Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 24 / 03 / 2017 Время Московское: 838 Человек (а) в сети
 

Перелистывая страницы истории…

Перелистывая страницы истории…О Кавказской войне за последние годы написано и сказано немало, однако трагичность этой даты в истории нашего народа заставляет нас вновь и вновь возвращаться к ее черным страницам, заново осмысливая итоги войны.

Одна из самых важных причин Кавказской войны – геополитическая. На рубеже XVIII-XIX веков Россия всерьез начинает заниматься проблемами Кавказа, стратегическое положение которого на тот момент таково, что тот, кто контролирует его, фактически, полностью контролирует одну из важнейших транспортных коммуникаций, связывающую Европу и Азию, а также обеспечивает себе твердое присутствие на Черном и Каспийском морях.

Второй причиной Кавказской войны можно назвать конкретную политическую ситуацию, сложившуюся в конце XVIII – начале XIX веков в этом регионе. Неоднократно, в течение XVIII века грузины обращались к России с просьбой принять их в подданство, и потому 12 сентября 1801 г. Императором Александром I был подписан манифест «О полном присоединении Грузии к России». В результате данного решения почти весь регион Северного Кавказа оказался внутри Российской империи, в связи с чем появилась острая необходимость политического и экономического интегрирования его в состав России. Следовательно, именно с начала XIX в. начинается противостояние России и народов Северного Кавказа.

Третьей немаловажной причиной является социально-экономический фактор. Долгие годы основным источником обогащения кавказской знати служили набеги различных общин, как друг на друга, так и на казачьи станицы, русские поселения и другие народы Кавказа, также огромное значение на Кавказе имело пастбищное скотоводство, требовавшее постоянного сезонного перегона скота, но Россия, укрепляясь на Кавказе, жестоко боролась против набегов, и кроме того, линиями крепостей она отрезала зимние пастбища для скота, что естественно, полностью подрывало традиционные уклады жизни Кавказских народов.

Политическое влияние России на Кавказ, повлёкшее начало Кавказской войны, не обошло стороной и ингушей, хотя крайне редко в научной литературе встречается упоминание об участии их в этой войне, и даже является распространенным мнение о том, что они вообще не принимали в ней участие. Однако, ряд документов подтверждает то, что это мнение мало изучено.

Из многих источников можно сделать вывод, что немалое количество ингушей принимало участие в войне на территории Чечни и Дагестана. Так, в донесении генерала Головина графу Чернышеву от 3 октября 1840 г. говорится: «В настоящем положении дел на левом фланге Линии Чечня в особенности обращает на себя внимание, ибо там, кроме коренных ее жителей, гнездятся теперь все беглые карабулаки, назрановцы, галгаевцы, Сунженские и Надтеречные чеченцы и по призыву предводителя их Ахверды-

Магомы, сподвижника Шамиля, собрать могут значительные силы, хорошо вооруженные, вблизи Военно-Грузинской дороги». [РГВИА.Ф. 846, Оп. 16, д. 6672 л. 24-26], а в рапорте генерала Граббе от 30 марта 1840 г., приводятся следующие сведения: «Вся Большая Чечня к нему (к Шамилю) передалась, равно как мичиковцы и ичкеринцы и многие ауховцы; качкалыковцы. удерживаются в повиновении только присутствием нашего отряда. Некоторые из карабулакских, и ингушевских деревень, все галгаевцы и кистинцы также в большом волнении и содействуют тайно или явно возмутителю». [-РГВИА.Ф. 846, Оп. 16, д. 6672 л. 21-21 об].

Участие ингушей в Кавказской войне привело к началу карательных экспедиций в предгорной и горной частях Ингушетии, где проживало преимущественно мирное население. В 1825 г. были совершены экспедиции русских войск в орстхойские аулы, лежащие по рекам Фортанга и Асса, в этом же году было подавлено восстание ингушей селения Яндаре.

В июле 1830 г. в горную Ингушетию двинулись русские войска под командованием генерала Абхазова. Пройдя по Джейрахскому ущелью, экспедиция Абхазова встретила серьёзное сопротивление только возле селения Эбан, но взять аул приступом не удалось, потому войска Абхазова продолжили движение дальше. 15 июля отряд Абхазова соединился в Ассинском ущелье с колонной подполковника Плоткина, которая двигалась по ущелью на встречу, а через два дня карательная экспедиция начала движение по обратному пути к Тереку, где она опять встретила упорное сопротивление эбанхойцев.

В донесении Наместника Е.И.В на Кавказе Военному министру России говорится об этом так:

«…18 июля, подходя к развалинам с. Обин, авангард был встречен ружейными выстрелами из селения и уцелевших башен. Посланная рота Севастопольского пехотного полка при одном орудии немедленно вытеснила непокорных, но часть сих возмущалась, запершись в крепкую башню, не переставала производить стрельбу по отряду. Артиллерия, подвезенная на весьма близкое расстояние, не смогла сбить верха башни, пехота не смогла сжечь окон, и поэтому князь Абхазов решился сделать мину и взорвать башню эту с ее дерзкими защитниками. Подкоп был заложен ночью под руководством офицеров генерального штаба, бывших при отряде, и окончен к утру. Башня с окрестными каменными саклями взлетела на воздух и погребла под развалинами отчаянных защитников, а главный из них Маркуст (особенно известный производимыми шалостями на Военно-Грузинской дороге) взрывом был выброшен из башни и к удивлению найден живым под грудой камней…». (Акты Кавказской археографической комиссии об Ингушетии и ингушах). Назрань, 1995г.).

В результате этой экспедиции были разорены многие ингушские аулы, особенно пострадало селение Эбан.

Второе вторжение в горную Ингушетию русских войск, состоявших из отрядов осетин и горных грузин, произошло в июле 1832 г. Причиной этой

экспедиции стало убийство жителями с. Хули пристава Константинова. Свидетельством чего является донесение Розена Чернышеву от 21 июля 1832 года № 20 об отказе галгаевцев покориться, бегстве их в горы и об их преследовании русскими войсками: «16-го числа сего месяца, получил я известие, что хулинцы и жители ближних к ним галгаевских деревень скрылись в лесах в стороне Хевсурии. Почему, подавшись вперед около б — ти верст по вьючной дороге несколько удобнейшей против прежних переходов, остановился я близ галгаевской деревни Бештир, откуда отправил, для отыскания сих главнейших виновников в убийстве пристава Константинова, два сильные отряда под начальством полковника Засса и подполковника Чиляева. Оба они по едва проходимым тропинкам поднялись до снежных вершин скалистых гор, открыли следы мятежников и подполк. Чиляев имел небольшую перестрелку с караулом их, но наступивший сильный туман воспрепятствовал продолжать преследование.

Вечером несколько осетинских фуражиров, удаляясь слишком от лагеря, были атакованы галгаевцами, спустившимися в числе около 100 человек из скал хребта Матхоха, к северу от лагеря, находившегося. Я послал к ним на подкрепление две сотни Грузинского конного полка и на всякий случай за оным батальон Эриванского карабинерного полка. По трудности местоположения, грузины, спешившись, с примерною решительностью атаковали неприятеля, опрокинули оного и гнали вверх по скалам, покуда было возможно. С нашей стороны при сем ранен один грузин и одна лошадь. Галгаевцы потеряли убитыми 4-х человек, коих ружья доставлены ко мне. Я два раза посылал галгаевцам объявить, чтобы, во избежание совершенного разорения, они выдали виновнейших в убийстве Константинова и внесли следующую с них подать, наложенную в 1830 годуй, сверх того, уплатили значительный штраф. Они в первый раз отвечали моим посланным, что соберутся и подумают; вторично же не допустили их, объявя, что найдут средство скрыться в ущельях и лесах своих. Посему я решился преследовать их сколь возможно далее. АКАК.Т.У1И.Д.579.С.676 - 680.

В следующем 1833 г. вспыхнуло восстание во главе с Джанхотом Азаматовымв с. Яндаре. В июле этого же года оно было подавлено. Дома Джанхота Азаматова и его родственников были сожжены. Уничтожение всего селения было остановлено из-за заступничества назрановских ингушей.

Наиболее важным и крупным событием Кавказской войны в Ингушетии стало Назрановское восстание мая-июля 1858 г., известное по официальным документам как «Назрановское возмущение».

Основной причиной этого возмущения стало:

в начале XIX века началось переселение ингушей на равнины и, как правило, они селились небольшими поселениями, включавшими несколько семей по родственному признаку. В конце 50-х гг. власти приняли решение создать на равнинах крупные населенные пункты, каждое из которых должно было иметь не менее 300 дворов. Мелкие поселения должны были быть уничтожены.

Главнокомандующий Кавказской армией генерал-лейтенант Барятинский в своем докладе управляющему военным министерством от 6 июня 1858 г. писал: “…Назрановское общество покорилось правительству в 1810 году, но, несмотря на покорность, не оставляло хищных своих наклонностей. Во всех разбоях и грабежах на ближайших дорогах и даже в самом Владикавказе, всегда находились улики или падало подозрение, что назрановцы принимали в них участие. Главнейшая причина этих беспорядков заключалась в невозможности иметь за жителями надлежащий надзор при рассеянном их поселении отдельными хуторами, а потому я признал необходимым поселить их большими аулами на избранных нами местах. Жителям это было объявлено, и срок переселения назначен к осени нынешнего года. Видя, что эта мера должна положить конец их своеволию, назрановцы сильно вознегодовали, но, надеясь, может быть, что мы переменим наше намеренье, оставались пока спокойными, как два обстоятельства ускорили взрыв. Многие благоразумные люди, находя свою пользу в прочной оседлости и в общественном порядке, просили пристава указать им место для новых поселений с намерением поселиться, не ожидая назначенного срока. В то же время, совершенно независимо от этого, учрежденный во Владикавказе комитет для разбора личных и поземельных прав туземцев потребовал от назрановских депутатов сведения о численности народонаселения. Столкновением этих двух обстоятельств воспользовались противники общественного порядка и возмутили народ”.[РГВИА. Ф. 846, Оп. 16, д. 6672 л. 1-2 об.]

В восстании принимали участие не только назрановцы, но и жители других районов Ингушетии: карабулаки, галашевцы, жители Тарской долины. Организаторы восстания послали письма к Шамилю, призывая его на помощь.

25 мая восставшие горцы в количестве 5000 человек собрались на кургане, недалеко от крепости Назрань. В тот же день к военному командованию в крепость было направлено 16 депутатов с сообщением исполняющему обязанности начальника штаба войск Левого крыла Кавказской линии полковнику Зотову о том, что ингуши не желают селиться большими селениями. В ответ полковник Зотов задержал четырех депутатов, которые, по его мнению, «были в числе главных виновников» и приказал собравшимся разойтись. Как только об этом стало известно восставшим, они бросились на укрепление - артиллерийским и ружейным огнем нападавшие были отбиты.

В июле 1858 г. имам Шамиль дважды пытался прорваться на помощь восставшим, но потерпел неудачу. Восстание было подавлено.

Военное русское командование сурово наказало восставших. По приговору военно-полевого суда 5 человек - юнкер Чолдыр Арчаков, знаменосец Магомед Мазуров, Джогаст Бехоев, муллы Башир Ашиев (кумык) и Урусби Мугаев - были приговорены к повешению. Четверо приговоренных (Джогаст Бехоев совершил побег) 25 июня 1858 г. были повешены на том самом холме, где был назначен сход. Кроме того, 32 человека были приговорены к наказанию шпицрутенами* - по 1000 ударов на каждого, с лишением всех прав состояния; к ссылке в Сибирь на каторжные работы – 30 человек, в рудники без срока – 5 человек и на работу на заводах на 8 лет - 25 человек.

Назрановское восстание имело для ингушей трагические последствия, но, возможно, что именно это восстание спасло их от еще более трагических событий. Дело в том, что военной администрацией в то же время обсуждался проект «Об увеличении русского населения на Кавказе с переселением оттуда на Дон горцев». После Назрановского восстания военным руководством России был сделан вывод: «...Если только предложение мирным назрановцам сосредоточиться в большие аулы, на занимаемом ими участке земли послужило поводом к восстанию, то предложение горцам, имеющим изъявить покорность, оставить их родину и идти на Дон послужит поводом к ожесточенной войне, и, следовательно, повлечет к истреблению, а не покорности горцев». [РГВИА.Ф. 846, Оп. 16, д. 6672 л. 24-26].

В результате продолжительной и жестокой Кавказской войны часть ингушского народа, как и многие другие, оказалась разбросанной по всему миру с перечеркнутым прошлым… И здесь, особое место, после окончания Кавказской войны, занял процесс переселения части коренных народов Северного Кавказа, не смирившихся с утратой свободы, в Османскую империю и в страны Ближнего Востока, впоследствии в русской и кавказской историографии получивший название – мухаджирство. После поражения горцев мухаджирство приобрело характер исхода, в основном вынужденного, насильственного, как результата политики царской администрации в крае, демагогических обещаний Турции, агитации собственных владетелей и мусульманского духовенства. Россия стремилась «разгрузить» край от «неспокойных» жителей и «водворить» на освободившиеся земли казачьи станицы, поселяя жителей внутренних губерний страны, с целью создания здесь прочной опоры российской власти. Турецкие власти развернули агитацию в пользу переселения, так как были заинтересованы, по словам самого султана, «получить народ здоровый, воинственный, воспитанный на традициях мужества, благородства и беззаветной преданности» и заселить пустынные земли, увеличив удельный вес мусульман, расселяя их среди христианских народов «полосами» для укрепления распадающейся империи и пополнить свою армию. Широко распространились прокламации с

призывами к «мусульманскому братству», обещаниями земель, денег, домов, всяческих благ и привилегий. Огромное влияние на соплеменников оказала позиция знати и духовенства, опасавшихся утратить в условиях российского подданства свое влияние и положение.

Переселение проходило в несколько этапов разной интенсивности в основном морским путем на турецких, российских, английских судах. Определить численность мухаджиров не представляется возможным, мнения исследователей значительно расходятся (от 500 тыс. до 900 тыс. и более).

"Необходимо отметить, что эмиграция чеченцев, кабардинцев, ногайцев, ингушей, карабулаков не была насильственной, её скорее можно назвать принудительно-добровольной. Причём принуждение оказывалось правительством России как скрыто (путём агитации подкупленных лиц), так и открыто (например, объявлением ультиматума карабулакам и полным запретом на их возвращение на родину). Выселение горцев в Турцию и укрупнение их поселений на Кавказе способствовало усилению государственного контроля над военно-политической и экономической ситуацией в крае".

(З.Х. Ибрагимова, "Чеченский народ в Российской империи: адаптационный период", Москва, 2006г.).

Генерал-майор царской армии Мусса Кундухов предлагает руководству проект по переселени части осетин-мусульман, чеченцев Малой Чечни и карабулаков в Османскую империю, и, неожиданно для многих, возглавляет его. В начале марта 1865 года с пятитысячной партией горцев Кундухов направляется сухопутным путём через Военно-грузинскую дорогу и Грузию в направлении к Карсу, к которому прибывает 22 июня. Так, в 1865 г. в Турцию переселилось, даже по заниженным официальным данным, 22 тысячи чеченцев и около 3-5 тысяч ингушей (в основном орстхоевцев).

Вместо обещанных плодородных земель турецкое правительство выделило переселенцам гибельные по природным и климатическим условиям районы, к тому же оно не оказало им практически никакой помощи. Обманутые, оказавшись в безвыходной ситуации, горцы попали в Турции в еще более тяжелые условия социального и национального гнета. Многие из них погибли в пути от голода, холода и болезней. Переселенцы пытались вернуться на Кавказ, неоднократно обращаясь с прошениями к властям, на одно из которых Александром II была наложена резолюция: «О возвращении и речи быть не может». Жестко пресекались попытки нелегальной репатриации путем вторичного выселения в Турцию, ссылкой навсегда внутрь страны и пр. Несмотря на строгости, поток беженцев из Турции на Кавказ не прекращался, и это «вело к неурядице и путанице» в хозяйственной и административной жизни края. Турция со своей стороны тоже применяла строгие меры (вплоть до оружия), препятствуя возвращению переселенцев в Россию, укрепляла границы, пресекая бегство. На чужбине горцы до дна испили чашу унижения и горьких страданий. С течением

времени значительная часть кавказских мухаджиров ассимилировалась с местным населением.

Все это открывает нам новые возможности для более точной оценки далеких событий Кавказской войны, бесспорно позволяющей трактовать их как мужественную борьбу народов Кавказа не только за выживание на своей родной земле, но и за сохранение самобытной культуры, лучших черт национального характера.

Главный архивист Отдела использования документов
и научно-информационной работы Цицкиев В.Х.
Magas.ru

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Гость Пт, 09/12/2016 - 23:57

Выселяли в Турцию всех. Если посмотреть в инете статьи по контактам с потомками переселенцев,то значительное число их, очень значительное, оказывается с ингушскими фамилиями. Я это к тому, что не надо делить, репрессии коснулись всего народа одинаково.

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры