Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 29 / 09 / 2022 Время Московское: 4712 Человек (а) в сети
 

Когда-то буйволы жили в каждом дворе Ингушетии

Найти буйволиное хозяйство в Ингушетии в наши дни — целая эпопея. Для этого пришлось исколесить несколько сел в разных районах республики. Наконец, автомобиль проезжает указатель «Мужичи», сворачивает на грунтовку, еще несколько минут пути — и мы на месте. У одного из домов недалеко от окраины села нас встречает Хусейн Оздоев. 40 лет они с женой живут в Мужичах, возделывают огород и держат этих редких нынче животных.

Буйволы вместо обезболивающего

Хозяйка Гуля машет руками: «Меня не фотографируйте, сейчас лучше вам наших питомцев покажу», — и сразу ведет нас по тропинке за дом. Там стоят впечатляющие черные фигуры: буйволы щиплют редкую февральскую траву.

На своих диких соплеменников — африканского и азиатского — домашние буйволы похожи лишь отдаленно: нет у них гигантских рогов, да и весят они значительно меньше (если масса диких особей доходит до тонны, то у этих — не больше 300−400 килограммов). Впрочем, от своих главных конкурентов — коров — они тоже заметно отличаются.

У буйволов большие копыта и крепкие ноги, которые помогают им выживать в горах, а также длинная коричневая шерсть.

— У нашей соседки было больше десятка буйволов, и она даже в свои преклонные годы ловко с ними справлялась, — вспоминает Гуля Оздоева.

— Только уже когда бабушке стало тяжело за ними ухаживать, мы купили у нее несколько голов. Она мне говорила: «Знаешь, какая у них вкусная простокваша бывает! Вот будешь сама держать — узнаешь».

И она, правда, может быть такой густой, как сметана, что аж ложка в ней стоит. И еще очень приятной на вкус. А еще масло! Можно очень быстро набрать на продажу несколько ведер масла отличного качества. С коровами за короткий срок так не получится. Так что теперь и расставаться с буйволами не хочу.

Опыт разведения этой скотины у семейства большой — более 20 лет. Сейчас в хозяйстве шесть голов: четыре буйволицы и два буйвола. Самой маленькой нет еще и года, а старшей — уже три. Обычно буйволов, как и другой скот, привозят на продажу из Дагестана и из Карачаево-Черкесии. И если пару лет назад 7−8-месячный теленок стоил около 25 тысяч, то сейчас за такого же попросят 40 тысяч.

— Их мясо дорожает, поэтому и цена настолько выросла, — поясняет хозяйка.

— Само мясо буйвола сочное, вкусные котлеты получаются; в нем нет холестерина, в отличие от мяса других животных. А сыр выходит такой, крупинками. В основном мы делаем его для себя и только летом — когда у буйволов много молока. Если появляются излишки — отдаем, что-то продаем. По словам Оздоевых, спрос на продукты из буйволиного молока большой, несмотря на цену. Берут, как правило, молоко и масло. Приезжают за ними даже из другого конца республики — из Малгобека.

— Молоко, говорят, обладает еще и целебными свойствами: его прикладывают к голове, чтобы избавиться от болей. Так еще издревна делали. Приезжают семьи, у которых дети с болезнями головы. И конечно, если есть, отдаем.

«Машка, иди сюда»

Хозяйка рассказывает, что большой разницы между уходом за буйволом и за коровой нет. Питаются животные отрубями, дробленой пшеницей и особенно любят кукурузу («в ней жирности больше»).

— Летом отгоняем их в горы. Ездим к ним, навещаем, привозим соли (они ее очень любят). Как похолодает осенью, пригоняем домой. Холод они не переносят: быстро мерзнут.

И хотя буйволы традиционно символизировали для ингушей силу и выносливость, Гули уверяет, что это очень чувствительные животные, которые к тому же легко привязываются к человеку.

— Они, правда, сильные, но… ранимые. Чуть обидишь, и буйволица может не дать молока во время дойки. А иногда у них и слезы можно увидеть. Чувствуют они все, — говорит хозяйка.

— Опять же наша соседка рассказывала мне, что одно животное дважды продавала. Как? Тогда приезжали из Чечни и закупали их. Продала свою буйволицу она в Аргун. И через какое-то время та возвращается домой (соседка определила ее по жгуту на шее). Представляешь, какое она прошла расстояние! И так дважды получилось.

Неудивительно, что буйволы подпускают к себе далеко не всех: хозяев они узнают по запаху, поэтому не нервничают.

— Старшую зовут Машкой, а остальные — «при Машке», — говорит Гули. — Как скажешь: «Машка, хаела, хаела (иди сюда)», вот она и бежит к тебе, что-то прикрикивает по-своему. По внешнему виду они, может, и кажутся страшными, но по натуре они не такие. Прямо как в советской песне: «На лицо ужасные, добрые внутри».

Пока мы разговаривали с Гулей, рядом с буйволами возился ее 12-летний внук Магомед-Сали. Даже невооруженным глазом видно, с каким трепетом он относится к животным и как ухаживает за своими любимицами.

— Он не оставляет эту буйволицу. Сядет на нее, как на лошадь, и катается. И она же везет его! — смеется женщина. Подбегает кто-то из соседских детей: «А можно их погладить?». «Можно конечно!» — отвечает Гуля.

Как было раньше?

Сегодня в Мужичах буйволов держат только Оздоевы и еще один человек, который купил их в прошлом году. Но старожилы хорошо помнят времена, когда этих животных можно было встретить почти в каждом дворе — куда чаще, чем обычных коров.

Все изменилось после депортации вайнахов в Среднюю Азию в 1944 году: ингуши покинули свои села, оставив имущество и скот. Только в конце 50-х они стали возвращаться на родину и понемногу восстанавливать хозяйство. Тогда же началась и «всеобщая коровизация» республики. Власти сделали ставку на коров: их считали более перспективными в производстве молока и мяса. Буйволы же стали превращаться в диковинку.

— В наши дни в селах республики 1−2 семьи все-таки найдешь, кто этим занимается: в Экажево, в Ачалуках, в Сурхахи, в Галашках, — перечисляет Гуля.

— Еще помню, что в середине прошлого века буйволиную шкуру сдавали и делали из нее седла, хомуты, уздечки для лошадей. Буйволиная кожа очень толстая, а значит, и изделия из нее будут качественнее и прочнее.

Ценность буйволиной кожи отмечал и этнограф Султан Мерешков. В одной из работ он пишет: «У ингушей очень ценилась кожа буйвола в производстве сыромятной обуви, делались из нее и заготовки для подошв обуви, различные ремешки, постромки и т. д.»

— Буйволов здесь всю жизнь держали. Как старики вернулись на родину с высылки в Казахстан, так и начали их держать, — говорит хозяин дома Хусейн Оздоев.

— В нашей именно семье — я первый, кто этим занимается. Наш старший сын тоже держал их у себя, но недавно продал. А теперь и внук вот как с ними ловко обращается. Уверен, что и наши потомки продолжат это занятие.

Алена Захарова etokavkaz.ru

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Абббас с перископпом Ср, 05/02/2020 - 18:35

Яков сьели,буйволов сьели.
и баранов сьедим. 20000 из дагестана))))

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры