Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 19 / 09 / 2021 Время Московское: 4689 Человек (а) в сети
 

Антитеррор на скорую руку. «Наспех принимаемые законодательные решения вряд ли обуздают террористов»

На прошлой неделе медийное и экспертное сообщество наряду с созданием пропрезидентской Нацгвардии переваривало очередной пакет антитеррористических законопроектов, призванный покарать не только террористов, но и их пособников. Правда, за стандартными формулировками пояснительной записки к нему осталось неясным, а каков истинный смысл его появления на свет. Изучив данные статистики и сам пакет антитеррористических законопроектов, свое мнение

корреспонденту ИА REGNUM высказал директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности Александр Сухаренко.
Передовая Ингушетия?
Антитеррористический пакет внесли в нижнюю палату парламента глава Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая и председатель аналогичного комитета в Совете Федерации Виктор Озеров. По словам последнего, идея этих законопроектов возникла во время поездки комитета в Ингушетию. Чем же так поразила Озерова именно эта республика неясно, поэтому обратимся к официальной статистике. По данным ГИАЦ МВД России, за последние 6 лет количество регистрируемых террористических преступлений в Ингушетии варьировалось от 35 в 2010 году до 54 в 2015-м. Самыми беспокойными выдались 2011-й и 2014-й годы — 67 и 64 преступления, соответственно. В общероссийском рейтинге по количеству таких преступлений Ингушетия занимает 3-е место. Правда, их раскрываемость оставляет желать лучшего. Если в 2010 году нераскрытыми остались лишь 8 преступлений, в 2014-м — 15, то в прошлом году — уже 34. Наряду с этим сокращается количество лиц, привлеченных к ответственности за их совершение: с 34 в 2011-м году до 20 в 2015-м. Не улучшилась ситуация и в текущем году: на 25 преступлений всего трое, привлеченных к ответственности. Таким образом, «передовой» ингушский опыт уже вызывает недоумение.
Небезопасный Кавказ?!
Не срабатывает в данном случае и традиционная отмашка на взрывоопасный Северный Кавказ, где количество террористических преступлений за прошлый год сократилось на 61%. Кроме того, там уничтожили 36 главарей бандформирований, 20 из которых присягнули «Исламскому государству» (запрещенной в России террористической группировке).
«Их ликвидация фактически парализовала деятельность организационного звена бандподполья. Восстановления его численности и единоначалия не допущено», — заявил в декабре директор ФСБ Александр Бортников.
Аналогичный вывод содержится и в расчетах «Кавказского узла». В минувшем году число вооруженных инцидентов на Северном Кавказе снизилось со 141 до 86, взрывов — на 45% (с 20 до 11), а терактов — на треть (с 9 до 6). Общее число жертв — убитых и раненых — сократилось на половину — с 525 до 258. При этом если в 2014 году погибли 341 человек, то в прошлом году — 209. Сокращение числа раненых еще более разительно — со 184 до 49. Общее число пострадавших среди гражданского населения составило 35 человек (2014 г. — 53), а из числа силовиков — 49 человек (221).
Бросок за кордон
«Вероятность проникновения на Северный Кавказ членов террористической организации «Исламское государство» является невысокой», — заявил и.о. начальника Центра по противодействию экстремизму ГУ МВД по СКФО Эдуард Рыбинцев. По его словам, установлены персональные данные подавляющего большинства лиц, выехавших за рубеж для участия в боевых действиях на стороне ИГ (более 2,9 тысяч человек). Эти сведения регулярно проверяются и дополняются. По данным ФСБ, из 214 вернувшихся боевиков 41 арестовали, а 80 — осудили. Наряду с этим силовики пресекли выезд в Сирию более 100 радикально настроенных россиян. В этой связи непонятно желание парламентариев узаконить такой состав преступления как «Акт международного терроризма» с чередой отягчающих обстоятельств и наказанием вплоть до пожизненного заключения. Практика расследования случаев морского пиратства, южно-осетинских и украинских событий наглядно демонстрирует неимоверную сложность сбора доказательств и привлечения виновных к ответственности. Большая часть российских наемников, воевавших на стороне ИГ в Сирии, была осуждена на основании признательных показаний, а не кропотливой работы следователей.
Судя по данным ФСБ, неплохо обстоят дела и с противодействием финансированию ИГ: в прошлом году было проведено около 5 тысяч финансовых расследований и возбуждено 270 уголовных дел. В оказании матподдержки ИГ заподозрено более 1,6 тысяч граждан и юрлиц. Хотя реальных приговоров по таким делам совсем немного.
Избыточные меры
Из других радикальных, но слабо обоснованных обоими законотворцами новелл следует отметить:
— снижение возрастного порога за все террористические преступления до 14 лет (хотя о повальном использовании террористами несовершеннолетних в России особо не слышно);
— запрет на выезд из страны сроком на 5 лет для лиц, официально предупрежденных ФСБ о недопустимости действий, создающих условия для совершения террористических преступлений. Ограничение на выезд может также коснуться имеющих неснятую или непогашенную судимость за террористические или экстремистские преступления;
— лишение осужденных террористов с двойным гражданством российского паспорта.
Не обошлось и без очередного ужесточения санкций профильных статей УК РФ. В частности, с восьми до десяти лет лишения свободы предлагается увеличить минимальное наказание за совершение теракта. В два раза ужесточится вилка наказаний за участие в деятельности террористической организации: вместо срока от 5 до 10 лет будет от 10 до 20 лет лишения свободы. За организацию незаконного вооруженного формирования вместо 8 лет дадут 10, а за участие в нем — не 5 лет, а 8. Несообщение о готовящихся террористических преступлениях будет наказываться штрафом до 500 тысяч рублей или трехлетним лишением свободы. От 15 до 20 лет грозит и за пособничество при захвате заложников, организации незаконного вооруженного формирования и совершении терактов. Ну и, наконец, минимальный срок лишения свободы за публичные призывы к осуществлению террористической деятельности с использованием Интернета составит 5 лет.
Зададимся вопросом, а имеет ли это смысл? По данным Судебного департамента при Верховном Суде (ВС), в прошлом году за террористические преступления (ст.ст. 205, 205.1, 205.2, 206 УК РФ) было осуждено всего 110 человек (2014 г. — 65, 2013 г. — 42, 2012 г. — 45). Правда, большая часть из них оказалась на скамье подсудимых вовсе не за теракты. В отрицательном отзыве ВС от 28.12.2013 №3 на законопроект «справедливоросов» о введении смертной казни за терроризм содержатся весьма любопытные данные: если в 2013 году за теракты, повлекшие смерть двух и более лиц, было осуждено 19 человек, то в 2014 г. — 9, а в I полугодии 2015 г. — два. За пособничество в терроризме осудили всего трех человек, а за организацию теракта — ни одного. По мнению судей, санкции статей 205 и 205.1 УК РФ и без того строгие, чтобы их ужесточать. Кстати, отзыва ВС на законопроекты Яровой-Озерова в базе Госдумы почему-то не оказалось.
Козырь в рукаве
Как и следовало ожидать, обоснование появления нового антитеррористического пакета содержалось во второстепенной его части. Вот, что сулит нам его принятие:
— расширение числа случаев для введения режима контртеррористической операции (КТО), в том числе, за счет «посягательства на жизнь государственного или общественного деятеля», «насильственного захвата власти» и «вооруженного мятежа». Как раз под стать создаваемой Нацгвардии;
— создание дополнительных межведомственных органов с правом издания обязательных для исполнения актов;
— введение административной ответственности за нарушение требований Федерального закона «О транспортно-экспедиционной деятельности», при повторном совершении которого юрлицам грозит штраф от 100 до 200 тысяч рублей либо приостановка работы до 90 суток;
— установление дополнительных требований к операторам связи и интернет-провайдерам: их обяжут хранить содержание разговоров, сообщений, изображения и звуки в течение трех лет (с марта 2015 года спецслужбы и так применяют систему СОРМ-3, которая обеспечивает сбор информации со всех видов связи, ее долгосрочное хранение и доступ ко всем данным об абонентах)

Ранее подобные «козыри» выражались в ограничении сумм денежных переводов через платежные системы, блокировке вэб-сайтов, возмещении причиненного терактом вреда за счет родственников террориста, а также в их обязанности подтверждать легальность имеющегося имущества по требованию спецслужб. Каким образом эти меры повлияли на эффективность борьбы с терроризмом непонятно.

Несмотря на слабость рассмотренных законопроектов, шансы на их принятие весьма велики, поскольку их внесли главы профильных комитетов, предварительно согласовав с силовиками. Остается надеяться, что при прохождении через Госдуму их финальная версия будет «объективным отображением необходимости формирования новых форм правовой защиты общества и государства от терроризма». А то, судя по ноябрьскому опросу ВЦИОМ, уже треть россиян сомневаются в способности властей защитить их от угрозы терактов.

http://regnum.ru/news/society/2116326.html

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры