Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 18 / 12 / 2017 Время Московское: 677 Человек (а) в сети
 

Учёные об оборонительном укреплении Дзурдзукские ворота или развалины древнего города

Дзурдзукские ворота или развалины древнего города В первой половине 90-х годов прошлого века в ущелье реки Фартанги в лесном массиве были обнаружены развалины древней охранной стены. К развалинам древнего строения учёные Ингушетии обратились в 90-х годах прошлого столетия, в первые годы возрождения своей государственности.

Обратил внимание на эти архитектурные строения, в трёх километрах выше горного селения Даттых, бывший в те годы глава этого сельского поселения краевед Байали Хайров. Он и привёл в эти места Муссу Аушева, тоже краеведа, который серьёзно интересовался историей нашего народа. Чуть позже сюда была направлена правительственная комиссия, в числе которой были известный историк Тамерлан Муталиев и археолог Джабраил Чахкиев. — Этот башенный комплекс, о котором идёт речь, находится в ущелье Эги-чож, название которого произошло от месторождения камня-песчаника в этих местах — точильного камня («эг» — так оно звучит на ингушском языке), который использовали для изготовления точильных брусков и круга. Само название «Дзурдзукские ворота» (есть и другое чтение — «Дурдзукские») скорее символическое. Дело в том, что были ворота под таким названием, это мы знаем из средневековых письменных источников. Но скорее это обобщённое понятие. Древние авторы, начиная с античных времён, упоминали о Великой Кавказской стене. Но, как таковой, сплошной стены не было. Здесь имелось в виду, что предгорье Северного Кавказа замыкалось цепью из созданных человеческими руками охранных объектов, или, скажем, крепостей, которые перекрывали ущелья, с чередой естественных рельефных преград, сотворённых самой природой, включая обрывы, отвесные скалы, горные реки и тому подобное. Вот таким образом от моря до моря замыкались пределы Северного Кавказа. Это и есть фортификационная стена, единый комплекс укреплений, которая, начиная от Каспия, доходит до самого побережья Черного моря. Что касается датировки постройки. Дать определённую датировку затруднительно, хотя башни строились и за много сотен лет до н. э. Предположительно, ущелья на Кавказе были перекрыты сетью укреплений, начиная с периода заселения этого края. Ущелья были перекрыты ещё в VIII веке до н. э., но сохранились ли они? Это уже другой вопрос. Укрепления такого типа могли перестраивать, достраивать в разные периоды исторических эпох. Правительственная комиссия 90-х годов дала этому замково-башенному комплексу ориентировочно датировку — 14-16 века. Но для определения времени строения нужны, конечно же, серьёзные научные исследования. — В 90-х годах я был в составе правительственной комиссии, — говорит краевед Мусса Аушев, — тогда мы не были достаточно исторически подкованы, в силу того, что в годы советской власти древней истории ингушского народа не уделялось никакого внимания, впрочем, равно, как и сегодня. И мы не смогли дать должной оценки этому памятнику. Это оборонительная стена — «Дзурдзукские ворота», которые были упомянуты в трудах арабского историка и путешественника Аль Масуди как Баб Аль-Куна, и у историка Грузии Леонтия Мровели — как город «Ворота Дурдзуков». Напомним, что Мусса Аушев в последние годы стал серьёзно изучать развалины древней крепостной стены. Свои исследования он описал подробно в книге «По следам тысячелетий и легенд». Это каменная заградительная стена, пишет он, высотой до двенадцати метров и шириной в один метр, которая тянется поперек всего ущелья от хребта до хребта, имея посередине у русла реки каменную арку ворот. Предположительно, это стены бывших казарм для проживания воинов, охранявших этот рубеж от вторжения в горы орд степных варваров. Там в древности, кроме воинов, охранявших этот рубеж, никто не жил. На протяжении всей стены через каждые 40 метров высятся башни. — Таких башен я насчитал порядка 15, — говорит Мусса, — из которых около 10-12 сохранились относительно неплохо, другие же были уже разрушены до основания. Они внешне похожи на известные нам боевые башни «в1ов», но не такие. Во-первых, у них на первом этаже широкий защитный проём, по краям которого сделаны защитные бровки, кладки стен для двух охранников, а сверху самого проёма — имеется место для третьего охранника. Этого нет и не может быть в боевой башне «в1ов». Во-вторых, бойницы башен сделаны так, что через них не пролезет нападающий, или щели в стенах, через которые можно метать стрелы на врагов. В-третьих, и это самое главное отличие — пристенные башни древней стены не имеют каменных сводов над каждым этажом. Они внутри полые, как трубы, что объясняется просто: этажи делались деревянными перекрытиями, которые истлели со временем. Наконец, четвертое отличие — безрастворная кладка. Это когда устойчивость положенного камня достигается подбитием каменного клина. Подобных строений в наших горах много. Это ответ и на вопрос, который интересует наверняка многих, что нашим средневековым башням должна была предшествовать архитектурная культура, должен был быть некий опыт, накопленный поколениями в течение многих веков. Потом только появились известные нам башни. Эпоху появления боевых башен исследователь относит ко времени нашествия Тимура Хромого, то есть к концу 14 века, а прекращение их строительства связывает с походом генерала Абхазова в наши горы (Арамхинское ущелье) в 1830 году, когда подкопом под стены и пороховым зарядом удалось взорвать боевую башню «в1ов». Подобная архитектура имеет место в наших горах, отмечает он, развалины таких замков неплохо сохранились и на отрогах Цей-лоама, выше современного Эгикала. «Что касается наших полых пристенных башен в развалинах доисторического города, — пишет Мусса Аушев в своей работе, указанной выше, — то после поиска ответа на вопрос, что это за город, оказалось: у арабского историка и путешественника Аль Масуди это — Баб Аль Куна (наш Оалкам, населенный пункт у выхода реки Ассы из гор). У грузинского историка Леонтия Мровели — это город «Ворота Дурдзуков». Так тогда нас называли грузины. Дурдзук, по материалам того же автора — вайнахский царь, правивший страной в третьем веке до новой эры. В том же III веке до новой эры было нашествие хазар на наше предгорье. Однако Дурдзук, призвав на помощь всех закавказских царей, выгнал врагов из своих земель и построил города-крепости на ней, тем самым закрывая горы на замок. Вот, оказывается, с чем мы имеем дело, когда видим развалины доисторического города Ворота Дурдзуков, или Баб Аль Куна». Мусса Аушев прилагает к работе большой объём фотоматериалов, которые он любезно предоставил для читателей газеты «Ингушетия». В то же время краевед отмечает, что проведённая им работа лишь азбука к началу глубоких научных исследований, к которым он практически призывает научное сообщество. Своё мнение по поводу этого памятника высказал и историк Исса Алмазов. — Уникальность этих ворот в масштабности и сохранности памятника, — говорит он, — объясняется труднодоступностью к этим местам. Но самое главное — в их исторической значимости для нашего народа. Это бесценный памятник раннего средневековья, потому что по хроникам арабских летописцев череда вот таких ворот упоминается в летописях V-VI вв. новой эры. Название «Дзурдзукские» в принципе не противоречит логике. Это одно из древнейших названий нашего народа грузинского происхождения. Сам термин не помешает его научному исследованию. Дело в том, что в арабских хрониках эти ворота упоминаются с датировкой V веком новой эры. Эти ворота не единственные в своём роде. Подобные оборонительные сооружения тянутся цепью от Каспия до Чёрного моря, вдоль всего Кавказского хребта. Но примечательно, что Мусса Аушев акцентировал внимание учёных и обозначил эту тему. — Существование охранных крепостных стен в древней истории ингушей факт неопровержимый, — считает и этнограф Султан Мерешков. — Известно, что наши предки брали таможенные пошлины. А если обратиться к фольклорному материалу, то существует такая легенда: «Женщина-вдова говорит своим детям: «Ложитесь спать, дети, пораньше. Я слышала, сегодня в ночь в охрану г1атат (крепость) заступает Арыч-Ярыч, я бы хоть выспалась спокойно». И там же в этой легенде сам Арыч-Ярыч говорит: «Я думал, что ночь сегодня будет спокойной, и я смогу хоть немного поспать, но не получилось вздремнуть даже на секундочку». То есть из легенды можно сделать вывод, что охранные войска несли службу, и вероятность нападения врага была очевидна. Также тот факт, что обнаруженная охранная крепостная стена находится в узком перешейке ущелья, тоже находит свой отголосок в рассказах наших стариков. Я слышал, как старики наши говорили, что именно в таком месте располагалась охранная крепость — «Г1ап», что подразумевает под собой сеть оборонительных сооружений. Что само это слово из военной терминологии, имеет подтверждение и в том, что ингуши называли «гIап» широкий кожаный пояс с ячейками для патронов, которым опоясывались мужчины или носили его через плечо. Что касается исторического периода, когда была возведена эта стена, то говорить без ссылки на научные исследования, я не могу. — Нет сомнения в истинности существования охранной стены, — говорит и историк Нурадин Кодзоев. — Мусса Аушев предоставил нам огромный краеведческий материал. Никто другой не знает и не сможет рассказать более и показать эти места, чем он. У этой крепостной стены не было конкретно своего названия, и нет надобности привязывать её именно к этому названию. Мусса назвал их «Дзурдзукские ворота». В принципе всё логично. Дзурдзукетия была государством, включающим в себя всю горную Ингушетию. Они могут быть названы «дзурдзукскими», имея в виду принадлежность к ингушскому народу. Но сам памятник требует научного подхода. Свою версию относительно этого комплекса имеет и археолог Умалат Гадиев. — По работам экспедиций советских времён, это позднесредневековая заградительная стена, — говорит он, — их в горной Ингушетии было много, практически в каждом ущелье. Это не есть сенсация, а обычное явление для горной архитектуры Кавказа. Но в силу своей сохранности она, безусловно, заслуживает внимания и требует к себе более глубокого научного подхода. Тут нужно определиться с названием и датировкой. Понятно, что в средневековых письменных источниках есть упоминания о дзурдзуках и Дзурдзудских воротах. Но они конкретно не локализуют их. Потому, напрямую связывать её с «Дзурдзукскими воротами», которые упоминаются в древних источниках, думается научно некорректно. Хотя она может выступать в виде рабочей версии, но, тем не менее, слабо аргументированной. Эти вопросы требуют осторожности и взвешенности. Необходим тщательный просмотр всех источников, отчётов советских археологов, которые там работали, провести соответствующее исследование, в том числе и по радиоуглеродным анализам. — Это наша Пальмира, памятник мирового значения, и он у нас тут под боком, — говорит директор Государственного краеведческого музея Магомед Сагов, — и только Мусса Аушев стал настойчиво поднимать этот факт из руин, призывая обратить на это внимание учёных и всю общественность. Ещё три-четыре года назад он передал нашему музею выставку по своим полевым материалам, и мы в свою очередь показываем её нашим посетителям. Ну, сейчас вроде бы всполошилась и наука, и общественность. Думается, что у нас получится провести в этом направлении комплексное исследование и донести эту редчайшую ценность до всего мира. Пишите о том, о чем вы до сих пор молчали, ищите то, что вы не искали и не думали искать, и ваша жизнь станет интересней для вас и полезной для народа. О том, что замково-башенный комплекс в ущелье Эги-чож не оставался вовсе вне ведения учёных и исследователей, говорит в свою очередь этнограф Зейнеп Дзарахова. — К нему впервые обратились исследователи в конце ХVIII века, в том числе члены Российской академии наук И. Гюльденштедт (в 1770-1773 гг.), позже Ю. Клапрот (в 1807-1808 гг.). В 1891 году и в начале ХХ века они вновь привлекли внимание исследователей, в том числе М. А. Иванова, Л. П. Семенова (проводил разведочные работы в районе Верхнего Даттыха и Верхнего Алкуна). Цеча-ахкинское башенное поселение, которое располагается выше по ущелью, и склеповый могильник в этом районе исследовал в конце 60-х годов С. Умаров, а вблизи селения Мержой в 1970-1973 гг. изучал надмогильные памятники археолог М. Мужухоев. Сведения, оставленные ими, сводились к краткому описанию памятников, их ярко выраженных архитектурных особенностей. В 70-х годах ХХ века более обстоятельные обследования были проведены археологом Р. Даутовой, которая в своей статье «Башенные комплексы урочища Эги-чож» назвала эти развалины «Древним поселением». Она схематически показала расположения поселения Эги-чож, дала схему сторожевого комплекса правобережной части эгичожского поселения, фотографии арочных ворот сторожевого комплекса, а также описание других башенных комплексов и строений. Здесь же исследователь обозначила и то, что памятник имеет непосредственное отношение к охранному строению. «Эгичожские башенные постройки расположены в самом узком месте ущелья на гребнях скалистых ответвлений горных хребтов по обе стороны Фартанги, — пишет она. — Выбор именно этого места, по-видимому, был не случайным, поскольку позволял полностью перекрывать проход по ущелью». Однако памятник требует к себе более тщательного научного подхода в исследовании. Мусса Аушев проделал колоссальную работу, собрал огромный полеводческий материал, тем самым призывая нас к сохранению и исследованию нашего древнего богатого наследия. — Дзурдзудским воротам нет цены, — говорит Мусса Аушев. Это эксклюзивные ценности нашей древней истории. Наш край был укрепленным и неприступным для врагов. В районе наших предгорий находятся древнейшие городища, вернее целая система городищ-крепостей, просуществовавших со времен неолита и до нашествия монголов.
Л.Харсиева
«Ингушетия»

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры