькой деревне. Там он может вообще не получать. И в основном в деревнях — это старые бабаи, которые живут на свою пенсию, и пусть Аллах будет ими доволен, потому что благодаря им мечети не закрываются
— В продолжение практической темы читатель спрашивает: «А куда поступают пожертвования?»
— Пожертвования идут на содержание мечети. Мы понимаем, что мечети — большие здания. Это оплата газа, воды, света и т.д. Оттуда идет и зарплата, которую устанавливает имаму приход, имам сам себе не устанавливает. Что якобы у имама ключ от ящика, он берет сколько ему надо, закрывает и уходит, такого нет. Есть ревизионная комиссия — это самые уважаемые и пожилые люди прихода. В какой-то день, в пятницу они вскрывают ящик и совместно с бухгалтером отдают эти деньги бухгалтеру, и он платит имаму зарплату. Все это идет на содержание мечетей. Если при каких-то мечетях проходят детские лагеря, какие-то мероприятия — на это тратится.
— Опять практический вопрос: «Сколько денег идет от фонда поддержки исламской науки, культуры и образования?»
— Цифру я, наверное, не буду озвучивать. Там есть грантовая система — раздали гранты и по районам, их осваивают. Также мы напечатали очень много литературы. В частности, в этом году мы подготовили около 40 новых учебников для новой программы, созданной в прошлом году, привели исламское образование к некому стандарту, потому что у нас начальное образование, среднее образование, высшее образование – все выстроилось в одну цепочку. И теперь как некая кульминация это будет академия, где будут воспитываться магистры и доктора. Фонд нам очень хорошо помог с изданием этой литературы, мы делали это совместно.
О волонтерах «Они тоже все в основном постящиеся, и это очень сложно»
— В продолжение темы ифтара — было объявлено о наборе волонтеров. Много раз уже эта тема обсуждалась, но все-таки все до сих пор спрашивают, и к нам несколько вопросов поступило по поводу волонтеров: «Как стать волонтером и кого принимают в волонтеры»?
— Можно обратиться через социальные сети, можно позвонить по номеру 264-64-19 в приемную ДУМ, обратиться к молодежному отделу при ДУМ и узнать. Набор все еще идет. Очень отрадно, что есть такие молодые люди, которые хотят ради Аллаха… Они тоже все в основном постящиеся, и это очень сложно, это жаркий день. В том году было очень жарко, и они с самого утра до поздней ночи нам помогали участвовать в этом богоугодном деле. Опять же скажу, пусть господь будет доволен теми, кто участвует, помогает нам, теми, кто придет поучаствовать.
— Еще говорилось, что могут принимать участие, быть волонтерами не мусульмане. Насколько это распространено? Много таких случаев было?
— Я затрудняюсь ответить. По прошлому году не помню такого случая, думаю, услышал бы.

Невозможно сделать все в один день, все сразу. Поэтому мы постоянно думаем, привлекаем средства. Какие-то средства были найдены, и в Белой мечети постелили полы, фундамент был укреплен, сейчас подбираем в эти мечети активных имамов, чтобы они взялись за эту работу. Этим нужно заниматься, мы постоянно об этом думаем
— Но это обсуждалось…
— Наверняка было, но в прошлом году, насколько я знаю, около 500 человек участвовало. Мы со всеми постарались пообщаться по мере возможности, но не получилось у нас поговорить лично с каждым. После этого мы устроили пикник для них и интересные игры, общение было, но я сам лично не был свидетелем такого.
О восстановлении исторических мечетей: «Не каждый имам соглашается работать с кем-то другим, он хочет быть единоличным начальником»
— Некоторое время назад в нашей студии была Олеся Балтусова и мы много говорили о мечетях, которые сейчас восстанавливаются. Действительно, было много сделано для восстановления храмов: и Галеевскую мечеть недавно восстановили, и подняли минареты разрушенные на всех исторических мечетях, но до сих пор есть мечети, которые стоят бесхозными. В частности, это мечеть Иске Таш в Татарской слободе, Белая мечеть на бывшей территории «Мелиты». Что с ними происходит? Как-то ДУМ взяло их под свою опеку?
— Конечно, они в очереди — невозможно сделать все в один день, все сразу. Поэтому мы постоянно думаем, привлекаем средства. Какие-то средства были найдены, и в Белой мечети постелили полы, фундамент был укреплен. Сейчас подбираем в эти мечети активных имамов, чтобы они взялись за эту работу. Этим нужно заниматься, мы постоянно об этом думаем. Вот только закончили Галеевскую мечеть. Скоро у нас открывается новое здание ДУМ — будем переезжать. В Челнах нужно строить центральную мечеть, она сколько уже стоит в центре города: фундамент есть, там были вбиты сваи, нужно дать ход этому. Мусульман нужно как-то растрясти и дальше все пойдет само, уже не остановишь.
— Одной из проблем называлось отсутствие своей общины. У Галеевской мечети появилась уже своя община?
— Появляется. Проблема в том, что, скажем, вокруг Белой мечети нет жилых домов, сейчас только новые дома появляются, мечеть перетягивает себе. Надеемся, что в скором времени появится махалля, появится община. Без общины очень сложно.
— А Галеевская мечеть перетянула к себе? Там же рядом Голубая мечеть.
— В центре города сколько бы их ни было, они всегда будут полными. Работают, в основном, рабочие люди приходят только на дневной намаз. Пожилых людей очень мало. В основном они в поселках Мирный, Борисково и т.д.

Сегодня я провел дневной намаз в мечети «Кул-Шариф». Там очень много туристов, их видно, но они находятся на третьем этаже и никому не мешают. Поэтому нет разницы, что они придут в месяц Рамазан или в другой месяц, тут все продумано. Не зря эти мечети были включены в туристический маршрут
— Сейчас в Казань приезжает огромное количество туристов, и в выходные, я даже сам лично наблюдал, огромное количество туристов заходит в мечеть. В основном в центральные: «Марджани», «Кул-Шариф» — самые посещаемые туристами. Не мешают туристы в священный месяц Рамазан?
— Эти мечети включены в туристический маршрут, все уже продумано. Вы уже заметили, что в «Кул-Шариф» дается человеку покрывало, если человек не так одет. Есть специальный балкончик на третьем этаже. Сегодня я провел дневной намаз в мечети «Кул-Шариф». Там очень много туристов, их видно, но они находятся на третьем этаже и никому не мешают. Поэтому нет разницы, что они придут в месяц Рамазан или в другой месяц, тут все продумано. Не зря эти мечети были включены в туристический маршрут.
— В «Кул-Шарифе» — да, там действительно есть возможность подняться, а вот в «Марджани» — там один этаж…
— Там есть маршрут, и в определенный момент с ними приходит гид. Все проговаривается. Они приходят, осматривают мечеть, и это не происходит непосредственно во время молитвы. Это происходит в другое время.
— А стихийно во время молитвы уже не пустят?
— Молитвы идут недолго: минут 15-20. Они могут подождать, если что-то не состыкуется.
— Про «Иске Таш» спрашивают: «Мечеть работает только по пятницам, а в остальные дни закрыта. Там можно только читать намаз, когда она полноценно заработает?»
— Это боль такая. Мы знаем, что, когда имам Равиль хазрат ушел в мир иной, до этого он никого туда не впускал. Сейчас вроде бы остались его соратники, и неудобно их убирать, и не совсем двигаемся. Мы подбираем имама, и не каждый имам соглашается работать с кем-то другим, он хочет быть единоличным начальником, который, придя, сможет начать все заново. Мы продумаем, как это сделать. Нужен человек активный, который оживит, и в скором времени, надеюсь, все наладится.
— А как вы относитесь к такому памятнику, как храм всех религий? Насколько его можно действительно считать храмом и можно ли там проводить службу?
— Он никогда нами не воспринимался как какое-то религиозное место. Больше оно культурологическое, больше к культуре относится, нежели к религии.

Действует комитет сертификации халяля при ДУМ, они очень жестко подходят к своим обязанностям. Например, курица, которую мы используем, должна быть только ручного забоя, так как в ханафитском мазхабе нельзя, чтобы человек проговорил одну фразу и нажатием кнопки тысячу куриц зарезал одновременно
— А если поступит от жителей просьба читать намаз там? Хотя насколько я знаю, она сейчас закрыта.
— Я сам внутри ни разу не был, поэтому не знаю, какие там условия. Вся земля принадлежит господу, мы можем молиться, где угодно, лишь бы место было чистое.
«Если увидят хазрата с бутылкой пива «Балтика» и там будет ноль...»
— В продолжение темы еды: «Можно ли питаться в тех заведениях общепита, где говорится, что халяль, но при этом там же продают пиво и другой алкоголь?»
— Есть такое, поэтому действует комитет сертификации халяля при ДУМ. Там очень жестко подходят к своим обязанностям. Например, курица, которую мы используем, должна быть только ручного забоя, так как в ханафитском мазхабе нельзя, чтобы человек проговорил одну фразу и нажатием кнопки тысячу куриц зарезал одновременно. По нашему мазхабу обязательно, если ты режешь животное, то «Аллах акбар» нужно с каждым животным произнести. Например, мы ездили в Челны, в «Челны-бройлер», посмотрели, как там все хорошо при помощи имамов, как все это чисто происходит, мы остались довольны. Комитет халяль за этим смотрит.
На самом деле можно ли есть, нельзя ли есть— это решать человеку. Если есть возможность зайти в полное халяльное заведение, где нет спиртного, это, конечно же, приветствуется, это лучше. Но может случиться так, что вы в пути или поехали в Москву, и не нашли халяльное кафе. В стране бывает очень сложно найти халяльное кафе: поехали куда-то в Сибирь, Краснодарский край. Если зашли в такое заведение, хотя бы ешьте просто рыбу, если нет халяльного мяса.
— Вопросов о халяль много, конечно. Если даже взять тот же самый супермаркет «Халяль-Бахетле», который находится в Старо-татарской слободе, то там отделение халяль находится практически через стенку от магазина, где продается нехаляльная продукция, но в первую очередь это, конечно, алкоголь. Причем они находятся даже с одного входа, под одной вывеской. Как это расценивается?
— Это как на базаре: один ларек — халяль, другой может быть не халяль. Тут так же, и насколько я знаю, само «Бахетле» находится там в аренде, нужно заходить прямо — там все халяль: 15 тыс наименований продуктов, комитет халяль постоянно там все проверяет, они взаимодействуют. То есть это совершенно отдельный магазин. Если мы в одном доме живем, здесь живет мусульманин, здесь — православный, там — атеист, но это не значит, что мы живем в одной квартире.

Пиво я пить не буду, потому что оно пиво называется, даже если безалкогольное. Потому что если увидят хазрата с бутылкой пива «Балтика» и там будет ноль, никто не скажет, что там был ноль. Все скажут, что мы видели его с «Балтикой»
— А из всех этих 15 тыс наименований продукции — это все, которые ДУМ РТ проверял?
— Это крупы, это подсолнечное масло и т.д., наименований очень много. Это и средства личной гигиены, и игрушки, то есть все это вместе 15 тысяч наименований товаров.
— К тем же самым продуктам гигиены странно относить понятие халяль или нехаляль…
— Некоторые люди воспринимают это как такой религиозный аспект. Это религиозная еда, которую мне нельзя есть, говорит православный. На самом деле, это неправильно, это чистая здоровая пища, правильно перерезаются вены, выпускается кровь, мясо очищается, по вкусовым качествам оно лучше, это здоровая пища. И такой вопрос почему-то не задает человек, когда летит в Дубай, я там даже в самолете посмотрел — в меню написано, что вся продукция халяль. раньше в Турцию ездили, ездят в Дубаи, в арабские страны. Там мясо даже в «Макдональдсе» — халяль, поэтому христианину это есть абсолютно не грех. Это здоровая пища, здоровая пища нужна каждому.
— А безалкогольное пиво и кумыс можно пить?
— Пиво я пить не буду, потому что оно пиво называется, даже если безалкогольное. Потому что если увидят хазрата с бутылкой пива «Балтика» и там будет ноль, никто не скажет, что там был ноль. Все скажут, что мы видели его с «Балтикой». В арабских странах такое есть: там пиво пьют полностью безалкогольное, но мы здесь не рекомендуем, потому что понятие двоякое. Что касается кумыса, то про кумыс я делал фетву, это касается и мяса конины, мы нашли в книге, что нет ничего плохого, если человек пьет кумыс или квас. Кумыс и квас — это, в принципе, один вопрос. Если это опьяняет человека, то это ему запретно. Если он выпьет большое количество кваса и это его не опьянит, то это количество ему дозволено.
О Сулеймане хазрате Зарипове: «Никаких новостей не нет»
— Один из вопросов связан с проблемой иной — пропавшим без вести имамом Зариповым. Какая ситуация сейчас там, есть ли какое продвижение в поисках?
— Новостей, на самом деле, нет. Нас всех мусульман это опечалило. Все искали, я тоже в Буинск выезжал, но просто… Какое слово подобрать? Как сквозь землю провалился. Даже не знаем, с чего сейчас начать, куда идти, где искать, и никаких новостей нет. Молиться.

Женщина, по религии считается, относится к своему мужу, поэтому шариат позволяет мусульманину жениться на христианке, иудейке, на женщине из людей писания, не атеистке, которая религию отвергает, или огнепоклоннице какой-то. Наоборот — не считается
«Если мужчина немусульманин, женщина — мусульманка, то у них уже никаха не может быть»
— К сожалению, наверняка, придется действительно только ждать. Еще один вопрос от читателей: «Как вы относитесь к смешанным бракам по религиозному и национальному составу? Как быть с дилеммой выбора религии ребенка?»
— Смешанные браки тоже можно делить — смешанные по нациям или по конфессиям? Что касается шариата, то я буду говорить с позиции ислама. Женщина, в религии считается, относится к своему мужу, поэтому шариат позволяет мусульманину жениться на христианке, иудейке, то есть, на женщине из людей писания, не атеистке, которая религию отвергает, или огнепоклоннице какой-то. Наоборот — не считается, если мужчина не мусульманин, женщина – мусульманка, то у них уже никаха не может быть.
Что касается нации, то здесь нет никаких проблем со стороны религии, проблемы могут быть только бытовые, и человеку самому решать. Например, он сильный националист, переживает за сохранение своего языка, а берет русскую девушку, потом переживает, что будет с языком его ребенка — это его личное мнение. Даже мусульманские нации: девушка-татарка выходит за араба, то есть, ничего плохого вроде бы нет, но потом приезжают, жалуются, что менталитет, трудности языковые, он не понимает ее, национальные, традиции — это все надо учитывать. Человек сам должен решать.
— А что делать с религией для ребенка? Нужно ли навязывать?
— Человек рождается, говорится в хадисе, в естестве единобожия, но потом родители делают из него или иудея, или христианина, или огнепоклонника, это зависит от родителей. Воспитывать как атеиста, что ли, ребенка? Если христианская семья, то они будут воспитывать его по своим традициям, если мусульманская — по своим.
— Если смешанная семья?
— Если отец мусульманин, мне кажется, он влияет и на свою жену. Если он совершает намаз, то и жена начинает совершать намаз. Проблем никаких не будет.
«Надеюсь, что мы встретимся на этой молитве, уже будучи прощенными»
— У нас остаются последние секунды. Может, несколько слов пожелаете постящимся?
— Конечно. Наш любимый пророк Мухаммад сказал: «Кто в течение месяца Рамазан постится, будет держать уразу вместе с верой и надеждой на Аллаха, то ему простятся все прегрешения, которые были до этого». В другом хадисе говорится, что тот, кто выстоит Рамазан, то есть будет совершать таравих, ночной намаз в мечети в течение всего месяца вместе с верой, надеждой, что господь его простит, то ему тоже простятся все прегрешения. И 5 июля будет праздничный намаз, он пройдет во всех мечетях нашей республики, поэтому, надеюсь, что мы встретимся на этой молитве, уже будучи прощенными, будем подобны младенцу, родившемуся без грехов.
realnoevremya.ru

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Г1АЛГ1А. Чт, 30/06/2016 - 17:00

Сенодняшние разногласия в Г1алг1айче в вопросах ДИН накапливались постепенно давно и сейчвс это дело в отсутствии истинных знаний, нет АЛИМОВ в Ингушетии и не было их последних лет 100 точно. Были и есть диша нах, разной степени познания ИЛЬМА. Будь Один истинный АЛИМ даже на протяжении 20 го и начала 21 го века принес бы Г1алг1аям огромную пользу, но такого человека не было, так как нет не одного академического труда на тему ИЛЬМА ДИН. Духовная лень парализовала г1алг1айское общество. Преподаватель ИНГУ, патриот г1алг1ай Тачиева Хадишат Шапиевна сказала на встрече в КПЦ «Эздел», что диагноз нашего сегодняшнего г1алг1айского общества является:- «ДУХОВНАЯ ЛЕНЬ». Лично ей аплодирую -умной, проницательной женщине. Надо интеллигенции браться за обучение и получение Исламских знаний, возраст не помеха, а то сегодняшний экс- муфтият и имамы — НЕВЕЖДЫ, всех Г1алг1ай достали.

харапинец Пт, 01/07/2016 - 00:11

Без совестный ты чел,оскорбляешь наших старших и своих предков ты этими словами сделал безбожниками,у нас есть и алимы и кунахи и высоко благородные люди,они ни один день не расслаблялись,решая все проблемы людей,без платно,ради всевышнего,это вы новоиспечённые шейхи хотите,оклеветать и принизить их труд,типа поднимая свой вес этим,но заслуга нашего муфтията не имеет цены перед народом,ДЯЛЛА РЯЗА ХАЙЛЛА ШОНА,МУФТИ И АЛИМЫ,ЗА ВАШ НЕУСТАННЫЙ ТРУД,тузики лают а караван идёт!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры