Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 09 / 12 / 2019 Время Московское: 352 Человек (а) в сети
 

Чеченские историки оспорили доводы совета тейпов Ингушетии

Ссылки совета тейпов Ингушетии на документы и карты давностью в сто и более лет несостоятельны, так как границы расселения кавказских народов кардинально изменились за прошедшее время, заявили опрошенные "Кавказским узлом" чеченские историки.

Как информировал "Кавказский узел", участники съезда совета ингушских тейпов, состоявшегося в Назрани 9 ноября, назвали величайшей несправедливостью изменение границ республики. Председатель общественной Комиссии по определению территорий и границ Ингушетии Асхаб Гойгов призвал исходить при определении границ с Чечней "из реалий до насильственных изменений границ". По словам Гойгова, с ингушами поступили несправедливо "и в то время, когда Сунженский округ был передан Чеченской автономной области, не учитывая интересы ингушского народа; и когда город Владикавказ был передан Осетинской республике; когда Пригородный район и часть Малгобекского района были оставлены в составе Северной Осетии".

Чеченский политолог и историк Руслан Мартагов не согласен с мнением Гойгова о том, что Сунженский округ был передан Чеченской автономной области без учета интересов ингушского народа.

«Это очень спорное мнение. В этом вопросе, мне кажется, ингуши уже через край перегнули. То, что касается Пригородного района, да, бесспорно, эта земля была ингушской и должна была остаться у них, потому что если выполнять указ о реабилитации, в том числе территориальной, – то Пригородный район, без всяких сомнений, должен был отойти ингушам. А Сунженский район не имеет никакого отношения к ним, и вполне логично, что этот район принадлежит чеченцам. 90 процентов населения района были и есть чеченцы.

Если уйти в глубину истории, то там также жили орстхоевцы (орстхой – вайнахский субэтнос, представители которого ныне живут и в Чечне, и в Ингушетии, – прим. "Кавказского узла"), которые в массе своей стали мухаджирами. А из тех, которые остались, часть записались ингушами, другая часть – чеченцами, так что это не аргумент в этом споре», – сказал Мартагов корреспонденту «Кавказского узла».

Политолог считает несостоятельными ссылки ингушской стороны на исторические сведения. «Такими темпами мы дойдем до скифских и сарматских племен. Есть конституционно закрепленный акт о границах от 1934 года, с которым волей-неволей были согласны все стороны, вот из этого надо исходить. Это самый оптимальный вариант.

Уход куда-то в седую старину ни к чему хорошему не приведет, это приведет к тому, что будут требования вернуть Карабулак. Подобного рода углубления в историю могут только осложнить ситуацию. Участников тех исторических событий, о которых они говорят, уже нет: либо они умерли, либо уехали в Турцию и стали турками. Мне непонятно, почему они вспоминают про это», – отметил он.

По мнению Мартагова, Совет тейпов Ингушетии не обладает достаточным авторитетом, чтобы решать вопросы границ. «Он не сможет решить вопросы границ с Чечней, где также есть тейпы и у них свое мнение на это счет. Количество чеченских тейпов около 200. Кстати, есть тейпы, которые общие для двух народов», – заключил историк.

Позиция Совета тейпов Ингушетии по вопросу границ категорически неприемлема для чеченской стороны, заявил чеченский историк Зелимхан Мусаев, комментируя озвученные на съезде тезисы.

«Они сами забрали у Чечни два района и всё равно выступают в роли пострадавших, действуя по принципу, заложенному в старинной чеченской поговорке: «Если хочешь отстоять ближний берег – оспаривай противоположный!". Если задуматься и проанализировать, то все их [заявления] сводятся к одному стремлению – как можно больше оттяпать земель у соседей. Сунженский район никогда не принадлежал ингушам и Ингушетии. Некоторая часть орстхоевцев сегодня идентифицируется как ингуши, но ведь орстхойцы – отдельный чеченский тукхум, и их среди чеченцев в несколько раз больше, чем среди ингушей», – сказал Мусаев «Кавказскому узлу».

Историк убежден, что действия Совета тейпов могут привести к конфликту. По его мнению, такая позиция ингушской стороны вредит интересам и чеченского, и ингушского народов. «Не исключено [...], что хотят стравить вайнахов, чтобы в итоге не возвращать ни Пригородный район ингушам, ни Ауховский – чеченцам. И здесь вполне возможен подкуп наиболее влиятельных членов Совета тейпов Ингушетии. Потому что с позиций здравого смысла их нельзя ни понять, ни оправдать», – сказал он.

Чеченцы смирились с соглашением Кадырова и Евкурова

Границы, установленные соглашением Кадырова и Евкурова в 2018 году, также не отражают исторической справедливости по отношению к чеченцам, однако в чеченском обществе придерживаются сдержанной позиции по этому вопросу, заявил завкафедрой истории Чеченского государственного педагогического университета Мовсар Ибрагимов.

«Если чеченская общественность в знак уважения к своему руководству приняла и не обсуждает принятое руководством решение по вопросу территорий, это не значит, что мы довольны тем, что границы приняты в этих пределах. Поселки, которые были исконно чеченскими, они остались на стороне Ингушетии — это известный факт.

Я не буду конкретно называть населенные пункты, чтобы не разжигать, но это села Малгобекского и Сунженского районов. Я не думаю, что мы так долго должны обсуждать этот вопрос, они [границы] уже определены, и все инстанции вплоть до Конституционного суда РФ решения огласили. Все остальное приведет к конфронтации между братскими народами», – сказал Ибрагимов корреспонденту «Кавказского узла».

Чеченские территории вошли в состав Ингушетии по решению президентов Чечни и Ингушетии Джохара Дудаева и Руслана Аушева, утверждает он. «Когда в Чечне начались военные события, в это время была договоренность между Аушевым, которого я очень уважаю, и Джохаром Дудаевым.

Они определили это исходя из той ситуации, которая складывалась тогда. Я за взаимопонимание, могут быть взаимные уступки — это нормальное явление. Жизнь меняется. Есть территории, которые тысячу лет назад принадлежали Чечне, но если мы будем на них претендовать, что получится? Уходить так далеко нецелесообразно, надо исходить из складывающейся сегодня ситуации», – считает Ибрагимов.

Позицию Асхаба Гойгова, который ссылается на период до переселения ингушей в Османскую империю, Ибрагимов считает некорректной. «Был еще период, когда не было практически как такового ингушского народа: все назывались нахами, вайнахами, а еще раньше дзурдзуками, и не было ни чеченцев, ни ингушей», – сказал он.

По мнению Ибрагимова, определяющим фактором в отношениях чеченцев и ингушей должна быть тесная связь вайнахских народов, поэтому любой чеченец или ингуш могут чувствовать себя на территории обеих республик как дома. «Никто не считает, что они пришельцы, они у себя дома, мы так это воспринимаем», – сказал он.

Ибрагимов: для чеченцев определяющими являются границы тейпов

Апелляция к документам давностью в несколько веков в современных реалиях не имеет под собой никакого основания, считает чеченский публицист и историк Ризван Ибрагимов.

«Чеченцы и ингуши — это один народ, у которого не может быть границ. Есть у нас группа, возглавляемая исследователем Пахруди Арсановым, который занимается генеалогией чеченских и ингушских тейпов, их родословной. По результатам этих исследований у нас общие предки на отдалении 200-400 лет.

Среди ингушей есть более близкие чеченским тейпам, чем некоторые чеченцы и наоборот. А то, что сейчас муссируется вопрос по границе, — это чистая политика, поиск очередного повода рассорить чеченцев с ингушами, чтобы в нужный момент можно было создать очередной межнациональный конфликт», – сказал Ибрагимов корреспонденту «Кавказского узла».

По словам историка, границы территорий тейпов, которые во все века являлись определяющими для чеченцев. «Никакого разговора о границах между чеченцами и ингушами быть не может. Кроме того, у нас, у чеченских тейпов есть свои тейповые земли. Люди прекрасно знают, где проходят их границы и никто не зарится на чужие. Все это изменилось, когда появилась Россия и установила свои границы. Провести границы там, где предлагают ингуши, — это значит ущемить интересы тейпа орстхой, которым принадлежат эти земли.

Эти земли автоматически попадают в заповедник, по российскому закону там нельзя ни строить, ни вести какую-либо хозяйственную деятельность. Если же они в границах Чечни, от Фортанги, в сторону Грозного, то они не попадают в заповедник и люди там могут строиться. Этот вопрос абсолютно досконально, на основе документов разобрал Магомед Даудов при встрече с Мусой Зурабовым», – сказал Ризван Ибрагимов.

Демелханов: роль Совета тейпов в Ингушетии сильнее, чем в Чечне

Отсылка к давним историческим периодам для определения границ бесперспективна, поскольку в то время границ в современном понимании между кавказскими народами не существовало, заявил корреспонденту «Кавказского узла» старший научный сотрудник Центра нахских исследований ЧГПУ Сулейман Демелханов.

«Как таковых границ в условиях отсутствия государственности в современном понимании не было и быть не могло. Кавказ всегда отличался этнической чересполосицей, четких границ не существовало, всегда шли миграционные процессы во всех направлениях.

Не было каких-то этносов, замкнутых в рамках своих границ, этот вопрос до бесконечности можно углублять и дойти до каменного века в попытках установления национальных границ. Да, были княжества у целого ряда народов Северного Кавказа, но и там границ в современном понимании не было. Второе – казачьи поселения: Сунженская укрепленная линия начала строиться в 1817 году со строительства Назрановского укрепления, а в 1818 году была построена крепость Грозная. По левому берегу Сунжи началось строительство казачьих станиц на месте уничтоженных чеченских селений», – рассказал Демелханов.

Линий границы между чеченцами и ингушами ни в одном документе достоверно проследить невозможно, уверен историк. «Само существование какой-то границы между чеченцами и ингушами, ингушами и осетинами и т.д., по достоверным, существующим историческим источникам проследить невозможно», – сказал он.

«Что касается выселения каких-то этнических групп, здесь подразумевается орстхой. Некоторые выделяют этот тейп в отдельный тукхум, а в начале 1990-х заговорили, что это отдельный этнос, отдельный народ. Большая часть орстхойцев в 1864 году ушла в Турцию, часть осталась жить на исторической родине. Те, что остались жить и живут по сегодняшний день, среди чеченцев стали частью чеченского этноса, а те, кто среди ингушей, воспринимают себя сегодня как ингуши», – сказал историк.

Земли, освободившиеся после выселения орстхойцев в Османскую империю, были заселены казаками, где до 1929 года просуществовал Сунженский казачий округ, который в этом же году был присоединен к Чеченской автономной области, отметил Демелханов. «На тот момент ингушского населения на этих территориях было очень мало.

Есть статистические данные советских времен, там был небольшой процент ингушей. Они не составляли большинства, которое могло решить вопрос в пользу присоединения к Ингушетии, если допустить теоретически, что в те времена мог состояться какой-то референдум», – сказал историк.

По информации Демелханова, в Чечне насчитывается до 300 тейпов. В Ингушетии, по его данным, тейпов значительно меньше. «У ингушей тейповая принадлежность отличается, у них тейпы представлены фамилиями.

На территории Ингушетии проживают орстхойцы, часть которых сейчас позиционирует себя, как ингуши, это их законное право. Там также проживают представители различных тейпов, корни которых происходят из Чечни. У ингушей есть довольно известные фамилии, имеющие происхождение из чеченских тейпов мялхий, дишний, терлой, галай и т.д. Есть десяток с лишним тейпов, из которых происходят известные ингушские фамилии. Они проживают в разных населенных пунктах Ингушетии», – рассказал эксперт.

Советы тейпов сегодня имеют большее значение в Ингушетии, чем в Чечне, и это связано со сравнительно большей консервативностью ингушского общества, отметил историк.

«Тейпы были, есть и не исчезнут, по крайней мере, в ближайшей перспективе. У чеченцев тейповое единство и братство проявляется на сегодняшний день больше во взаимопомощи между членами тейпов в разрешении социально-экономических проблем, бытовых конфликтов.

У ингушей это в более консервативной форме проявляется. Раньше тейповые различия в Чечне в горах проявлялись гораздо сильнее, чем на равнине – причиной была ограниченность жизненных ресурсов на участке горной местности. Представители тейпов раньше решали вопросы границ, поземельные споры.

Сейчас большая часть чеченцев проживает на равнине, у нас доминирует этническое самосознание над тейповой принадлежностью. Эта клановость в больше мере присуща ингушам.

Имеет значение, к примеру, к какому клану принадлежит глава региона, к какой фамилии он принадлежит. У нас более точечный подход, – сначала как к человеку, личности, и только потом как к человеку, представляющему определенный тейп», – заключил историк.

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Дрон Сб, 16/11/2019 - 12:49

Нийс бох ёх дох и.т.д. вы уже ....... с этими землями, которые остались в семье. Давайте хьиришкар, силашкар дар хьа дих вей))))) ну да если бы такими темпами работали за возвращение отторгнутых (не земель) а целых территорий хьири и силий то было бы совсем по другому.

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры