Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 25 / 01 / 2020 Время Московское: 604 Человек (а) в сети
 

Онколог, который творил чудеса

Врачом может стать не каждый, слишком уж требовательна эта профессия. Любому врачу необходимо обладать особым складом ума, сильным характером, внимательностью и интуицией, спокойствием и чувством сострадания к чужой боли, умением принимать решения и действовать в экстренных, неординарных ситуациях.

И должен осознавать, какая огромная ответственность лежит на его плечах. Всеми этими качествами обладал наш герой.

Ведзижев Геберт Мусаевич — доктор медицинских наук, профессор, член РАН. Родился в 1936 г. в семье Мусы и Баты Ведзижевых инженера-нефтяника и переводчицы литературы. В 1944 году в возрасте 8 лет ему пришлось увидеть один из мрачных периодов в истории ингушского народа — выселение. Ведзижевы, как и весь ингушский народ, были высланы в Казахстан.

В 1954 году он окончил среднюю школу в городе Гурьеве КазССР, а в 1960 году Геберт Мусаевич поступил в 2-й Московский государственный медицинский институт (2МГМИ) имени Н.И. Пирогова по специальности «Лечебное дело», в 1965 году — в аспирантуру при этом же институте по специальности «Травматология-ортопедия».

В 1968 году в 2МГМИ имени Н.И. Пирогова защитил кандидатскую (кандидат медицинских наук) диссертацию на тему «Переломы в/3 большеберцовой кости» по специальности «Травматология-ортопедия».

В 1983 году в 1-м Московском государственном медицинском институте имени И.М. Сеченова защитил докторскую диссертацию на тему «Сберегательные операции при опухолях костей» по специальности онкология, ортопедия и травматология.

Работал с 1962 года на должности врача-травматолога в 1-ой городской больнице Грозного, с 1967 года — на должности врача клинического сектора, младшего, старшего, ведущего научного сотрудника в Институте медицинской радиологии АМН СССР (МРНЦ РАМН). Является автором 134 научных публикаций.

Награждён серебряной медалью ВДНХ (1986). Ветеран труда СССР (1984).

Ведзижев Геберт — онколог, который творит чудеса.

В 1968 году блестяще защитил кандидатскую диссертацию по теме: «Переломы коленного сустава и способы их лечения». Вскоре после этого возглавил организованный в г. Обнинске, Калужской области, первый в СССР Всесоюзный институт «Медицинская радиология в онкологии». Наряду с этим продолжал работать ответственным дежурным отделения травматологии в 1-ой Градской больнице в Москве. Вел научные исследования по лечению раковых опухолей кости. Разработал уникальный метод: вываривание зараженной кости в физиологическом растворе.

В 1983 году Геберт Мусаевич защитил докторскую диссертацию по теме: «Органо-сохраняющие операции в костной онкологии». Во врачебной практике доктора Г. Ведзижева большое место занимает детская онкология. Он с успехом применяет свои методы при лечении детей, подвергшихся этой страшной болезни.

Г. Ведзижев — автор 130 печатных работ. 30 из них вышли за рубежом. С докладами о своей практической деятельности выступал на конференциях в Японии, Финляндии, Испании, Австрии, США, Дании. В 1996 году признан человеком года в США.

Президиум РАН второй раз присудил доктору Г.Ведзижеву Государственную научную стипендию.

Премия «Признание» имеет одну примечательную особенность. Она фактически закрепляет за врачом вполне определенную оценку — «Золотые руки хирурга». Хотя и без этой официальной оценки весь хирургический цвет онкологического профиля сходится во мнении: Ведзижев Геберт Мусаевич — хирург от Бога. А это уже не только золотые руки, что подтверждает множество международных конференций, где доклады обнинского врача значатся единственными от России. Почему? Потому что такие операции, какие делал он, не делал никто. Он этого и не скрывал. И другие сведущие люди говорили: «Пусть покажут врача, который умеет то, что умеет он. Америка пересаживает суставные металлические протезы. Но никто не пересаживает нижний суставной конец большебедровой кости».

Описать его «ноу-хау» очень сложно. Если предельно коротко и предельно примитивно — Геберт Мусаевич «выпаривал» им же вырезанные пораженные раковыми клетками кости или суставы и ставил их на прежнее место. Скажите, этого не может быть. Тем не менее, есть. Рентгеновские снимки показывают — что было до операции и что есть после нее. Хирург говорит: все зависит от подхода врача к тактике лечения онкологического больного. Врач решает, какую делать операцию — калечащую или сохранную. Можно ампутировать ногу с саркомой, а можно… Ведзижев выбирает второй путь. Он говорил — если у человека опухоль желудка, у него же не удаляют полтуловища. И не отрезают голову у больного, если ему требуется операция на щитовидной железе. Что касается конечностей, их часто убирают не потому, что это необходимо, а потому, что это возможно. Но такая возможность неприемлема для Ведзижева. Как сберечь ногу, если агрессия в виде раковой опухоли поразила костную ткань изнутри?

В юности он не собирался быть врачом. Но случилось так, что окончил не какой-нибудь, а II Медицинский институт и уже со степенью кандидата приехал в Обнинск. Его специальность травматолога ничего не имела общего с онкологией, и чтобы не потерять навыков хирурга, он стал ездить на ночные дежурства в Москву, в 1-ю Градскую больницу, известную как «мясорубка» — туда свозили таких покалеченных, которых собирали «по кускам». Там Ведзижев делал операции, какие придется — после ножевых ран, после огнестрельных.

А как применить свои умения травматологу в МРНЦ, где свой строго специфический профиль? Такой вопрос уместен по отношению к кому угодно, но только не к Ведзижеву, особенно с его ментальностью «человека с гор». Он говорил не то с горечью, не то с иронией: «Я — лицо кавказской национальности».

Ведзижев родился в Грозном, и туда, на первую родину, его, конечно же, тянет. Но и вторую — Обнинск — он ни на что не променял бы, хотя давно можно было бы уехать туда, где медицина в большом почете и при больших деньгах. Просто первая дала ему личностную харизму — человека прямого, эмоционального, даже взрывного, но со «стальным» стержнем внутри и острым умом. А вторая родина открыла перед ним необозримые научные горизонты. И он стал творцом уникальных операций.

Сначала «вживлял» трупные кости, что в медицине не было чем-то сверхординарным. Но как быть с детской онкологией? Раньше в стране существовали банки костей: надо сказать, очень хорошие — можно было подобрать что нужно. При перестройке они все, кроме одного, погибли. Но Ведзижев человек запасливый, он создал свой собственный банк, где хранил костный аппарат. А для ребенка «мертвый» материал взять было не то что трудно, а почти невозможно, ну, просто неоткуда. Надо ждать, когда подвернется случай — даже больно об этом говорить, несчастный случай — 5-6 месяцев. За это время опухоль вырастет настолько, что агрессия внутри растущего организма просто убьет ребенка. Нет! Ждать никак нельзя. Геберт Мусаевич стал думать. И додумался до того, что и сделало его хирургом исключительным.

Он был убежден, что медицина, как и любая другая сфера полезной человеческой деятельности, держится на энтузиазме отдельных людей — творцов. Как он был убежден и в том, что не нужно нам устраивать жизнь на западный манер с ее культовой направленностью на узкую специализацию. «Утверждают, — говорил он, — что существует 40 медицинских специальностей. Я насчитал 360, — и шутит: — Сто раз прав Бернард Шоу со своим афоризмом — узкий специалист знает все ни о чем и ничего обо всем». Ведзижев был — узким специалистом, обладающим широкой научной эрудицией, которая принесла ему докторскую степень, вышел за рамки простой травматологии.

Он сделал первую операцию ребенку, которого поразил тяжелый недуг. Ребенок не только выжил, он бегает, как все нормальные дети, на двух ногах, а родители забыли тот страшный сон, который, казалось, никогда не кончится.

С тех пор он признанный ас. И что очень важно, хирург-ортопед соединил в себе психолога, специалиста по трансплантации и, возможно, иммунолога.

Как цивилизация побеждала эпидемии опасных болезней? Создавала сыворотки из убитых болезнетворных бактерий. И вводила их в организм здорового человека для профилактики заболевания. При выпаривании «раковой» кости и трансплантации ее в организм больного, кто знает, может, как раз и создается иммунитет против грозного врага человечества — убитая опухолевая клетка вызывает аутогенный ответ у здоровой, которая пока не может чувствовать себя в безопасности. Гипотезы? Кто знает.

Во всяком случае, любая международная конференция по ортопедии и онкологии ждала Геберта Мусаевича с докладом, причем этот доклад выдерживал предварительный отбор среди 500, а то и 900 заранее заявленных. Ведзижев выступал, и не один раз, в Дании, Испании, Финляндии, Австрии. Иногда случались истории даже забавные. Когда началась перестройка, получил он из Японии приглашение выступить на научной конференции. Зарплату тогда не то что совсем не платили, но подолгу задерживали. Да и какие это были деньги по заграничным меркам? Тогда коллега Владимир Аникин дал ему сто долларов. Жена Ведзижева Тамара — женщина царственного вида, которая родила ему четверых сыновей, решила по-своему: прочно зашила их в белье — чтоб не отняли такую ценность на таможне. Но те деньги не понадобились. В Японии Геберту Мусаевичу выдали 250 тысяч йен. По приезде в Обнинск он вернул доллары Аникину.

Тогда еще Ведзижев не знал, как развернут звезды дальнейшую судьбу его коллеги, которого вскоре пригласят на стажировку за рубеж, потом продлят контракт, а потом и вовсе попросят остаться работать там. Непризнанный в НИИМР, в Англии талантливый хирург Аникин будет оценен по самой высшей шкале — она недостижима даже для многих коренных медиков. Обнинский врач за океаном обеспечил себя и свою семью уже на всю жизнь — такие правила в Соединенном Королевстве: там ценят тех, кто действительно имеет цену. Ведзижев радовался за коллегу. Печалился он о другом. Россия — великая страна, а деваться больному некуда.

Он говорил вроде бы спокойно, без пафоса, но боль давила его. Даже прибегал к проекции сталинской «крылатой» фразы на практику тогдашнего здравоохранения. Есть больной тяжелый — есть проблема. Не взяли его на лечение или выписали раньше срока — нет проблемы. Больной должен платить деньги. Не всем это под силу. А болезнь не та, которую можно загнать в угол и терпеть. Она сама загонит… Деньги, конечно, по сравнению с Москвой, несравнимые. Но где взять их даже человеку нездоровому и небогатому? Вопрос повисает в воздухе. И не он один.

У нас все время идут какие-то реформы, структурные перестройки, принимаются разные законы и указы, которые декларируют необходимость заботы о человеке. Открываются все новые и новые страховые компании и фонды — они тоже обещают всевозможные блага. И политики клянутся в верности народу, за который они радеют, не жалея своего здоровья. Но при таком мощном потоке «усилий» и заверений человек все равно остается один на один со своей болью. Счастье, если на его пути окажется другой человек. В ранге врача с большой буквы — врача, который может сотворить чудо.

Известный в мире ученный, славный сын ингушского народа Геберт Мусаевич Ведзижев ушел из жизни с 6 на 7 января 2013 года. в городе Обнинске Калужской области, где и проживал в последние годы. Похоронен в Ингушетии.

Решением Межведомственной топонимической комиссии при Правительстве Республики Ингушетия онкологическому диспансеру в с.п. Плиево присвоено имя Г.М. Ведзижева.
М. БАРАХОЕВ
Сердало

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Абббас с перископом Втр, 15/08/2017 - 13:13

Хорошая статья! Славный доктор онколог!
Выпаривания кость и ставил на место.
Единственный почет от ингушей это ПОХОРОНЕН в Ингушетии.
Ещё один хирург ингуш с выдающимися ЗНАНИЯМИ умер недавно.
Он шприцем своей конструкции через нос высосал опухоль. Одна.узнали сразу лет пять и лишение учёных степеней.
А он умер уже,а пациент жив.
НАУКА И ЗНАНИЯ!
О сколько чудных нам мгновений
Узнаем после смерти ингуша!
Не Пушкин

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры