Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 19 / 09 / 2021 Время Московское: 4821 Человек (а) в сети
 

Шел в бой ради жизни

Он ушел на службу в Красную Армию буквально за месяц - другой до начала Великой Отечественной войны, и не мог знать, что вернётся домой через шесть долгих лет, и не в родное село, а в холодную Сибирь на север Казахстана.
Жил Висангирей Казиевич в небольшом даже по тем временам селе Лаксово Пседахского района Чечено-Ингушетии (ныне это с. Кусово Моздокского района Северной осетии и

административно относится к с. Хурикау). Ингуши в просторечии называли и до сих пор называют его Курпе. Село располагалось недалеко от границы с Кабардино-Балкарией.
Отца Казибека Бочоевича репрессировали в 1937 г. и судьба его до сих пор неизвестна. Трагична оказалась и судьба двух братьев отца. Старший дядя Хасбот умер еще в 1921 г., а младший широко известный в тогдашней Ингушетии Мурцал-мулла скрывался от преследований в ходе антирелигиозной политики того времени. Буквально за год до войны его убили НКВДшники.
Мать Висангирея - Манкиева Салихат умерла еще в 1933 году. По сути на его попечении были три брата: Камбулат, Тембулат и Зяудин и две сестры: Губати и Лиза. Все младше него. Даже старшему среди его братьев Камбулату было всего 13 лет. Мачеха Кудас Дошхаклаева заменила ему мать, и он относился к ней соответственно.
Самое время ставить на ноги младших и трудиться. Благо, что места для мирного крестьянского труда благодатные. Рядом богатые леса, поля для выпаса скота, плодородный земельный надел.
В армию ушел безропотно, при первой возможности, осознавая ее необходимость для каждого мужчины.
Вскоре началась война. Висангирей воевал с завидным мужеством. И знал, что защищает не Советскую власть, которая так незаслуженно жестоко обошлась с его родными, оставив его сиротой. Он защищал огромное Отечество и отчий дом.
Демобилизовавшись Висангирей не любил рассказывать об эпизодах своего боевого пути. Просто часто сидел задумавшись, и в семье знали, что мыслями он там с боевыми товарищами, значительную часть которых потерял на длинном пути до Болгарии и потом на советско-японской границе. Ордена и медали надевал лишь когда приглашали на встречу со школьниками и студентами, или в День Победы, который традиционно отмечался на городской площади.
В бытовых вопросах, в общении этот внешне угрюмый человек бывал на удивление весел, шутил и отличался острым словом.
Может быть, никто и не узнал бы и об этом его подвиге, если бы не письмо, однажды пришедшее в Павлодарский военный комиссариат от его однополчанина Петра Васильевича Свинолобова.
...Бой под древним русским городом Псковом в общем наступлении советских войск. Что такое бой – не в состоянии передать никакая кинокамера, никакой самый яркий и достоверный рассказ, несмотря на строгую документальность произведений, ни зритель, ни читатель (если он не был участником подобных событий) не в силах эмоционально ощутить происходящее. Так вот, подразделение, в котором воевал Висангирей Патиев, ворвалось в город. Путь атакующим преградил дом, из окон которого немцы вели шквальный огонь. Любое пространство вокруг дома простреливалось настолько, что прорваться сквозь этот огонь было почти невозможно. В боевых порядках нашего подразделения наступила минута, когда требовалось чье-то, чисто добровольное решение. Этим добровольцем оказался Висангирей Патиев.
– Разрешите мне? – спросил он командира и, получив согласие, пополз вперед.
Первая граната ничего не сделала, вторая тоже. Но третья уничтожила пулеметный расчет, и взвод бросился к дому. Задача была выполнена, но Патиев остался лежать. Вот тогда-то и оказался рядом Петр Свинолобов. Он вынес раненого из-под огня и привез его в медсанбат...
И таких эпизодов у Висангирея было немало.
Его фронтовые дороги прошли через Тихвин и Псков, Череповец и Новгород. Войну он закончил в Болгарии, имея на своей груди шесть правительственных наград.
После капитуляции немцев часть советских войск, по обязательствам, которые дало советское руководство своим американским и британским союзникам была переброшена на Дальний Восток для разгрома милитаристской Японии. Висангирею пришлось и здесь воевать. Оттуда его соединение перебросили в Подмосковье. Там он и узнал о том, что его семья депортирована в Северный Казахстан.
Мачеха Кудас потом вспоминала, как её вместе с тремя сыновьями и двумя дочерьми, 23 февраля, аккурат в День Красной Армии, в составе которой воевал Висангирей, разбудили рано утром солдаты Красной Армии и чекисты и объявили о решении советского правительства депортировать ингушский народ. В ответ на требование срочно собираться, она показала одному из офицеров несколько пришедших от воюющего сына Висангирея писем с фронта – знаменитых треугольников. И офицер с солдатами пожалел её и помог собрать нехитрые пожитки.
Она сама постоянно слышала раскаты военных орудий, гул самолетов, как советских, так и фашистских. Из села видела бои за город Малгобек, видела густо усеянные телами погибших склоны хребта и представляла Висангирея воюющим и ждала, что он вернется и поможет ей поднимать и содержать хозяйство. Помогая продуктами советским солдатам, иногда заходившим в село, Кудас Саадуловна представляла на их месте своего Висангирея и сердце обливалось кровью. Более года прошло, как немцы были отброшены с Кавказа. Чувствовала: война скоро кончится. Теперь же она думала: вдруг приедет домой, а их здесь нет…
Семью в начале марта 1944 года выгрузили под городом Павлодаром. Туда и прибыл Висангирей Казиевич в 1947 году. Вначале работал разнорабочим, укладывал асфальт. Но из города потянуло к привычной сельской жизни, и фронтовик переехал в совхоз «Шакат» недалеко от Павлодара.
В Тулубае, так называлось казахское село, жил и работал трактористом. Труд его в совхозе ценили. Фамилия и имя его часто звучали при подведении итогов соцсоревнования, портрет время от времени появлялся на Доске почета, в местной газете с заметкой о фронтовике. Обзавелся семьей, женившись на такой же ссыльной Боковой Марем. Появились дети: три сына и четыре дочери. Женил двух братьев.
В конце 50-х попробовал вернуться на историческую родину. Но уже погруженные в вагоны вещи пришлось разгрузить. Власти придрались к документам, и сочли их неправильно оформленными. Так и остался жить в Павлодаре. А братья перебрались и поселились в с. Куртат Пригородного района к двоюродным братьям. Умер Висангирей Казиевич в 1986 году в ставшей ему второй родиной – Казахстане. В 2002 году там же умерла и его жена, вдова солдата.
Семья ветерана живет сегодня в Павлодаре. Все обустроены. Работают, воспитывают детей и внуков.
Жизнь, которую вместе со своими однополчанами и миллионами других солдат в боях отстоял и Висангирей Патиев, продолжается.

И. Зауральский
Сердало

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Гость Вс, 21/02/2016 - 11:09

Они шли туда потому ,что их отправляла "родина мать" и у них не было выбора. Не все могут быть абреками. Они всегда понимали что, тот самый куфар который стоит рядом-это такой-же враг,как и тот по которому он стреляет. Аллаху кахетам бойл цан массарн вей бусулба вежарашт.

Гость Пт, 19/02/2016 - 20:19

Много подобных истории мой дядя также покоится в Таджикистане.

Гость Сурхахи Сб, 20/02/2016 - 17:36

Дал цан баь бекхам ба из керастнаьх армии служить де бахар бахьан долаж, цу армии ванар керастал даь ванав еха Албаков Тахиру. Услышав эти слова я тоже но пошёл служить в армию. Дал гешт долда бусулба мела волачун!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры