Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 17 / 02 / 2020 Время Московское: 373 Человек (а) в сети
 

Они мечтали вернуться живыми

15 февраля исполнилось 26 лет с того дня, как последний солдат покинул землю, политую кровью наших безусых мальчишек и кадровых офицеров.
Пули-Хумри - так назывался город, где стояла часть Вахи Арчакова. Ему было 18 лет. В армию его призвали из Владикавказа. Вместе с ним было немало мальчишек с Кавказа и ребята-ингуши, которых он перечисляет поимённо:

Амирхан и Мурад Келиговы, Джамайг Барахоев, Исмаил Богатырёв, Абабукар Торшхоев, Иса Баркинхоев, Шамсудин Долаков, Беслан Мархиев. Благо, все вернулись домой живыми. Они ещё там, во Владикавказе знали, что везут их в Афганистан. Три месяца шла боевая подготовка в Узбекистане, а потом был марш-бросок на 500 километров через границу в Афганистан.
- Вот тогда, когда мы на автомобилях по понтонному мосту передвигались, нас раскачивало по реке, вода заливала мост и было очень страшно и непонятно то ли едешь, то ли плывёшь. Но потом я так наловчился, что на большой скорости проезжал мост, доставляя продовольствие и боеприпасы из Союза в Афганистан, - рассказывает Ваха.
Что рядом война, он уже увидел в самой части, которая дислоцировалась в городе Пули-Хумри. 4 января 1982 год. Первое, что бросилось в глаза – боевая техника, оружие при каждом солдате, потом палатка, буржуйка и койка.
Ребята-ингуши почти все были водителями. Их основная работа - это постоянные рейсы из города в город, из части в часть, из точки в точку, доставляя продовольствие и боеприпасы, постоянно рискуя жизнью. Обстрелять могли с любого кишлака, в любом ущелье.
- Первый бой мы приняли на третий день по дороге в Баграм, - вспоминает он. - Но никого не ранило, хотя запах крови и смерть, ходящую всё время рядом с нами, мы ощутили достаточно ясно. Потом был бой, окопы, нападение душманов на так называемую «зелёную зону», и постоянные обстрелы по дорогам. Даже как-то стали привыкать. Хотя к смерти друзей привыкнуть невозможно.
Мы на своих боевых машинах бороздили по всему Афгану. На лобовое стекло машины ставили трафареты, говорящие, откуда мы родом и, встречая земляков по дорогам, посылали приветственный сигнал. Мы очень заботились и держались друг за друга, знали, кто куда отправился, вернулся ли в часть, ранен или нет. В Афгане всякое бывало, если не пуля, то желтуха, если не отравление, то тиф. Хотя нам давали постоянно чай из верблюжьей колючки, якобы он укрепляет иммунитет.
Но самый страшный бой был по дороге в Мазари-шариф. Нас зажали в узком ущелье, сразу же подорвали две машины. Всего было 62 единицы техники. Это было в апреле, в 12 часов дня. Бой шёл 8 часов. Мы укрылись под нашими машинами, а боевая техника отстреливалась. Все колёса машин были пробиты. Но вскоре подлетела подмога - боевые вертолёты.
Простояли в ущелье всю ночь. Было очень страшно. Потери – двое раненых и один убитый. Домой же мы писали, что всё хорошо, спокойно. А незачем им было переживать... У меня отца не было, одна мама и трое младших – два брата и сестра.
На досуге, как и везде на службе, был отдых, игра в шашки, шахматы, песни на гитаре вечерами, индийские фильмы. О том, что кто-то из нас завтра, может быть, и не вернётся - не задумывались. Просто жили, просто служили, как нам говорили, выполняя интернациональный долг. Но было с нами афганское братство.
С этим ничего не сравнится. Это как единое целое, что-то магическое заключается в нём. Мы не знали, что такое дедовщина, теплые дружеские взаимоотношения были с офицерским составом. Мы были в одной связке, под названием – война.
Был у меня еще один случай. Мы должны были засветло попасть в часть, потому как оставаться за пределами ночью было опасно. С командиром роты поехали в бригаду, в другую часть. Он засиделся там. К тому времени начало темнеть, пока доехали до города, стало уже совсем темно. А мне через долину 5 километров ещё ехать. Посмотрел наверх. Небо лунное, море звёзд, помолился. Товарищ мой спал, забрал у него оружие, положил его рядом, приготовил гранаты, отключил свет, свой автомат снял с предохранителя и нажал на педаль.
Начался массированный обстрел. Я чудом оторвался. У ворот меня уже ждали счастливые командир батальона и замполит. Я тут же пересел в танк с ребятами, чтобы догнать душманов. Убили четырёх и двух взяли в плен. Руководство части отблагодарило меня за мужество и обещало представить к награде «За отвагу», но потом передумало - нельзя было оглашать нарушение устава командиром роты. О наградах, правда, мы и не думали, немало резины протёрли на афганских путях, и думали только об одном: живыми бы вернуться на Кавказ.
- Дом построил, дерево посадил, трех сыновей вырастил, дал образование, и одного уже успел женить. Имею право быть на заслуженном отдыхе. Да, ещё. Отработал 15 лет в звании старшего лейтенанта, - смеется Ваха, подытоживая свой рассказ.
Ваха Арчаков (на фото справа)
Источник: Газета Ингушетия

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры