Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 18 / 07 / 2018 Время Московское: 447 Человек (а) в сети
 

Осетино-ингушские перипетии

С 22 по 25 апреля эксперты рабочей группы ОП по делам Кавказа объехали ключевые города и села Ингушетии и Северной Осетии. Меморандум о совместном противодействии насилию и экстремизму, предложенный общественниками, поддержали во всех населенных пунктах. Тем не менее, дебаты на местах разгорались нешуточные.Председатель рабочей группы ОП по делам Кавказа Максим Шевченко с самого начала признал, что «поездка ожидается тяжелой».Ведь, несмотря на то, что эксперты Общественной палаты, помимо урегулирования конфликтных ситуаций, проводят анализ социально-экономической и гуманитарной обстановки, было сразу понятно, что сложные осетино-ингушские отношения в любом случае будут проявляться во время дискуссий.«Оценив все риски, мы сознательно приехали одновременно в Северную Осетию и Ингушетию», — подчеркнул Максим Шевченко, общаясь в пятницу с жителями ингушской станицы Орджоникидзевской.«Уверен, что проблема осетино-ингушских отношений лежит не в плоскости отношений между народами. Это, прежде всего, проблема взаимоотношений между людьми», — подчеркнул он.Шевченко отметил, что в недавнем прошлом рабочая группа ОП РФ подключилась к урегулированию конфликта между карачаевской и черкесской молодежью.После того, как Общественная палата вместе с лидерами национальных движений инициировала переговоры и выступила медиатором в подписании Меморандума о совместном противодействии экстремизму и насилию, ситуацию в Карачаево-Черкессии удалось взять под контроль.В конечном счете, фактор межнациональных отношений играет ключевую роль в разрешении целого ряда проблем.Так, во многом из-за отсутствия добрососедских отношений между осетинами и ингушами остается актуальной проблема Пригородного района (тысячи ингушских беженцев по-прежнему не могут вернуться в свои дома). Не меняется ситуация с полицейским произволом (между границей двух республик по-прежнему стоит легендарный Черменский блокпост, а водители на дорогах часто вместо привычного предложения предъявить права, слышат возмутительный вопрос о национальности). Затруднено транспортное сообщение.Делегации ОП РФ, например, рассказали, что для поездки во Владикавказ из Моздока осетины выбирают дорогу «по осетинской земле», вместо того, чтобы выбрать кратчайший путь через Ингушетию. Ингушские правоохранители, по свидетельству местных жителей, «скорее всего, беспрепятственно машину не пропустят».В Ингушетии же экспертов уверили в том, что в больницы Владикавказа, при условии, что вы ингуш и не имеете республиканской прописки нельзя попасть даже в самых крайних обстоятельствах. В итоге, по свидетельствам местных жителей, из Джейрахского района (южная часть Ингушетии у границы с Северной Осетией), где нет своей больницы, пациентов предпочитают вести в Назрань.Мешают людям нормально жить и так называемые приграничные территории. Во время дискуссии в Джейрахе эксперт ОП РФ Орхан Джемаль подтвердил, что согласно действующему законодательству под приграничную зону должно быть выделено 5 км. В южной части ингушского района, граничащего с Грузией, протяженность этой «зоны», по свидетельству жителей колеблется от 8 до 40 километров.«Похожая ситуация наблюдается в Эльбрусском районе Кабардино-Балкарии, где под приграничную зону „урезали“ 20 километров вместо 5», — рассказал Джемаль.Отметим, что в приграничной зоне гражданина в любой момент могут задержать для проверки документов. К тому же, в ряде районов это существенно затрудняет скотоводство, ведь животным не всегда получается объяснить в каком ущелье нужен спецпропуск, а какое и вовсе относится к другой республике.О межконфессиональном и межнациональном диалоге в городах и селах Северной Осетии и Ингушетии говорят одинаково двояко.С одной стороны, местные жители рассказывают о многовековом опыте совместного проживания различных народов и конфессий. С другой стороны, некоторые из них стремительно повышают градус дискуссии, услышав «больную» тему.Ярким примером такого неудобного вопроса стал статус мечети в городе Моздок.На выступление имама самопровозглашенной мечети, в котором он пожаловался на нежелание местных властей регистрировать учреждение, живо отреагировал местный мэр Георгий Адамов.«Мечети у нас нет. Это частное домовладение», — отрезал он. Не заметить раздражение, появившееся у мусульман и не-мусульман, находящихся в зале, было очень трудно.В Северной Осетии также по-прежнему свежа боль от трагических событий, произошедших в Беслане. Едва ли кого могли оставить равнодушным слова активистки «Матерей Беслана» Эльвиры Туаевой, которая была заложницей той самой страшной школы в 2004 году.«Один из боевиков, захвативших школу, сказал мне, что его жену и пятерых детей убили на войне. А после этого спросил, чем наши дети лучше», — рассказывала она.Страшно при этом, что людям, поддавшимся эмоциям, очень трудно бывает провести грань между экстремистами и верующими мусульманами.

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры