Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 13 / 11 / 2018 Время Московское: 434 Человек (а) в сети
 

Рустам Батыр: «Наши муфтии учат, что нищебродам в хадже делать нечего»

Система квот порождает коррупцию и серые схемы в хадж-индустрии, а в итоге – обман паломников.Известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр вновь обращается к вопросу обманутых паломников, которые не смогли, даже заплатив немалые средства, в этом году отправиться в хадж.

В своем очередном материале для «БИЗНЕС Online» Батров размышляет о сути и истоках проблемы, а также предлагает нововведения, которые могли бы сделать хадж-индустрию значительно более прозрачной.
«КАК РАСПРЕДЕЛЯЮТСЯ ЭТИ КВОТЫ В НАШЕЙ СТРАНЕ? ЧЕРЕЗ МУФТИЯТЫ»

Из года в год истории с обманутыми паломниками повторяются. Люди честно платят деньги (причем немалые), но уехать не могут. В прошлом году паломников обманул ООО «Урал сервис» в этом – ООО «Хадж фонд». В обоих случаях среди пострадавших есть жители Татарстана, чьих озаренных внутренним счастьем лиц мы, увы, не видим среди хаджиев, которые в эти дни возвращаются из святых мест. В чем же причина подобного положения вещей? Нам говорят: в нехватке квот. Все верно: формально так оно и есть. Только надо понимать, что квоты на самом деле – не причина, а лишь одна из частей общего пазла в современной системе хаджа, построенной в том числе на обмане и даже на коррупции. До тех пор пока мы будем мириться с этим обманом на другом конце причинно-следственной цепочки всегда будут сложности с квотами и как следствие – сотни и тысячи обворованных соотечественников.

Обман по поводу хаджа распадается в свою очередь на два уровня: так сказать глобальный, в который вовлечены исламские богословы, и локальный, в который (если мы говорим о России) вовлечены муфтияты. Одно поддерживает другое, словно взаимосообщающиеся сосуды. Давайте начнем анатомирование проблемы с последнего.

Правительство Саудовской Аравии вынуждено жестко лимитировать желающих поехать в хадж. Если этого не делать, то случится транспортно-логистический коллапс и как следствие гуманитарная катастрофа. Поэтому и возникла система квот для каждой страны. Россия получила в этом году 20,5 тысяч квот, т.е. грубо говоря, одну тысячу на один миллион номинальных мусульман. Все вроде логично.

Как распределяются эти квоты в нашей стране? Через муфтияты. Например, согласно открытым источникам, в нынешнем году Дагестану досталось 8 600 мест, Ингушетии – 1400, а Татарстану – 1800. Справедлива ли такая система распределения квот? И да, и нет. С одной стороны именно муфтияты в лице своих имамов и проповедников создают потребность у людей в хадже, т.е. говоря маркетинговым языком, формируют сам рынок хаджа. Поэтому вполне логично, что они должны получать свою выгоду с этого рынка. Квоты – их вполне заслуженная преференция. С другой стороны, когда рынок регулирует не свободная конкуренция, а административные подходы, всегда возникает почва для коррупции. Этот как раз тот самый случай. Мы не говорим о схватке бульдогов под ковром за кусок пожирнее: внутренняя борьба муфтиятов за число квот – тема отдельного разговора.

Мы говорим о том, что лежит на поверхности. Система административного распределения квот уничтожает свободную конкуренцию на рынке духовного туризма и порождает коллективного монополиста – консорциум муфтиятов с эксклюзивным доступом к ключевому для данного рынка ресурсу – квотам. Все остальные участники рынка – всевозможные турфирмы – должны теперь кланяться им в ноги, чтобы тоже получить доступ к этому ресурсу. Сколько стоит данный доступ – тайна, сокрытая в недрах всевозможных коробок из под ксерокса. И муфтии вряд ли ее когда-либо раскроют в своих налоговых декларациях. Но мы вслед за людьми, не понаслышке знающими сферу, вольны предположить, что квоты, выделяемые муфтиятам, могут продаваться либо на сторону внешним турфирмам, либо собственным дочерним туркомпаниям.

В самой продаже квот как таковой, на мой взгляд, нет ничего плохого. Повторюсь: муфтияты создают рынок хаджа и потому им и должно принадлежать право первой брачной ночи с этой изобильной красавицей. Более того было бы несправедливо, если выгоду из хадж отрасли извлекали только сторонние коммерческие структуры, в то время как заслуга убеждения людей в необходимости совершать хадж принадлежит прежде всего религиозным деятелям. Другое дело, что предполагаемая продажа квот осуществляется подпольно и вырученные таким способом деньги идут отнюдь не на благотворительность и даже не на содержание мечетей и медресе, а прямиком в широкие, а в отдельных случаях и бездонные, карманы наших духовных лидеров.

Естественно, хаджоператоры, даже созданные муфтиятами, не раскрывают документально подтвержденную структуру ценообразования. В таком случае, как мы предполагаем, пришлось бы вскрыть все серые схемы и вывернуть на свет Божий карманы наших духовных иерархов. Впрочем, вполне может статься, что там и нет никого второго дна. Однако закрытость информации от людей порождает в народе массу домыслов. И вот о наших муфтиях уже судачат, что якобы их доля в каждой из хадж-путевок начинается от 100 $, и что, дескать, в том числе на эти неофициальные доходы они живут и даже прикупают роскошную недвижимость. Кто-то отгрохал себе коттедж, кто-то обзавелся апартаментами в Крыму, а кто-то домом в Турции. Конечно, если муфтии публиковали бы свои декларации о доходах, то многие из недобрых слухов, возможно бы развеялись, но, увы, финансовой открытостью перед паствой религиозные мужи грешить не спешат. Кстати, а это неплохая идея. Ведь наши клирики всех направлений весьма активно претендуют на близость к государству и вполне открыто пользуются его расположением. Пора вкусить и обратную сторону подобного положения вещей, ибо власть – это не только возможности, но прежде всего ответственность перед людьми и подотчетность народу
«СТРОГО ГОВОРЯ, ХАДЖ ОБЯЗАТЕЛЕН ТОЛЬКО ДЛЯ БОГАТЫХ»

Как бы там ни было такого рода разговоры – часть рассматриваемой проблемы. Ведь муфтияты своей секретностью сами дают им повод. Когда люди не понимают, на каких началах квоты передаются коммерческим структурам, то, естественно, у них возникают вопросы, перерастающие в сомнения верующих. Поэтому для того, чтобы исключить не только домыслы, но и саму возможность для злоупотреблений, процедура распределения квот на хадж должны быть максимально открытой. Но как это сделать?

На мой взгляд, в данной связи можно осуществить две фундаментальные вещи. Первое. Каждой квоте должен быть присвоен индивидуальный шифр, который будет фиксироваться в договоре и параллельно отражаться/активироваться на сайте Хадж миссии России (регулятора хадж индустрии в нашей стране). В таком случае, продажа путевок без квот, как это было в случае с «Урал-сервисом» или «Хадж фондом», будет попросту исключена в принципе.

Второе. Квоты должны продаваться на открытом аукционе, в котором смог бы принять участие абсолютно любой туроператор. Так мы получим добросовестную конкуренцию, которая, как известно, всегда выгодна конечному потребителю. Здесь может возникнуть возражение, что, мол, это приведет к удорожанию стоимости хаджа. Во-первых, квоты, как мы с вероятностью в 99,9% предполагаем, и так уже продаются муфтиями, но только по серой схеме. Стало быть, в существующей ныне стоимости хаджа подпольная продажа квот, надо полагать, уже заложена. Так что никаких ценовых изменений здесь не предвидится. Во-вторых, появление механизмов открытой конкуренции в конечном итоге начнет тянуть цены вниз и компенсирует расходы на закуп квот.

В-третьих, строго говоря, хадж обязателен только для богатых. Мусульманская мысль формулирует эту идею предельно ясно, иногда даже жестоко. Так, в средневековом этико-дидактическом трактате «Кабуснаме» описывается случай, как правитель Бухары однажды совершил хадж. Собрав огромный караван, в окружении бесчисленной прислуги «он сидел в носилках и ехал по пустыне, покачиваясь и нежась, со всеми припасами и утварью, что бывают дома». На Арафате ему «попался навстречу нищий дервиш, босоногий, терзаемой жаждой и голодом». Аскет упрекнул богача в том, что тот совершает столь роскошный хадж, когда суфий творит его в лишениях и мучениях. И тогда правитель Бухары воскликнул: «Я выполняю приказ Господа Всевышнего, а ты нарушаешь его! Я званный [Богом] гость, а ты всего лишь прихлебатель!». Звучит грубо, но именно этому и учат наши имамы и муфтии, когда говорят, что хадж обязателен только для богатых. Другими словами, по их мнению, нищебродам там делать нечего. Так что даже если официальная продажа квот приведет к удорожанию стоимости хаджа, существующие нормы и принципы ислама здесь не будут нарушены.

Более того, хотя официальная доктрина ислама и проповедует идею элитарности хаджа фундаментальные идеи милосердия никто не отменял. Предлагаемый же механизм позволит как раз таки обеспечить это самое милосердие реальным инструментом реализации. Как? Все очень просто. Деньги, вырученные с продажи квот, мы можем направить на покупку путевок для неимущих мусульман. Если исходить из минимальной цены за одну квоту в 100 $, минимальной стоимости хаджа примерно в 1000 $ и общего числа российских квот – 20,5 тыс., то мы получаем, что ежегодно сможем направлять в хадж бесплатно 1-2 тысяч человек. Даже если мы сможем на вырученные деньги отправить «лишь» 500 человек, то мы все равно сделаем сразу два добрых дела: поможем людям и спасем наших духовных отцов от соблазна и греха, ведь бесплатные путевки будут распределяться среди заявителей исключительно через механизм слепого розыгрыша, транслируемого в прямом эфире. Естественно, внедрение этого новшества потребует детальной юридической проработки вопроса и проведения соответствующих переговоров и согласований
«ПУТЬ ВОЗВРАЩЕНИЯ МУСУЛЬМАН К ИСЛАМУ БУДЕТ ДОЛГИМ»

Про вторую сторону проблемы – обмане в сфере хаджа глобального уровня – ваш покорный слуга уже писал. Здесь мы должны понимать, что сама система квот порочна изначально, ибо корпорация богословов забывает объяснить мусульманам классическое (читай: ортодоксальное) учение ислама. Как следствие ежегодное столпотворение в Мекке, вынуждающее лимитировать приток приезжих через квоты, основано на убеждении, что хадж можно совершать только в определенные дни месяца зуль-хиджа. Отсюда и возникает бешенный ажиотаж со всеми вытекающими из этого негативными последствиями.

Однако если мы почитаем книги по фикху, то конкретное время нигде не оговаривается для хаджа в качестве его обязательного (фард) условия. К таковым относятся только три вещи: облачение в ихрам, стояние на горе Арафат и совершение обхода-тавафа вокруг Каабы. В случае с другим столпом ислама – пятикратным намазом, мы наблюдаем совсем иную картины. Его исполнение жестко привязывается факихами к определенному времени, которое квалифицируется исламскими улемами как обязательное условие. Вот почему, скажем, дневную молитву нельзя совершать ночью, а вечернюю – утром. У третьего столпа ислама, закята, также нет привязки ко времени. Каждый человек сам определяет дату его выплаты: он может сделать это абсолютно в любой месяц года. Тоже самое и с хаджем: обязательное время для него в исламском праве не оговаривается в качестве условия. И это принципиальный момент. Уточню еще раз — это не реформаторские концепции ислама, а самые что ни на есть классические, традиционные.

Однако исторически так повелось, что хадж совершается в месяце зуль-хиджа. Для своего времени собрание паломников в одно время – было вполне оправданной и даже необходимой мерой. Все дело в том, что раньше хадж был доступен очень узкому кругу лиц и если бы пилигримы приезжали в Мекку в разное время, то никакой массовости не возникало бы. А массовость в хадже нужна, ибо десятки и сотни тысяч паломников, облаченных в белые саваны ихрама и собранных вместе, создают ощущение Судного дня, одного из кульминационных переживаний всего хаджа.

Сегодня благодаря прогрессу хадж могут позволить себе если не все мусульмане, то как минимум половина из них. В любом случае речь идет о сотнях миллионов по всему миру. Поэтому временное лимитирование хаджа – это изживший себя атавизм, к тому же противоречащий классическим нормам исламского канонического права.

Вот и получается, что богословы, умалчивающие перед доверяющими их слову мусульманами истины собственных книг и не разъясняющие их суть, создают проблемы хаджа на пустом месте: давки, порой, со смертельным исходом, квоты, взвинчивание цен, тысячи обманутых людей и миллионы, лишенных счастья приобщиться к духовному странствию ислама. Однако путь возвращения мусульман к исламу будет долгим. Легче начать наводить порядок в масштабе хотя бы своей страны и обратить свой взор на механизм распределения квот. Того гляди за нами подтянется и остальной мир.
Рустам Батров
«БИЗНЕС Online»

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры