Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 20 / 11 / 2017 Время Московское: 178 Человек (а) в сети
 

Чечня и Ингушетия в составе Российской империи

Краткий исторический очерк

Вайнахи

Автор: Г. З. Анчабадзе
Редактор: Н. В. Гелашвили
Текст, картосхемы - Г. З. Анчабадзе
ТБИЛИСИ 2001

Об авторе

ПРЕДИСЛОВИЕ

Введение. КАВКАЗ
1. Страна и население
2. Исторический обзор

Часть первая. ГЕОГРАФИЯ СТРАНЫ ВАЙНАХОВ

Часть вторая. ОЧЕРК ИСТОРИИ ВАЙНАХСКИХ НАРОДОВ
1. О происхождении вайнахов
2. Вайнахские племена в древности
3. Начало русско-вайнахских взаимоотношений
4. Чеченцы и ингуши в Кавказской войне
5. Чечня и Ингушетия в составе Российской империи
6. Российская революция и вайнахи
7. Советская Чечено-Ингушетия
8. "Чеченская революция"

Часть третья. ВАЙНАХИ НА РУБЕЖЕ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ
1. Осетино-ингушский конфликт
2. Чеченская республика Ичкерия

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Часть вторая. ОЧЕРК ИСТОРИИ ВАЙНАХСКИХ НАРОДОВ

6. Чечня и Ингушетия в составе Российской империи

К моменту окончания Кавказской войны, в результате боевых действий и переселения в Османскую империю, численность вайнахов несколько сократилась по сравнению с предыдущим периодом. Так, если в начале 1840-х годов общая численность чеченцев и ингушей по приблизительным подсчетам колебалась в пределах 170-190 тысяч человек, то к 1867 году она упала до 143 тысяч. Затем снова происходит увеличение численности вайнахов довольно быстрыми темпами, что обусловливалось высокими показателями их естественного прироста; по материалам всеобщей переписи населения 1897 года они уже насчитывали 229 782 человека, из которых чеченцев было 187 635, а ингушей - 42 147 человек. К концу же рассматриваемого периода, в 1912 году, общая численность вайнахов уже перевалила за 300 тысяч человек (245,5 тысячи чеченцев и 56,4 тысячи ингушей).

Российское правительство, чтобы держать вайнахов в повиновении, заселило плоскость казаками, а в горах, в стратегически важных пунктах, построило крепости и поставило военные гарнизоны. Началась эпоха колониального ига. Управление носило жёсткий военно-полицейский характер. Однако это не сломило дух народного сопротивления: в 1860-1861 годах в Чечне действуют партизанские отряды Байсунгура, Атабая, Солтамурада, Умы Дуева и других предводителей, воевавших в свое время под флагом Шамиля, но не сложивших оружия после Гуниба; вспыхивают локальные восстания, которые жестоко подавлялись властями. "Неблагонадежные" аулы выселялись на плоскость, в окружение казачьих станиц. Фольклорные памятники, созданные после завоевания Кавказа, передают самоощущение вольнолюбивого народа, оказавшегося под гнетом самодержавия. Так, в одной чеченской песне поется:

Пояс на тонком стане
Ты замени
Кушаком -
Велит тебе царская власть.1

Ладно скроенную
Черкеску суконную
На лохмотья смени -
Велит тебе царская власть.

Папаху свою
Из каракуля
На колпак смени -
Велит тебе царская власть.

Стальное оружие
Предков
Замени хворостиной -
Велит тебе царская власть.

Слезь с коня своего,
Выросшего с тобой,
Пешим стань -
Велит тебе царская власть.

Убийцам братьев твоих,
Не признающим Бога,
Стань рабом и притихни -
Велит тебе царская власть.

Ложись с ними рядом спать
На общей стоянке,
Из миски одной жри -
Велит тебе царская власть...

Кроме открытого вооруженного сопротивления в Чечне в начале 60-х годов возникло религиозно-мистическое движение - зикризм (араб. зикруллах - молитвословие). Его проповедник - шейх Кунта-Хаджи, человек, известный честным образом жизни, строгой нравственностью и трудолюбием, призывал к миру и любви к ближнему. От своих последователей (мюридов) Кунта требовал соблюдать шариат, а выход из всех бед, обрушившихся на людей, искать у Бога, уповать только на его милость. Групповые сборы зикристов сопровождались шумными плясками и песнопениями.

Царская администрация вначале снисходительно смотрела на мирное движение зикристов, но из-за бурного роста численности последователей Кунты встревожилась. В 1864 году Кунта-Хаджи и его брат были арестованы и срочно вывезены из Чечни. Спустя несколько дней до трех тысяч зикристов, собравшись около селения Шали, потребовали от властей их освобождения, но получили отказ. Для разгона толпы были выдвинуты войска и артиллерия. Тогда верующие с одними шашками и кинжалами в руках пошли в атаку на выстроенные в боевой порядок войска и были встречены пулями и картечью (чеченцы назвали потом эту трагедию кинжальным боем). Погибли 164 зикриста, в том числе 6 женщин, переодетых в мужскую одежду. Кунта-Хаджи, высланный в Новгородскую губернию, умер там от истощения в 1867 году.

После шалинской бойни царская администрация запретила зикризм под угрозой немедленной высылки из Чечни, но движение ушло в подполье. Некоторые его последователи избрали и более радикальные формы сопротивления. Так, зикрист Таза Экмирзаев в 1865 году объявил себя имамом и попытался поднять вооруженное восстание. В воззваниях, которые он рассылал по всей Чечне и Дагестану, говорилось: "Будьте готовы к священной войне, к изгнанию неверных из принадлежащего нам края". Однако движение не получило широкого развития и было подавлено с помощью чиновной и духовной верхушки чеченцев. Схваченный Таза был сослан на каторгу, с последующим вечным поселением в Сибирь. Наказанию подверглись также другие активные участники выступления и поддержавшие их аулы.

Гораздо более массовым было народное восстание 1877 года, охватившее большую часть Чечни и Дагестана. Царское правительство, опасавшееся возобновления Кавказской войны, двинуло на подавление восстания крупные силы. Только лишь в Чечне действовало более 30 тысяч карателей, с артиллерией, насчитывавшей больше ста стволов. Плохо вооруженные повстанцы были разбиты и отступили в труднодоступные горные районы. Подавление восстания, как обычно, сопровождалось истреблением аулов. Команды карателей рыскали по дорогам, убивая каждого встречного. Делалось это с тем, чтобы путем тотального террора убить всякую мысль о сопротивлении. В результате последующей судебной расправы руководители чеченских повстанцев - Алибек-Хаджи, Ума Дуев и его сын - Дада Умаев, Дада Залмаев и другие (всего 11 человек), были повешены в Грозном, более 500 человек сосланы в Сибирь и северорусские губернии. (Вместе с дагестанцами общее количество участников восстания 1877 года, высланных с Кавказа, превысило 5 тысяч человек.)

После этого национальное сопротивление кавказских горцев острее всего проявляется в абречестве. Абречество - давнишнее явление на Кавказе, но после утверждения русского владычества в крае оно приняло особенную окраску. Царские власти называли абреков разбойниками, но их не следует смешивать с обыкновенными уголовниками. Это были бунтари, которые, столкнувшись с государственной машиной по какому-либо поводу и не желая мириться с несправедливостью, взялись за оружие. Действуя в одиночку или небольшими группами, абреки мстили государству за себя и свой народ: убивали ненавистных чиновников, грабили банки, казенные учреждения, богачей-эксплуататоров. Отобранные деньги и ценности абреки нередко затем распределяли среди бедных крестьян. Абречество имело широкую социальную поддержку и, безусловно, отражало недовольство масс национально-колониальным гнетом. Народ смотрел на абреков как на своих защитников, и сам тоже защищал их, помогая скрываться от царской фемиды. Поэтому, абреки годами оставались "неуловимыми".

В эпоху царского владычества первым прославленным чеченским абреком был Вара, убитый в бою с отрядом драгун в 1865 году. Последующий период характерен для Чечни и Ингушетии действиями многих знаменитых абреков (Геха, Мехти, Успан, Эска, Аюб, Саламбек и др.), но самым известным абреком в Чечне, да и, пожалуй, на всем Кавказе, был Зелимхан из Харачоя. Его абреческая эпопея длилась с 1901 по 1913 годы и отмечена поистине громкими делами. Молва о Зелимхане гремела по всей России. За его голову власти назначали огромные суммы денег, Зелимхана преследовали многочисленные карательные отряды. За подозрение в укрывательстве и помощи Зелимхану сослали в Сибирь десятки семей и отдельных лиц, облагали огромными штрафами целые общества, наводняли села экзекуционными отрядами 2, но народ не выдавал его. Многие даже верили, что Зелимхан объявит себя имамом и изгонит царскую власть. Лишь в сентябре 1913 года карателям удалось обнаружить тяжело заболевшего Зелимхана и убить его.

По-видимому, массового восстания вайнахов под руководством религиозных лидеров или абреков, вроде Зелимхана, всерьез опасалось и царское правительство, поэтому, в 1912 году из Чечни и Ингушетии вглубь России было выслано около десяти виднейших шейхов.

* * *

После окончания Русско-горской войны царское правительство для политического закрепления завоевания Северного Кавказа провело реорганизацию административного управления края. Чечня и Ингушетия были включены в образованную в 1860 году Терскую область, где кроме вайнахов проживали также кабардинцы, осетины, балкарцы, ногайцы, часть кумыков, терские казаки и др. Кроме того, из центральных частей России на Северный Кавказ устремились массы обездоленных крестьян, освобожденных от крепостной неволи реформой 1861 года. Эти русские переселенцы составили категорию "иногородцев", которая не пользовалась правами казаков и находилась в земельной и экономической зависимости от них.

Управление для гражданского, казачьего и горского населения Северного Кавказа носило раздельный характер. Все горские народы теперь находились в ведении так называемого "военно-народного" управления, отличавшегося от казачьего и общегражданского управления Российской империи. Во главе Терской области и входивших в его состав округов и отделов стояли царские генералы и офицеры, в руках которых была сосредоточена вся полнота власти. Эта система управления, рассчитанная на угнетение народных масс, тормозила экономическое и культурное развитие края.

Исключительно остро стоял земельный вопрос. Свыше 90 процентов населения области еще в начале ХХ века занималось сельским хозяйством. Между тем чеченцы и ингуши, у которых были конфискованы огромные земельные массивы в пользу казны и казачества, буквально бедствовали от недостатка земли. Особенно трудное положение сложилось в нагорных районах, где до 40 процентов хозяйств совершенно не имели пахотных и сенокосных участков. По статистическим данным, в горной Чечне на мужскую душу в среднем приходилось 1,2 десятины пахотной земли, а Ингушетии - 0,2 десятины (в среднем по горной Чечено-Ингушетии - 0,7 десятины). Современники писали, что горные ингуши получают такой урожай, который только не дает им умереть с голоду. В то же время казачество в целом было обеспечено землей. Так, в Сунженском отделе Терской области на одного казака приходилось 10,7 десятины, а в Кизлярском отделе - до 27,5 десятины земли.

Недостаток земли заставлял горских крестьян арендовать сотни тысяч десятин у казачества, казны, частных владельцев, уходить летом на заработки в казачьи станицы и города.

Обнищанию основной массы чечено-ингушского населения способствовали также высокие государственные налоги, которыми они были обложены, и которые возрастали из года в год. Интересно, что соседние с ингушами осетины, исповедовавшие в основном христианство и по численности в два раза превосходившие ингушей, платили в 1866 году 10 000 рублей, тогда как ингуши платили 13 000, а в 1889 году осетины и ингуши платили уже по 17 000 рублей. Несомненно, делалось это с целью разьединения соседей и подкупа единоверных осетин.

Вышесказанному, разумеется, не противоречит тот факт, что среди вайнахов встречались зажиточные и богатые люди, обладавшие достаточным количеством земли, стадами крупного и мелкого рогатого скота, табунами коней. Разбогатевшие горцы вкладывали свои капиталы в промышленность, создавали акционерные компании, например, "Новоалдынская", "Староюртовская" и др. Появились и чеченцы-нефтепромышленники, владельцы заводов и магазинов, но таких были, конечно, единицы.

Невозможность существования только за счет земледелия с давних пор толкала вайнахов на занятия кустарными промыслами. В конце XIX века в Чечне и Ингушетии сохранялись промыслы по обработке металлов, шерсти, шелка и др. Их продукция не только удовлетворяла собственные потребности, но и продавалась на стороне в значительных количествах. Так, большим спросом пользовались бурки, сукно и холодное оружие чеченского производства.

На примере Терской области можно видеть, как царизм осуществлял на Кавказе свою колониальную политику, превращая этот край в придаток российской экономики.

С конца XIX века основным предметом вывоза отсюда становится нефть, а также нефтепродукты. Первая скважина, давшая мощный нефтяной фонтан, была пробурена около Грозного 6 октября 1893 года. В окрестностях города вскоре возник нефтяной район, который теперь называется Старопромысловым.

Главным источником для пополнения быстро растущего рабочего класса Грозненского промышленного района являлись русские рабочие и разорившиеся крестьяне, приезжавшие из центральной России. Пролетариат Грозного пополнялся также и за счет притока обезземелившихся чеченцев, ингушей, дагестанцев и казачьей бедноты.

Горцы на промыслах, заводах и стройках выполняли исключительно "черную работу". Царизм намеренно сохранял барьеры между рабочими русской и кавказских национальностей. Этническая дискриминация дошла до того, что в 1891 году начальник Терской области, генерал Коханов, издал постановление, запрещающее проживать в черте города всем чеченцам и ингушам, не состоящим на государственной службе. Вайнахи были изгнаны из Грозного. Прошло много лет, прежде чем им снова разрешили селиться в городе.

Социально-экономическая напряженность и межнациональные противоречия, искусственно разжигаемые властями, нередко приводили к вооруженным стычкам между вайнахами и казаками. Во время российской революции 1905-1907 годов дело чуть ли не дошло до массовых столкновений. Интересно, что на одном из секретных отчетов начальника Терской области, в котором сообщалось, что стычки казаков с чеченцами и ингушами приносят большой материальный ущерб и человеческие жертвы, император Николай II написал: "По моему мнению, именно это средство и поддерживает в терских казаках их старую дедовскую удаль, а посему принимать меры к смягчению обстановки нет никакой надобности".

* * *

Несмотря на политику царизма, направленную на подавление национальной самобытности "туземцев", вхождение в державу европейского типа объективно способствовало сближению вайнахов с передовой европейской культурой. Задачи колониального освоения Кавказа вынуждали империю выделять средства для изучения местного населения. Поэтому русские ученые внесли большой вклад в развитие кавказоведения, в частности, изучения истории, языка и культуры вайнахов. Многие выдающиеся деятели русской литературы и науки, побывав на Кавказе, в том числе на территории Чечни и Ингушегии, оставили свой след в истории взаимоотношений и культурных связей русского и местных народов.

В 70-х годах XIX века уже появляются первые этнографические труды, написанные самими вайнахами. Так, в 1872 году появилась работа историко-этнографического характера "Чеченское племя", автором которой являлся бывший царский офицер чеченской национальности Умалат Лаудаев (1827-?).

Одновременно публикует свои труды видный деятель вайнахской культуры, ингуш Чах Ахриев (1850-1914). Выходец из горной Ингушетии, Ахриев в семилетнем возрасте был взят как заложник (аманат) во Владикавказскую крепость. Затем получил хорошее образование в России. Его перу принадлежит ряд очерков и статей по культуре, быту и устному народному творчеству вайнахских народов.

Интересна деятельность и другого ингушского просветителя - Асламбека Базоркина (1852-1890). Базоркин хорошо знал свой родной край и много писал о своем народе. Его художественный очерк - "Горское паломничество" (1873 г.) рассказывает о древних ингушских обрядах и обычаях. В центре повествования рассказ о путешествии на священную гору Мятцели и моление божеству солнца, свидетелем и участником которого был автор.

Заслуживает внимания также деятельность Албаста Тутаева, создавшего в 1881 году "Галгаевский календарь", где приведены наименования всех 12 месяцев на ингушском языке.

Первым профессиональным художником чеченского происхождения был академик живописи П. Захаров (1816-1846), или "Чеченец из Дади-Юрта", как подписывал он свои произведения. Захаров действительно происходил из этого аула, разгромленного в 1819 году карательным отрядом. Подобранный из-под тела убитой матери сердобольным русским солдатом, он получил образование в России, закончил Петербургскую академию художеств. Его портреты пользовались большим успехом, но жизнь он прожил в нужде и рано умер от туберкулеза.

Самобытная музыкальная и театральная культура вайнахских народов связана с именами Магомета Магомаева (1881-1917), Муслима Магомаева (1885-1937), Назарбека Шерипова (1883-1920). В конце XIX - начале ХХ века появились и первые журналисты-вайнахи, отстаивающие в своих статьях интересы бесправного горского крестьянства.

До XIX века у вайнахов не существовало своей письменности, если не считать ее зачатков в виде элементов идеографического и пиктографического письма, сохранившихся на древних памятниках, башнях и склепах, в виде множества рисунков и знаков, значение которых давно утеряно. Первые попытки создания вайнахской письменности относятся к периоду существования чечено-дагестанского имамата. Пионером в этом деле был один из наибов Шамиля в Чечне, аварец Лачинилау, пытавшийся приспособить арабский алфавит к чеченскому языку. В дальнейшем попытки создания национальной письменности на основе арабской графики предпринимались в конце XIX и начале ХХ века. С 1900 года стали выходить произведения на родном языке, написанные чеченским алфавитом, созданным на арабской основе. В целом реформированная арабская графика оставалась практически действующей в Чечне до 1925 года.

Во второй половине XIX века создать чеченскую письменность старалась также русско-европейская академическая наука. Так, в 1856 году академик А.Шифнер составил чеченский алфавит на основе латинского, в 1861 году был выпущен букварь русского ученого Бартоломея на чеченском языке, а в 1862 году известный русский языковед П.Услар создал чеченский алфавит из 37 букв на основе русской графики. Недостающие буквы он заимствовал из латинского и грузинского алфавитов.

Однако чеченские алфавиты, существовавшие в досоветское время, не получили широкого распространения в народе, подавляющая часть которого из-за острой нехватки светских школ, оставалась неграмотной. Ликвидация массовой неграмотности населения - уже достижение советской власти.

Заканчивая тему вайнахской письменности, коротко добавим, что после установления советской власти в Чечено-Ингушетии письменность вайнахских народов стала развиваться на основе латинской графики (ингушский алфавит создал в 1920 году известный исследователь вайнахских языков ингуш З.Мальсагов). В 1934 году чеченский и ингушский алфавиты былы унифицированы, а спустя еще несколько лет унифицированный вайнахский алфавит, как и алфавиты большинства народов СССР, был переведен на русскую графическую основу.

Таким образом, к началу ХХ века у вайнахов появилась национальная интеллигенция, стали развиваться письменность и искусство, основанное на самобытной чечено-ингушской культуре.

* * *

В начале августа 1914 года ведущие европейские государства развязали Первую Мировую войну за передел мира и сфер влияния, в которой Россия, вместе с ее союзниками, боролась против блока центральных держав, возглавляемого Германией.

На горцев-мусульман в Российской империи не распространялась всеобщая воинская повинность, взамен которой с них взимали специальный налог. Однако в русской армии служило немало офицеров, выходцев из социальной верхушки горскокавказских народов. Кроме того, царское правительство, как в мирное, так и особенно в военное время содержало конные воинские формирования из кавказских горцев, комплектуемые на вольнонаемной основе. Например, национальные формирования кавказских горцев (в том числе чеченцев и ингушей) участвовали, и хорошо себя зарекомендовали, в войнах России с Турцией (1877-1878 гг.) и Японией (1904-1905 гг.).

Ряд добровольческих частей и соединений выставили горские народы и в Первой Мировой войне. Из них особо следует отметить Кавказскую туземную конно-иррегулярную дивизию, более известную под названием Дикой дивизии. В ее состав вошли шесть конных полков кавказских народов: Кабардинский, 2-й Дагестанский, Татарский, Чеченский, Ингушский и Черкесский; кроме того, Осетинская пешая бригада и ряд других подразделений. Командный состав дивизии состоял в основном из офицеров, представляющих родовитые фамилии Кавказа и России. В отличие от других соединений русской армии, рядовых тут называли не "нижними чинами", а "всадниками", которые получали достаточно высокое жалование и обращались к офицерам на "ты". "Дикая" дивизия отличилась в боях на Восточном фронте Мировой войны (для России это был западный фронт) и в 1917 году была развернута в Кавказский Туземный конный корпус с добавлением новых национальных полков.

1 Перевод Гины Кусраевой-Челидзе.
2 Экзекуцией называли ввод в селение на постой войсковой команды с содержанием за счет населения. Делалось это с целью наказания жителей, на которых эта практика ложилась тяжелым бременем. Так, в мае 1884 года в селении Сурхохи был поставлен экзекуционный отряд из двух рот "для примера всем ингушским селениям". За 5 месяцев, которые там находился отряд, сельское общество отпустило на его содержание продуктов на сумму около 11500 рублей. Насколько значительной была эта сумма, видно из того, что корова стоила тогда 15-20 рублей, а баран - 3-5 рублей.

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры