Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 07 / 04 / 2020 Время Московское: 582 Человек (а) в сети
 

Зарема Чахкиева:"Ни один родственник Аиши мне не позвонил"

Семилетней Аише Ажиговой из Ингушетии, которую истязала родная тётя, все-таки ампутировали руку. Теперь девочке, о чьей трагедии знает вся страна, придется учиться жить заново, а еще – искать любящую семью.

Её родные мама и папа не проявляют к ней никакого интереса. Как рассказала в интервью "Кавказ.Реалии" уполномоченный при главе Республики Ингушетия по правам ребенка Зарема Чахкиева, ставшая на три месяца опекуном Аиши, за прошедший месяц ей не позвонил ни один родственник покалеченной малышки.

"Насколько я поняла, в ней просто до сих пор не проснулись материнские чувства. По-моему, она была не готова к материнству", – описывает омбудсмен родительницу девочки.

– Зарема, на этой неделе Аише, к огромному сожалению, ампутировали руку. Как она себя чувствует?

– Аиша – очень позитивный и добрый ребенок. Она всегда улыбается, если услышит музыку, может встать с кровати и начать танцевать, поет. Даже бегает и с мячиком играет в палате, смотрит на планшете мультфильмы.

Когда Аишу везли на операцию, она спросила, что с ней будут делать. Я ответила, что рентген. Она ответила: "А! Фотографировать? Ну тогда я согласна".

– Многие, в том числе я, до последнего надеялись, что всю руку удастся сохранить. И для меня было большим потрясением, когда врачи объявили, что уровень нарушения кровообращения находился в верхней трети плеча.

– Да, ровно по этой причине у меня была паника, когда услышала, что все-таки придется ампутировать не кисть, а повыше.

– Вы как опекун Аиши подписали согласие на операцию. Тяжело далось решение?

– Я спрашивала у [президента НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонида] Рошаля: а что, если я не подпишу согласие? Но он сказал, что это формальность, поскольку врачи уже провели консилиум, ампутация неизбежна.

– Что вообще произошло: зачем ее тётя Макка Ганиева перевязала ей руки жгутом?

– Говорит, что Аиша упала в яму и сломала руку. И она якобы занялась самолечением. Утверждает, что не знала о переломе, т.к. племянница не жаловалась на ручку.

– По версии Ганиевой, девочка получила ожоги, сев на кастрюлю с борщом. Вы верите, что семилетний ребенок на такое способен?

– По-моему, это полный бред.

– Вы, кстати, тетю эту видели?

– Да, в детской больнице Назрани. Мне позвонили оттуда и сообщили, что у них ребенок, которого избила родственница. Когда я начала ее ругать, она накинулась, повторяла: "Это неправда, ты на меня клевещешь!"

Возразила ей, что она до конца жизни будет отвечать за содеянное и даже если ей удастся избежать земного суда, то ее накажет Всевышний. Тогда она закатила истерику, уверяя, что обращалась ранее в медучреждение, но Аише отказали там в помощи. Потом уже подъехали сотрудники правоохранительных органов.

Я никак понять не могу, как ее муж, полицейский, допустил это. Он же видел, что в доме происходит!

– Аиша о своей мучительнице не спрашивает?

– Мы ей и не даем о ней вспоминать, психологи проводят большую работу. Она ничего не говорит о Ганиевой. Складывается впечатление, что Аиша нажала внутренне на кнопку delete и удалила из головы всю информацию о прошлом.

Да, первое время она рассказывала о мальчиках, с которыми жила там. Со временем забыла и о них, ведь к ней очень много народу приходит, у нее в клинике появились подружки, начался новый этап.

– Кто её навещает?

– Неравнодушные люди, кавказцы. Приносят гостинцы, куклы, звонят мне, спрашивают, чего еще привезти. Все за нее очень переживают, за что я благодарна.

–​ Она по-прежнему просит мороженое и макароны с маслом?

– Интерес к еде у нее прошел. Когда уточняю, чего ей привезти, она отвечает: "Ничего". А сначала, конечно, просила, ведь жила в чудовищных условиях.

– Толпы посетителей – это, разумеется, хорошо, но где ее родители? Пытались ли с вами связаться мать, отец, дяди и тети Аиши?

– За весь период мне не позвонил ни один ее родственник: ни мать, ни отец, ни дяди. Мой номер телефона знает вся республика, он указан на всех официальных сайтах.

Папа Аиши, по моей информации, живет в Чечне, мама – не в курсе, где обитает. Ее я видела в больнице в Назрани. Она просто постояла на улице и ушла.

– Она чего-то боится или ее реально не интересует, в каком состоянии дочь?

– Ничего она не боится! Кому-то говорила, что у нее якобы отобрали ребенка. Но не думаю, что у настоящей мамы можно отнять дитя. Если мама захочет вернуть своего малыша, то она поднимет не то что всех родственников, а всю республику и всю страну.

Хорошо, предположим, дочку у нее изначально забрали силой, а кто сейчас мешает ей поехать в Москву? Глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов, лично я готовы купить билеты, оплатить жилье в столице, обеспечить всем необходимым, чтобы она выхаживала Аишу. Но второй месяц уже идет, а мамы нет!

Мы сколько угодно можем ее навещать, но ни один человек не заменит ей матери.

– Может, она слишком молода и не осознает ответственности?

– Сколько бы ей ни было лет, насколько я поняла, в ней просто до сих пор не проснулись материнские чувства. По-моему, она была не готова к материнству.

– Аиша ведь просила вас стать ее мамой.

– Была такая мысль, я б ее с удовольствием удочерила, но боюсь, что люди неправильно поймут. Моей дочке 11 месяцев…

Человек, который возьмет Аишу, должен быть свободен от всего, т.к. девочке предстоит долгая реабилитация (как физическая, так и психологическая), ей нужно стопроцентное внимание.

Я в любом случае, даже если покину свой пост, буду следить за тем, в каких условиях она живет.

– Желающих ее удочерить, по словам российского детского омбудсмена Анны Кузнецовой, очень много.

– Да, звонят со всего мира: из Чехии, Франции, Великобритании, Норвегии, Швейцарии, Австралии и США.

Из Штатов написали, что готовы хоть сегодня перевезти Аишу к себе и обеспечить всем. Выразили готовность даже прописаться в Ингушетии, если потребуется. Но не могу же каждому объяснить, что девочку отдаю не я, у меня таких полномочий нет. Этим занимаются органы опеки.

Я согласилась стать опекуном на три месяца, поскольку для операции был необходим соответствующий документ. Я отказалась от всех положенных в таких случаях выплат, чтобы люди не думали, что преследую корыстные цели.

Ее лечение полностью контролирует глава республики, Махмуд-Али Макшарипович каждый раз меня спрашивает, как она и нужно ли ей что-то.

Источник:kavkazr.com

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Гость1 Сб, 10/08/2019 - 13:53

от выплат ПОЛОЖЕННЫХ ГОСУДАРСТВОМ отказывать ненадо,понятно всем нормальным людям, что ты тратишь свои деньги на нее,трать тогда и положенные от государства тоже.

Генерал Энгельгардт Сб, 10/08/2019 - 12:07

Зато твой высокопоставленный родственник с тобой теперь постоянно на связи. И менять тебя после выборов не будет.
"Но не думаю, что у настоящей мамы можно отнять дитя. Если мама захочет вернуть своего малыша, то она поднимет не то что всех родственников, а всю республику и всю страну." - Сильно сказано! Аплодирую!
Попробовала бы какая-нибудь республика или страна в мои или моей семьи дела даже попытаться влезть.
Результат бы вас пренепременно удивил.
Ну шо, не все ещё отпиарились на этой теме?
Не спешите, протез он на всю жизнь.
И что с папашкой этой девочки? Может он там в Чечне в заложниках как тысячи русских в начале 90-х? Или ахча-ахча, жеро-жеро, нохчалла-ахчалла фестивалит?

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры