Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 25 / 09 / 2020 Время Московское: 215 Человек (а) в сети
 

Сегодня 14 октября 2016 г. исполнилось тринадцать лет со дня трагической гибели в автомобильной аварии первого тренера «Ангушта» Тимура Куриева.

14 октября 2003 года не стало Тимура Куриева. Ему было всего 46. Тимур был одним из первых профессиональных ингушских спортсменов - футболистов. Долгие годы он выступал за грозненский "Терек". Закончив карьеру футболиста, Тимур сам стал тренером. Его первым серьезным успехом на тренерском поприще был выход грозненского «Эрзу» в 1-ю лигу, в 1992 году. Вместо благодарности и признания Тимура Куриева сняли с работы без объяснения причины.

Со дня создания ФК «Ангушт» - с 1993 по 1999 год Тимур был главным тренером клуба. Ему пришлось создавать команду практически на пустом месте. Тимур Куриев блестяще с этим справился. Его подопечные уже на второй год выступления в первенстве России завоевали право играть во 2-й лиге, а затем успешно выступил в ней, заставив соперников уважать вновь созданный футбольный клуб из Ингушетии. Тимур никогда не гордился своими успехами. А гордиться было чем: выход в 1/8 финала Кубка России по футболу, серебряные медали 1998 года. В середине сезона 1999 года Тимура Куриева сняли с должности главного тренера. Последующие 3 года были далеко не самыми продуктивными в жизни Тимура Куриева: завуч в детской футбольной школе, тренер команды 3-й лиги «Нефтяник». Тимур спас в том сезоне «тонущий» на дне турнирной таблицы «Нефтяник». Поставил команде игру, подтянул физическую подготовку, и все это при скудном финансировании Малгобекского клуба. Второе пришествие Тимура Куриева в «Ангушт» состоялось в начале 2003 года, и было менее радушным. Команда тогда неудачно стартовала, проиграв три матча подряд. Ушли в другие клубы ряд ведущих игроков. Пришла «необстрелянная» молодежь. После первых неудач трудно было вновь поверить в свои силы, и выправить ситуацию. Но и с этим Тимур Куриев справился. Команда одержала две победы подряд на своем поле, удачно стала играть на выезде. В тот вечер 14 октября 2003 г., Тимур ехал домой. Дорога на Малгобек изобилует крутыми спусками и подъемами… Он сразу заметил стоящий на обочине «Камаз», но его ослепила встречная машина. В столкновении с грузовиком Тимур получил тяжелые травмы и скончался в больнице. Дала гешт долда цох, Дала къахетама болба Тимурах!

Будучи главным тренером «Ангушта», Тимур Куриев сам тренировался вместе с командой. Даже в 45 лет он был подтянут как юноша. Тимур умел шутить, мог одним словом «разгрузить» команду, снять усталость, заставить смеяться окружающих. Тимур был хорошим психологом, знал своих подопечных и прививал им лучшие человеческие качества. На игры «Терека» болельщики съезжались со всей республики. Тогда, в те годы, в команде был один чеченец - Альви Дениев, и один ингуш - Тимур Куриев, которые тогда были единственными представителями вайнахов в союзном футболе.

На фото: ФК "Ангушт" сезона 1997 года- Тимур Куриев в верхнем ряду, второй справа
IngFootball.Ru

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Гость345г Пт, 14/10/2016 - 17:37

его не заменит не кто и не когда. как Тимур тренера не будет. Если бы он сегодня был бы жив то сто процентов был бы у руля команды им же созданной команде Ангушт.

Гость Пт, 14/10/2016 - 17:37

был еще Юсуп Шадиев Кайрат Терек

magoma Пт, 14/10/2016 - 19:44

защитник алматинского "Кайрата" 70–80-х, один из самых жёстких и неуступчивых игроков той команды.
К СПОРТУ ТЯНУЛО С ДЕТСТВА

— Родился я и вырос в Алма-Ате в районе первого железнодорожного вокзала, – начал беседу Юсуп ШАДИЕВ. – В нашей семье было пятеро детей. Мне как старшему приходилось отвечать за двух братьев и двух сестёр. Дом у нас был собственный, так что и по хозяйству работы хватало – один огород чего стоил, а ещё нужно было и уголь заготавливать, и печку топить. Жили мы скромно: мама работала техничкой, а отец – шофёром, но воспитанное в семье уважение к старшим я передал и собственным детям.
В юности я был крепким парнем – на турнике подтягивался 25 раз, а озеро в районе аэропорта мог переплыть туда и обратно несколько раз без остановки. Неудивительно, что меня всё время тянуло к спорту. Летом во дворе гонял мяч, зимой – шайбу, тренировался в хоккейной школе "Автомобилист" (там сейчас гостиница "Астана"). Выступал за команду аэропорта на первенстве города по хоккею с мячом, играл за неё же в футбол. Защищал честь своей школы на соревнованиях по конькам, лыжам и баскетболу, причём при среднем росте мог допрыгнуть до кольца и повиснуть на нём. Однажды вот так попижонив, зацепился за неровность дужки и порвал сухожилие на пальце…
И всё же на первом месте тогда для меня был хоккей с шайбой. Будучи по амплуа защитником, занимался ещё и боксом, чтобы не теряться в силовых единоборствах. Однажды на юношеских соревнованиях довелось сыграть против торпедовца из Усть-Каменогорска Бориса Александрова. Он тогда уже выделялся на площадке – техника и скорость у парня были фантастические. Неудивительно, что Александров в 1976 году стал олимпийским чемпионом.
ПУТЁВКА В ФУТБОЛ
— Футболом тогда же заболели, Юсуп Алаудинович?
— Футболом, по-моему, тогда увлекались все пацаны. Моим кумиром был легендарный Эдуард Стрельцов. За его игрой следил как заворожённый. Из защитников, на мой взгляд, лучшим был Муртаз Хурцилава. В детстве я болел за техничные команды – московское "Торпедо" и тбилисское "Динамо". В футбольной школе аэропорта меня тренировал Умербек Бекпосынов – душевный человек и прекрасный педагог. Когда я учился в девятом классе, Владимир Котляров пригласил меня в сборную республики по футболу. Тогда, в 1970 году, в Алма-Ате распустили хоккейную команду "Автомобилист", и мне предложили переехать в Усть-Каменогорск, но отец категорически запретил и думать об этом. Так я оказался в футболе. Владимир Алексеевич Котляров был отличным тренером, да и команда 1954–1955 годов рождения у нас подобралась неплохая: вместе со мной играли Виктор Булахов, Александр Лазарев, Владимир Фомичёв. На всю жизнь запомнил наше выступление на Спартакиаде школьников СССР. Затем мы попали в дубль "Кайрата", где конкуренция была высочайшей! На первый сбор приезжало более пятидесяти человек, многие имели уже опыт выступления в клубах второй лиги чемпионата СССР.
— Дебютный матч в основном составе "Кайрата" помните?
— Конечно, разве такое забудешь! В 1973 году в домашнем матче с львовскими "Карпатами" вышел на замену вместо Сеильды Байшакова, потянувшего мышцу. Мы проигрывали 0:1, но вырвали победу со счётом 2:1. В нападении у львовского клуба, между прочим, играл форвард сборной СССР Эдуард Козинкевич. Конечно, мне повезло, что главный тренер "Кайрата" Артём Григорьевич Фальян и его помощник Борис Львович Каретников хорошо относились к молодым футболистам. Да и капитан команды Сергей Рожков в перерыве, когда встал вопрос, кто выйдет на замену Байшакову, показал на меня: "Этот парень готов!" Позже я выходил на замену вместо Валерия Круглыхина, Владимира Асылбаева и Владимира Кислякова. В 1974 году я уже сыграл более двадцати матчей в основе.
РЕАКЦИЯ И ИНТУИЦИЯ
— Те чемпионаты СССР запомнились сериями послематчевых пенальти. Вы пробивали 11-метровые?
— Ни разу. Пенальти – это состязание в крепости нервов, в котором с моей эмоциональностью делать нечего! К слову, тогда Куралбек Ордабаев прославился на весь Советский Союз, отразив немало 11-метровых. Моё мнение: если бьющий пенальти при средней силе удара точно попадает в угол, то у вратаря шансов нет. Конечно, у Ордабаева была хорошая реакция, но больше всё же интуиция – чаще Куралбек угадывал направление удара.
— Оборону алматинского клуба тогда называли "кайратовский бетон". А каково было вытеснять из основного состава сильных защитников?
— Рецепт простой – пахать на тренировках и полностью отдаваться игре. Игроки высочайшего уровня Николай Осянин и Александр Жуйков поддерживали молодых и никогда не унижали человеческого достоинства. К замечаниям и советам футболистов старшего возраста мы внимательно прислушивались, перенимая их богатейший игровой и жизненный опыт.
БЛОХИН, ГУЦАЕВ, ХАДЗИПАНАГИС…
— Нападающие команд-соперниц доставляли обороне "Кайрата" немало проблем?
— Да, ярких форвардов в чемпионате Союза было немало. Назову, к примеру, техничных и скоростных Олега Блохина и Владимира Гуцаева, Валерия Газзаева и Рамаза Шенгелия. В донецком "Шахтёре" был очень своеобразный форвард Виктор Грачёв, в ташкентском "Пахтакоре" – Владимир Фёдоров и Василис Хадзипанагис. Но в основном мы с ними как-то справлялись. В Алма-Ате каждая команда считала успехом добыть ничью.
— Нападающие соперников побаивались жёсткого и неуступчивого защитника Шадиева. Вас даже прозвали "злым чеченом"…
— Никогда не любил проигрывать. Некоторых форвардов убивал морально ещё до начала матча – пристально смотрел в глаза, и они сникали. На самом деле красных карточек за грубость у меня не было, да и жёлтые я получал редко. Удаления и предупреждения случались за недисциплинированное поведение – за разговоры с судьями. Ну не мог я терпеть несправедливость! Помню, вели в Ташкенте 2:0. Мяч ушёл в аут, я побежал, чтобы ввести его в игру, а наш капитан Байшаков крикнул, чтобы я отдал мяч Александру Гостенину. Я так и сделал и… увидел перед собой красную карточку за задержку времени. Жёлтая в такой ситуации – ещё куда ни шло, но удалять?! Я высказал тому арбитру в глаза всё, что о нём думал. Потом тот судья назначил ещё пенальти в наши ворота, но победу мы всё же добыли – 2:1.
ИЗ "КАЙРАТА" В "ТЕРЕК"
— В своё время вы уходили из "Кайрата". Почему?
— В 1985 году мы проиграли на сборе ярославскому "Шиннику" – 0:1. После матча главный тренер Леонид Остроушко в грубой форме обрушился на меня с обвинениями. Признаюсь, мата я не терпел. Дошло бы до стычки, если бы Курбан Бердыев меня не остановил. По возвращении в Алма-Ату Остроушко поставил перед председателем Спорткомитета республики Аманчой Акпаевым вопрос ребром: "Шадиев разлагает коллектив, требую убрать его из команды". Аманча Сейсенович ко мне очень тепло относился, он вообще многое для футболистов делал: пробивал квартиры и машины, телефоны и места в детских садах, но перед ультиматумом Остроушко устоять не смог. Я отправился в грозненский "Терек", который играл в первой лиге. Провёл там два сезона, причём в качестве играющего тренера.
— В Грозном, наверное, хорошо платили?
— Нормально (улыбается), квартиру и машину сразу дали. Но и в "Кайрате мы получали хорошо. Премиальные за некоторые победы достигали 500 рублей, а за выигрыш у принципиального соперника "Пахтакора" даже тысячу давали! Это когда средняя зарплата в СССР составляла 120 рублей в месяц. Само собой, мы выкладывались в играх целиком и полностью, буквально бились на поле! На синяки и ссадины внимания не обращали, да и небольшие травмы не были причиной для пропуска игры. Обезболивающий укол – и вперёд, в бой!
— Серьёзные травмы были?
— В 80-м во время тренировки на базе поскользнулся на мокрой траве и подвернул голеностоп. Больно было, но терпел – думал, что ничего страшного. На выезде с московским "Динамо" отыграл весь матч на уколах, а потом рентген выявил, что была трещина, которую я усугубил переломом.
ТАЛАНТОВ У НАС МНОГО!
— Что было после "Терека"?
— Играл в Талдыкоргане во второй лиге в 1988 году, но не смог терпеть судейского беспредела. Команды убивали без зазрения совести! Потом выступал на первенстве города в команде "Женис", которую создал Шарип Омаров. В 91-м снова позвали в "Терек", но с деньгами тогда в клубе было совсем плохо. Зарплату не получали подолгу, некоторые футболисты из своих сбережений кормили товарищей по команде. Тогда в Грозном работал и Воит Талгаев, но главным тренером в частном клубе "Эрзу", где всё было по-другому. Потом развалился Союз, обстановка в Чечне стала сложной, и перед самой войной я вернулся домой. Я всегда скучал по семье, детям. Их у меня трое: старший сын Алихан, дочь Малика и младший Гирехан. Старший играл в футбол, выступал в петропавловском "Есиле" у Евгения Яровенко, но получил тяжёлую травму – разрыв крестообразных связок. Не каждый после такого может вернуться на поле, я сильно переживал, но Алихан очень хочет играть. Младший Гирехан – тоже футболист, радует меня, в 15 лет вымахал ростом уже выше отца. Я строго отношусь к нему, но задатки у парня хорошие.
— Сейчас вы работаете тренером-селекционером в Федерации Футбола Казахстана. Каковы ваши обязанности?
— Просматриваю таланты на соревнованиях всех уровней. Езжу на юношеские турниры, посещаю матчи первой лиги и дублёров. Талантов у нас в республике много, с ними просто нужно работать. Все знают, что я человек откровенный и ранее часто критиковал деятельность федерации. Теперь сам вижу, какую большую работу проводит руководство нашего футбола! Посмотрите, сколько турниров организовано, сколько выездов у ребят за границу. А ведь это стоит немалых денег. А взять отношение к ветеранам. Недавнее учреждение пожизненных стипендий ФФК – в высшей степени благородное дело. Видя подобное отношение, и самому хочется быть как можно более полезным для нашего общего дела. У меня в своё время не сложилось с тренерской карьерой, но теперь на своём участке работы прилагаю максимум усилий на благо казахстанского футбола!
Андрей ЛИЦОВ ("Футбольные вести", №66/19.08.2011)

magoma Пт, 14/10/2016 - 19:45

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры