Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 25 / 09 / 2020 Время Московское: 213 Человек (а) в сети
 

Об экспертном докладе, посвященном межэтническим отношениям и религиозной ситуации в СКФО

Экспертный доклад «Состояние межнациональных отношений и религиозная ситуация в субъектах Российской Федерации Северо-Кавказского федерального округа» (вторая половина 2017 года и его итоги)

(научный консультант – академик РАН, доктор исторических наук, профессор В.А. Тишков, ответственный редактор – доктор политических наук, профессор М.А. Аствацатурова) продолжает серию исследований в рамках деятельности Распределенного центра межнациональных и межрелигиозных проблем Министерства образования и науки РФ. Он включает в себя анализ основных трендов, а также прогнозы и практические рекомендации.

Серия северокавказских исследований уже отмечена своеобразным знаком качества в российской регионалистике. Эта серия зарекомендовала себя качественным эмпирическим материалом, солидными обобщениями и выводами. Важное достоинство продолжающейся серии – комплексный характер. Материалы докладов охватывают социально-политическую сферу, экономику, но фокусируются прежде всего на межэтнических и государственно-конфессиональных отношениях.

Итоговый доклад за 2017 год состоит из вводной части и двух разделов. Авторы вводной статьи (М.А. Аствацатурова и С.Ю. Иванова) особенно подчеркивают, что «существующие латентные и актуализированные противоречия в этноконфессиональных отношениях, в религиозных мировоззренческих процессах и практиках в субъектах РФ СКФО воспринимаются региональными сообществами скорее как проблемы государственно-конфессиональных и внутриконфессиональных отношений (каковым они в подавляющем большинстве случаев и являются), а не как проблемы в отношениях верующих, принадлежащих к разным религиям (прежде всего мусульман и православных)». Этот крайне важный вывод требует не только исследовательского внимания, но и практических решений. Лица, ответственные за это направление, должны сфокусироваться на разъяснительной работе с активистами национальных и религиозных организаций, интенсифицировать диалог, поскольку восприятие власти как ключевого игрока на поле межэтнических и межконфессиональных отношений таит в себе немалые риски.

В вводной статье говорится: «Фактор религии и веры все чаще используется не только в общественном дискурсе и в общественных практиках, но и в политических и управленческих процессах. При этом зачастую главы регионов (прежде всего республик РФ в составе СКФО) в политике и управлении широко используют фактор как своей религиозной принадлежности, так и религиозной принадлежности населения в целом. В северокавказском сообществе все чаще отмечается конкуренция трех оснований упорядочения и нормирования жизненных стратегий и тактик индивидов и групп – обычное право, религиозное право, государственное светское законодательство РФ». Следует не просто снобистски отторгать полиюридизм, а понимать, как использовать его во благо единства и целостности Российского государства. Ведь подобные проблемы, наиболее острые на Северном Кавказе, имеются и в других регионах, в особенности полиэтничных, таких, как Поволжье.

Первый раздел доклада посвящен мониторингу межэтнических отношений в СКФО во втором полугодии 2017 года и итогам за весь календарный год. Четыре статьи раздела посвящены Ставропольскому краю, по две статьи – Дагестану, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, северной осетии, Чечне. Все тексты содержат значительный объем информации, каждая республика рассматривается в комплексе. По итогам мы получаем качественные замеры во всех субъектах СКФО в 2017 году.

Авторы приходят к выводу, что в Ставропольском крае в целом стабильная и контролируемая ситуация, но при этом отмечается «традиционная практика этнического атрибутирования проблемных ситуаций и их последующая политизация». Они делают крайне важное замечание о том, что в Ставрополье наблюдается «проникновение» межэтнических противоречий и национальных вопросов («ногайский вопрос», «кумыкский вопрос», «аланская проблема», проблема разделенных и репрессированных народов) из соседних субъектов РФ, что «приводит к косвенной актуализации межэтнических и межконфессиональных отношений в регионе и к обсуждению в сообществе СКФО провокационных этнополитических проектов». Все это лишний раз подтверждает: управлять межэтническими проблемами на Северном Кавказе селективно, фокусируясь на одном отдельно взятом субъекте, невозможно. Требуется качественная межрегиональная кооперация. И повышение ее качества – неотъемлемая задача аппарата полпреда Президента РФ в этом федеральном округе.

В материале по Дагестану рассматривается такое важнейшее в новейшей истории республики событие, как назначение исполняющим обязанности главы республики Васильева В.А., не имеющего связи с региональными дагестанскими элитами, «человека Москвы». Тексты по Дагестану насыщены прекрасной фактурой. Однако в отличие от того же ставропольского материала в них нет тех ценных обобщений. Рекомендации же распадаются на отдельные сегменты (районы, различные сложные сюжеты, такие как «ауховская проблема» – завершение фактической реабилитации чеченцев-аккинцев), есть явный недостаток в общереспубликанской тематике.

Во многом совпадают по своей структуре и тексты по другим республикам СКФО. В материале об Ингушетии подчеркивается: «Во внутренней политике власти республики расширили функции Адаптационной комиссии РИ. Так, согласно правительственным данным свыше 100 человек успешно прошли через Адаптационную комиссию РИ, это не только участники незаконных вооруженных формирований, пособники, но и лица, разыскиваемые за другие преступления».

В тексте о ситуации в Кабардино-Балкарии авторы говорят о том, что руководство республики уделяет большое внимание сохранению качественных межэтнических отношений, отмечается роль Правительственной комиссии по вопросам межэтнических и межконфессиональных отношений в Кабардино-Балкарской Республике, Управления по взаимодействия с институтами гражданского общества и делам национальностей, Парламента КБР, местных органов власти. Это, безусловно, заслуживает внимания. Но, возможно, следовало бы чуть больше внимания уделить рассмотрению проблемных сюжетов, возможных рисков и негативных сценариев. Прежде всего – для предупреждения таковых.

О ситуации в Карачаево-Черкесии в 2017 году в докладе говорится следующее: «Несмотря на стабильную ситуацию в целом, в сфере межэтнических отношений лидерами национальных общественных организаций, публичными политиками поднимаются проблемы, которые являются спорными и конфликтогенными на протяжении длительного времени. В нарастании этнической напряженности значимую роль играют определенные порталы и сайты в Интернете, размещающие часто одностороннюю информацию». Хотелось бы в этой связи порекомендовать авторам в будущем уходить от намеков и называть тех, кто является возмутителем спокойствия.

В текстах о северной осетии в качестве важнейшей проблемы называется сложная социально-экономическая обстановка. «Происходит снижение уровня жизни и доходов населения республики, причинами чего являются низкие зарплаты большинства населения и низкая покупательская способность, – резюмируют авторы. – В то же время осуществляется позитивное взаимодействие государственных и общественных структур, усиление внимания к социальным проблемам общества, увеличение числа мероприятий и акций, направленных на сохранение этнокультурного разнообразия республиканского сообщества, а также на его гражданское сплочение».

Авторы делают интересные выводы о тенденциях в Чеченской Республике: «Экономическая и социальная обстановка в республике благоприятствует формированию и развитию культуры межэтнического и межконфессионального общения… Однако функционирование секторов экономики и социальной сферы зависит от значительных дотаций федерального центра, болезненной является проблема сокращения явной и скрытой безработицы, несмотря на большой прогресс в динамике сокращения безработицы».

Второй раздел доклада посвящен этноконфессиональной ситуации в СКФО в 2017 году. В нем два материала по Ставропольскому краю и по одному материалу по другим субъектам федерального округа. Очень важный (хотя и тревожный) вывод сделан о положении дел в этой сфере в Ставрополье: «Если сравнивать ситуацию в этнических и конфессиональных отношениях на Ставрополье, можно утверждать, что антиконфликтогенный менеджмент в межэтнических отношениях сформировался в работающую систему, чего нельзя сказать о конфессиональной сфере. Проблемы во внутри-, межконфессиональных и государственно-конфессиональных отношениях накапливаются, скорее купируются, чем разрешаются». Это не только констатация, но и серьезный сигнал экспертов властям. Было бы правильно, если бы ответственные чиновники краевой администрации и аппарата полпреда Президента РФ в СКФО прислушались к этому замечанию.

Второй раздел по сравнению с первым заметно выигрывает в части выводов и обобщений по Дагестану. По мнению авторов, несмотря на определенные позитивные моменты, в «настоящее время в сфере религиозного образования сохраняется ряд нерешенных проблем»: «Качество образования в религиозных учебных заведениях республики, по оценке специалистов-теологов, оставляет желать лучшего. Недостаточное количество высококвалифицированного преподавательского персонала (большинство преподавателей являются выпускниками этих же вузов) и отсутствие необходимой учебно-методической, библиотечно-информационной и технической базы остается основной проблемой для их полноценной образовательной деятельности. Серьезной проблемой также остается трудоустройство выпускников исламских учебных заведений».

Если говорить о выводах по Ингушетии, то в докладе указывается на высокий уровень религиозной идентичности в республике, что в свою очередь требует «комплексной аналитики, грамотного мониторинга и участия властей в урегулировании возникающих конфликтов».

Схожие процессы отмечаются в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии: «С каждым годом в КБР растет число людей, соблюдающих исламскую обрядность (ежедневную пятикратную молитву, соблюдение поста, вступление в брак по шариату), принимающих участие в исламских праздниках и т.д. Возросло влияние исламских служителей, их значимость в социальной жизни мусульманской общины и общественной жизни населенных пунктов…

В КЧР нарастают процессы клерикализации населения. В 2017 г., по сравнению с 2016 г., увеличилось число религиозных организаций, продолжается строительство храмов и мечетей. Основные конфессиональные праздники в 2017 г. были объявлены выходными днями».

Не все просто, по мнению авторов доклада, и в северной осетии. Они отмечают некоторую напряженность, а также наличие «потенциальной угрозы дестабилизации социально-политической обстановки, нарастания идеологической борьбы в религиозной сфере».

В Чечне же начиная «со второй половины 2017 г. ослаб накал идеологии и пропаганды в отношениях «традиционного ислама» и «ваххабизма», нагнетавшейся нередко искусственно в связи с отсутствием в местной реальности видимого поля противостояния и с учетом ситуации в мусульманском мире».

Как бы то ни было, а большинство оценок сводится к тому, что если сфера межэтнических отношений выглядит более стабильной, а также более понятной властям, общественникам, то религиозная ситуация дает немало тревожных поводов. Не вполне ясно, что делать с ростом бытовой религиозности, как она связана с политизацией религии и как осуществить тонкие настройки, чтобы, с одной стороны, поддерживать светский характер государства, а с другой – не допустить радикализации. Все эти противоречия не так просты в практическом разрешении.

В докладе даны практические рекомендации, он снабжен солидным списком литературы, позволяющим тем, кто интересуется дополнительными фактами относительно ситуации в СКФО, обратиться к различным книгам и статьям. Рекомендации особенно ценны тем, что обращены к солидарной ответственности властей, гражданского общества, религиозных авторитетов. Предлагается организация широкого взаимодействия не только по вертикали, но и по горизонтали.

Доклад имеет определенные недостатки. Некоторые из них отмечены выше. Здесь же обратим внимание на ряд следующих моментов. Не всегда четко выдержан единый перечень вопросов, на которые авторы дают ответы. Отсюда возникает некоторый разнобой, впрочем, допустимый ввиду того, что двух одинаковых республик быть не может. Уже традиционной претензией к докладу является игнорирование авторами проблем Адыгеи и Краснодарского края, которые многими нитями связаны с СКФО, хотя формально в этот округ и не входят. Учитывая острую актуальность ближневосточного конфликта и вовлеченность жителей регионов Северного Кавказа в события в Сирии и Ираке, возможно, также стоило разместить хотя бы небольшой очерк на эту тему.

Директор МБПЧ Александр Брод: «Учитывая дефицит знаний о Северном Кавказе за рубежом, целесообразно перевести доклад на иностранные языки, как минимум – на английский. В целом же научный коллектив в очередной раз не снизил ранее взятой планки. Вновь увидела свет качественная работа, полезная как практикам, так и представителям академического сообщества».
Московское Бюро по правам Человека

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Гость1 Втр, 01/05/2018 - 08:47

ни слова о выполнении закона о репресированных и возврате ингушских земель. Что это за Московское Бюро по правам Человека???

magoma Пнд, 30/04/2018 - 21:50

Пурга и болтовня

Абббас с перископом Втр, 01/05/2018 - 08:09

Главная проблема России это Украина.
Зато Крым наш.!

Абббас с перископом Втр, 01/05/2018 - 07:30

Интересно мне эти докладчики эксперты читали конституцию РФ или они призывают не выполнять статьи конституции,закона прямого чтения?
А о федеральном законе знают или они новички?
Как говорит академик аставаисабаранами,закон шторы дышло,лоббисты дышло?
Я уже адаптейшин мнение об этом всем.
Идея ленинасталина живее всех живых?
Троцкого ледорубом и все дела.

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры