Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 19 / 01 / 2017 Время Московское: 936 Человек (а) в сети
 

Ко Дню Героев Отечества Российский орден святого Георгия в судьбе ингушского воинства

Среди орденов, которыми награждали за военные заслуги, российский орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия ценился больше не только в России, но и в Европе в целом. Даже английский крест Виктории и австрийский Марии-Терезии, жаловавшиеся реже, чем орден Святого Георгия, не могли соперничать с ним в смысле его обаяния в сознании народных масс и бесчисленного применения его цветов ко всем высоким явлениям военной жизни.

Почин в учреждении в России первого чисто военного ордена принадлежит императрице Екатерине II. В 1765 г. ей был впервые представлен разработанный героем Семилетней войны графом З. Г. Чернышевым проект статута Екатерининского военного ордена. По первоначальному статуту орден был учрежден «из особливой Императорской милости к служащим в войсках в отличие и награждение их за оказанную во многих случаях ревность и службу, а равно для поощрения их в военном искусстве», то есть главным образом он имел в виду выслугу лет в офицерских чинах. Императрица его не одобрила. Она хотела создать военную награду за конкретные боевые подвиги, не понравилось ей также название ордена «Екатерининский». В покровители своего военного ордена она избрала самого боевого из святых христианства — святого Георгия — издавна пользовавшегося в России большим почетом.

Через четыре года, в ходе военных реформ, проводившихся в целях реорганизации русской армии и флота, императрица Екатерина II утвердила 23 ноября 1769 года статут новой военной награды России — ордена Святого Георгия. По случаю торжества его учреждения она указала, что он «должен почитаться учрежденным с 1769 года месяца ноября с 26 числа, в который день Мы знаки онаго на Себя возложа, пожаловали чрез долгое время с отличностью Нам и Отечеству служащих».

Новый орден должен был стать моральным стимулом для всего офицерского корпуса армии, а не только генералитета, как ранее учрежденные ордена. Значимость и высокий статус данного ордена Екатерина II подчеркнула еще и тем, что возложила на себя и на своих преемников знаки 1-й степени. Все лица, «сопричастные» к ордену, стали именоваться «КАВАЛЕРАМИ ОРДЕНА СВЯТОГО ГЕОРГИЯ».

Кроме того, особенность этого ордена среди других военных наград Российской империи заключалась в том, что согласно п.3 Статута 1769 г. «Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны, не дают право быть пожалованным сим орденом: но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые, и для Нашей воинской службы полезные советы».


Орден Святого Георгия 1 ст. и Звезда ордена


Более того, Высочайше повелено было орден никогда не снимать, «ибо заслугами оный приобретается» и точного числа его кавалеров не определено «ибо в него положено принимать столько, сколько достойными себя окажут».

В своем указе Императрица повелела, чтоб лента к ордену была из трех черных и двух желтых полос. В 1833 г. граф Литта писал, что «...Законодательница, сей орден учредившая, полагала, что лента его соединяет цвет пороха и цвет огня...». В действительности же цвета ордена были государственными с тех времен, когда русским национальным гербом стал черный двуглавый орел на золотом поле.

ОРДЕН СВЯТОГО ГЕОРГИЯ ИМЕЛ ЧЕТЫРЕ СТЕПЕНИ:

1-я степень большого креста: большой крест, носимый на ленте орденских цветов, через правое плечо, и золотая звезда на левой стороне груди. Крест золотой, покрытый белой эмалью. В середине — герб Московского царства, т. е. в красном поле изображение Святого Георгия. Звезда четырехугольная, золотая, посредине которой в черном обруче с надписью золотом «За Службу и Храбрость» желтое поле, а на нем вензель святого (буквы С. Г.).

2-я степень большого креста: большой крест, носимый на орденской ленте на шее, и звезда на левой стороне груди.


Орден Святого Георгия 2 ст. и Звезда ордена

3-я степень креста: малый крест, носимый на более узкой ленте на шее.

Орден Святого Георгия 3 ст.

4-я степень креста: малый крест, носимый на ленте еще более малого размера в петлице (или на колодке).

Орден Святого Георгия 4 ст.

Награждение орденом Святого Георгия двух первых степеней Императрица предоставила себе (в последующие времена, награждение первыми двумя степенями ордена было исключительной прерогативой верховной монаршей власти), еще раз подтвердив исключительную и высокую значимость нового боевого ордена. Обсуждение же прав на получение 3-й и 4-й степени возложено было на сухопутную и морскую Военные коллегии.

В правилах, которыми выражались все существенные черты первоначального статута ордена, было сказано:

«Но как не всегда верному сыну Отечества открываются случаи, где его ревность и храбрость блистать может, то не исключать из сего милостивого установления и тех, кои в полевой службе 25 лет от обер-офицера, а в морской — 18 кампании офицерами служили». Таким образом, орден 4-й степени отныне мог присуждаться и за выслугу лет.

22 сентября 1782 г., для рассмотрения представлений к награждению орденом 3-й и 4-й степеней, по повелению Императрицы был установлен Кавалерский Капитул (Дума). На нее были возложены те обязанности, которые исполнялись сухопутными и морскими Военными коллегиями.

Со временем статут ордена претерпел ряд изменений.

С восшествием на престол император Павел I издал для российских орденов новое установление, в котором не были упомянуты ордена Святого Георгия и Святого Владимира, учрежденные при Екатерине II. При чтении этого установления в день коронования в Успенском соборе Московского Кремля он объявил: «Орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия остается на прежнем основании его, как и статут его». Однако за все время его царствования эти ордена никому не жаловали.

Император Александр I в Манифесте от 12 декабря 1801 года объявил о восстановлении статута ордена Святого Георгия: «Ныне, восстанавливая оба сии ордена во всей их силе и пространстве, сопричисляем статуты их к статуту российских орденов, в 1797-мгоду изданному, восстанавливая при Общем Капитуле и думы сих орденов на прежнем их основании».

Император Николай I в 1833 году дополнил статут ордена Святого Георгия новыми статьями. Пояснялось, что все генералы и офицеры могли получить орден 4-й степени. Орденом 3-й степени награждались только генералы и штаб-офицеры, предпочтительно из тех, кто уже имел орден 4-й степени. Орденом 4-й степени мог награждать Главнокомандующий армией или командир отдельного корпуса, на основании представления, сделанного Георгиевской думой, созываемой при Главной квартире (Главный штаб. — Авт.). Награждение по подвигам, не указанные в статуте, или представления к ордену 3-й, 2-й и 1-й степеней являлось прерогативой Государя Императора.

Из уважения к религиозным чувствам Георгиевских кавалеров—мусульман, ордена им выдавались с заменой изображения Святого Георгия на государственный герб и вензель Государя Императора. Такое же правило было установлено и для Знака отличия Военного ордена.

Последний статут ордена Святого Георгия был утвержден императором Николаем II 10 августа 1913 года. В Высочайшем императорском указе писалось: «Последовавшее за истекшее восьмидесятилетие полное изменение свойств боя на суше и на море и, в особенности, чрезвычайное развитие техники военного и морского дела, с очевидностью указали на явную необходимость изменения положений, касающихся награждения военным орденом Святого Георгия и причисленным к оному знаком».

В соответствии с данным Императорским утверждением новый статут был дополнен статьями и правилами награждения орденом Святого Георгия и принадлежащим к нему Знаком отличия Военного Ордена. Согласно нововведениям к ордену Святого Георгия были причислены — «Георгиевское оружие» и «Георгиевская медаль». Знаку отличия Военного ордена было присвоено новое название — «Георгиевский крест».

* * *

Одной из почитаемых боевых наград в Российской Императорской армии издавна считалось офицерское Золотое оружие. Впервые им начали награждать в 1788 году в ходе русско-шведской войны. Первый тип Золотого оружия для награждения штаб- и обер-офицеров армии и флота представлял собой золотую офицерскую шпагу с надписью «За храбрость», без драгоценных украшений (являвшейся привилегией для высших военных чинов).Отныне, для каждого офицера Императорской армии получение в награду именного Золотого оружия «За храбрость» — стало желанным и почетным.

Георгиевское оружие - За храбрость

Статут Золотого оружия, со временем, был дополнен новыми статьями и положениями. Так, по Высочайшему соизволению, с 1855 года на Золотом оружии было повелено носить темляк на Георгиевской ленте. С 1869 года все офицеры награжденные Золотым оружием Высочайшим указом императора Николая I, были причислены к кавалерам ордена Святого Георгия.

В положениях Георгиевского статута 1913 года утвержденного императором Николаем II особо интересны два новых установления: "Усматривая отсутствие определенных указаний о награждении Золотым оружием, нашли Мы необходимым установить точные правила о пожаловании сей боевой награды и ввести их также в настоящий статут в виде особого его отдела с присвоением впредь означенному оружию наименования "Георгиевского".Согласно ст.106 данного Статута — «Под Георгиевским Оружием разумеются: шпаги, сабли, палаши, шашки и кортики существующих образцов, но с эфесами, сплошь позолоченными, с лавровыми украшениями на кольцах и наконечниках ножен; на эфесе изображена надпись «За храбрость» и помещается крест ордена Святого Георгия уменьшенного размера из финифти; темляк к Оружию — на Георгиевской ленте«.Хотя эфес оружия был позолоченным, однако награжденному разрешалось, при желании, заменить его, за свой счет, на цельно золотой эфес.

Для разбора представлений о награждении Георгиевским оружием созывалась Дума из кавалеров Георгиевского оружия. Государь Император утверждал одобренные Георгиевской Думой награждения. Право же на награждение было представлено Главнокомандующему, командующим армиями или флотами. Помимо обычного Георгиевского оружия генералы и адмиралы могли быть награждаемы также Георгиевским оружием украшенным бриллиантами. На таком оружии надпись «За Храбрость» заменялась указанием на подвиг, за который оно было пожаловано. Награждение Георгиевским оружием украшенным бриллиантами прерогативой Государя Императора.

Новый статут предвидел, наконец, награждение орденом Святого Георгия или Георгиевским оружием посмертнотех, кто"своей смертью запечатлел содеянный им геройский подвиг, достойный увековечения в летописях Отечества«.

Первые такие случаи среди ингушского офицерства Императорской армии имели место во время Первой мировой войны 1914-1917 гг. Так, командир сотни Ингушского конного полка Кавказской Туземной конной дивизии поручик Базоркин Крым-Султан Банухоевич погибший 15 июля 1916 года в бою под с. Езержаны(австрийская Галиция) за храбрость и мужество, проявленные в том бою, Высочайшим приказом был удостоен Георгиевским оружием (посмертно).

Вторым награжденным (посмертно) в ряду ингушских Георгиевских кавалеров стал поручик 74-го пехотного Кубанского полка Богатырев Хаджи-МурадКеримович, геройски погибший в бою в июне 1917 г. под г. Станиславовым(австрийская Галиция). Высочайшим приказом в сентябре 1917 г. он был удостоен ордена Святого Георгия 4-й ст.

* * *

Император Александр I указом от 13 февраля 1807 г. учредил «Знак отличия Военного Ордена» для награждения особо отличившихся нижних чинов (солдат, матросов) за храбрость против неприятеля. Как сказано в указе: «Во изъявление особенной Императорской милости к воинству и в вящее доказательство Нашего внимания к заслугам оного, искони ознаменованным во всех случаях толикими опытами любви к Отечеству, верности к Государю, ревности к службе и неустрашимой храбрости».

Приобщенный к ордену Святого Георгия знак отличия Военного ордена представлял собой серебряный крест с номером на обратной (тыльной) стороне и носился на Георгиевской ленте. Он имел те же изображения и инициалы, что и орден, но без белой эмали. Первоначально крест имел лишь одну степень.

Учреждение подобной высокой награды для нижних чинов было большим событием в унтер-офицерской и солдатской среде. Отныне Георгиевскими кавалерами могли быть не только дворяне-офицеры, но и простые солдаты. Знак отличия Военного Ордена разнес его славу не только по всей Императорской армии, но и заслужил небывало большое уважение и почет в народе.

Награжденным им нижним чинам предоставлялись преимущества. Они отчислялись из податного сословия, не могли быть подвержены телесным наказаниям, и им прибавлялось денежное содержание. В некоторых случаях, была принята и такая демократическая мера, как предоставление нижним чинам права самим избирать достойных награждения Знака отличия Военного ордена. Это был своего рода прообраз созываемой солдатской (матросской) «Георгиевской думы». С 1833 года за вторичный подвиг на Георгиевскую ленту Знака отличия Военного ордена прибавлялся бант.

Полный Георгиевский бант

В 1856 году Высочайшим указом императора Александра II Знаку отличия Военного ордена, взамен одной степени, были учреждены четыре степени: 4-я — серебряный крест, 3-я — серебряный крест с бантом на ленте, 2-я — золотой* крест, 1-я — золотой крест с бантом на ленте. Награждение производилось от младшей 4-й степени — к старшей 1-й степени. Все кресты были номерованы. Помимо высокого денежного содержания, кавалеры Георгиевского креста также имели преимущества и по военной службе. Нижний чин при награждении крестом 4-й степени производился немедленно в ефрейторы (приказной, в кавалерии), 3-й степени в унтер-офицеры (урядники), 2-й степени производился в подпрапорщики (при увольнении в запас), 1-й степени в прапорщики (при увольнении в запас). Георгиевским кавалерам облегчалось производство в первый офицерский чин.

В 1878 году Высочайшим указом императора Александра II для награждения особо отличившихся в боях нижних чинов (солдат и матросов) была установлена серебряная медаль с надписью «За храбрость», носившаяся на Георгиевской ленте, в четырех степенях.

При утверждении Статута 1913 года император Николай II отметил: «Мы нашли справедливым отличить заслуги и тех нижних чинов, деяния коих, не подходя под требования статута Георгиевского креста, тем не менее, свидетельствуют о присущей российскому воину неустрашимости и твердости, не за страх, а за совесть, исполнению долга служения Нам и дорогому отечеству. Мы приняли также во внимание, что и многие лица, не принадлежащие к составу армии и флота, но беззаветно жертвующие своею жизнью в разных случаях боевой обстановки, а в особенности в деле ухода за ранеными, также не должны оставаться без поощрения. Признавая наиболее отвечающею всем сим случаям наградой медаль с надписью «За храбрость», установленную в 1878-м году в Бозе почивающим ДедомНашим, Императором Александром II, постановили Мы наименовать оную «Георгиевскою» и ввести правила о награждении помянутою медалью в настоящий статут, в качестве его особой части».

Согласно части IV отд. I данного Статута, Георгиевская медаль имела четыре степени: 4-я и 3-я — серебряные медали, 2-я и 1-я — золотые медали; 3-я и 1-я степени были с бантами. Награждение производилось от младшей 4-й степени — к старшей 1-й степени. Все медали были номерные.

Нижние чины, награжденные Георгиевскими медалями, наравне с награжденными Георгиевскими крестами, также имели преимущества. Они получали до конца жизни ежегодную пенсию, по тем временам, большего содержания. По 4-й степени медали полагалось 36 рублей, по 3-й степени — 60 рублей, по 2-й степени — 96 рублей и по 1-й степени — 120 рублей. Георгиевская медаль также давала дополнительное право на пенсию в 12, 18, 24 и 36 рублей соответственно по степеням, начиная от младшей к старшей.

Число степеней Георгиевского креста и их характерные особенности не претерпели каких-либо изменений.

Как и с орденом Святого Георгия в знак уважения к Георгиевским кавалерам-мусульманам изображение Святого Георгия на Георгиевском кресте и Георгиевской медали заменялось государственным гербом Российской империи и вензелем Государя Императора.

Первая мировая (Великая) война 1914-1918 гг. дала много Георгиевских кавалеров, как среди офицерского корпуса, так и среди нижних чинов (солдат и матросов) Российской Императорской армии и Императорского флота. Согласно наградной статистике по Военному министерству, уже к 23 ноября 1916 г. были пожалованы: ордена Святого Георгия 2-й степени — 4 награждений, ордена Святого Георгия 3-й степени — 53 награждений, ордена Святого Георгия 4-й степени — 3504 награждений, Георгиевского оружия украшенного бриллиантами — 8 награждений и Георгиевского оружия «За храбрость» — 5314 награждений. Из миллионной Императорской армии число нижних чинов награжденных всеми четырьмя степенями Георгиевского креста (полным Георгиевским бантом) и Георгиевских медалей перевалило за 200 тысяч.

Согласно Высочайшему благоволению, нижний чин, удостоенный четырех степеней Георгиевского креста, именовался «полным Георгиевским кавалером».

Апогей краха общественно-государственного устройства России и последовавший затем окончательный развал Императорской армии осенью 1917 года, положили начало завершению более двухвековой истории Российской Императорской армии, и её наградной системы.

* * *

Российская империя, начиная со времен императора Петра I Великого, неизменно оставалась в кругу великих европейских держав. Ее растущий международный авторитет определялся, прежде всего, экономической и военной мощью сложившегося под скипетром династии Романовых огромного евразийского государства. Многонациональный состав населения России, где верховная власть сумела создать достаточно благоприятные возможности как для сохранения разными народами своей культурной самобытности, так и для приобщения их отдельных представителей при желании к европейской цивилизации, ощущался на всех уровнях и во всех сферах Российской империи, в том числе военной.

Представители мусульманских горских народов Северного Кавказа, в частности, ингуши, занимавшие, еще с середины XIX в., заметное положение среди офицерского корпуса Российской Императорской армии, также были достойно представлены в рядах Георгиевских кавалеров. Все они были удостоены этих высоких боевых наград за верную службу, храбрость и мужество, проявленные на полях сражений. В вышедшей в 2012 году книге автора «Ингуши — Георгиевские кавалеры Российской Императорской армии, XIX — первая половина ХХ вв.» более подробно повествуется об ингушах — Георгиевских кавалерах награжденных самыми почетными офицерскими военными наградами — орденом Святого Георгия и Георгиевским оружием, а также высокой военной наградой для нижних воинских чинов (солдат) — Георгиевскими крестами, всех четырех степеней (полные Георгиевские кавалеры).

При многолетней работе над изданием автор стремился с максимальной полнотой и объективностью реконструировать списки ингушских воинов награжденных орденом Святого Георгия и Георгиевским оружием «За храбрость» с 1840-х гг. до 1917 года, а также приравненных к ордену — полных Георгиевских кавалеров. Большинство представленных в книге лиц, помимо аннотации их биографии и перечисления боевых наград, также сопровождаются некоторыми послужными списками и фотографиями.

* * *

В авангарде ингушской военной элиты Российской Императорской армии, несомненно, стояли и стоят кавалеры самой почетной и желанной боевой награды — ордена Святого Георгия.

Первым из ингушей кто был удостоен ордена Святого Георгия 4-й ст. стал командир отряда горской милиции капитан М. Б. Базоркин (1817–1891). Молодой офицер-кавалерист и ветеран Кавказской войны получил эту высокую боевую награду в 1859 г., за боевые отличия, проявленные годом ранее, в бою 30 июля 1858 г. против войск имама Шамиля в Аки-Юртовском ущелье.

Все последующие высокие Георгиевские награды были заслужены ингушскими офицерами и всадниками Российской Императорской армии непосредственно на фронтах Первой мировой войны 1914–1918 гг.

Вторым кавалером ордена Святого Георгия 4-й ст. стал подполковник артиллерии К. Г. Долгиев (1860-1919), кадровый военный. Он получил орден Святого Георгия в 1916 г. за боевые отличия, проявленные годом ранее, в майском бою 1915 г. с германцами на Западном фронте. Успех данного боя способствовал занятию частями русских войск малыми потерями г. Синявы.

Третьим кавалером ордена Святого Георгия 4-й ст. стал генерал-майор С. С. Бекбузаров (1865-1930), кадровый военный. Орденом Святого Георгия он был Высочайше пожалован в июле 1917 г. за умелое командование и многократные боевые отличия, проявленные в боях с неприятелем на Западном фронте. Двумя годами ранее, в 1915 г., будучи в чине полковника С. С. Бекбузаров Высочайшим приказом был награжден Георгиевским оружием с надписью «За храбрость».

Четвертым кавалером ордена Святого Георгия 4-й ст. стал поручик Х.-М. К. Богатырев (—1917), кадровый военный. Он был удостоен этой высокой награды (посмертно) в сентябре 1917 г. за личную храбрость, проявленную в бою с неприятелем в июне 1917 г.

Существует, пока документально не подтвержденная, версия о пятом кавалере ордена Святого Георгия 4-й ст. генерал-майоре Э. А. Нальгиеве (1863-1918), кадровом военном. Со слов его внука — 80-летнего Нальгиева Хаджи-Мурата Магомедовича — орденом Святого Георгия генерал Э. А. Нальгиев был удостоен указом Временного правительства России в сентябре 1917 г. за боевые отличия и личную храбрость, проявленные против турецких войск на Кавказском театре военных действий. Однако ингушский генерал, будучи убежденным сторонником монархии, отказался принять награду от Временного правительства. «Я не могу принять эту награду, какими бы высокими подвигами он ни был освящен, от Правительства, доведшего Династию до низложения. Я принимал боевые награды от имени Императора и более ни от кого. Я воевал за Россию и за Императора, но не за «временщиков», ведущих Отечество наше к хаосу и погибели...» — таков был его мотивированный отказ.

Годом ранее, в 1916 г., будучи в чине полковника, Э. А. Нальгиев Высочайшим приказом был награжден Георгиевским оружием.

Следующую когорту ингушских Георгиевских кавалеров составляют офицеры, награжденные второй по значимости наградой российского офицерства — Георгиевским оружием «За храбрость».

Спустя лишь чуть более полугода с начала Первой мировой войны, в феврале-марте 1915 г., три ингушских офицера Высочайшими приказами были удостоены этой высокой боевой награды. Первыми кавалерами Георгиевского оружия стали полковники (впоследствии — генерал-майоры) С. С. Бекбузаров и Т. Н. Укуров и поручик С. З. Бек-Боров. За 1916 г., самом насыщенном боевыми действиями русской армии в той войне, Георгиевским оружием были удостоены — полковник Э. А. Нальгиев, штабс-ротмистр Н. А. Базоркин и поручик К.-С. Б. Базоркин. В 1917 г. число ингушей, кавалеров Георгиевского оружия, пополнилось еще четырьмя новыми лицами — полковником А. Б. Котиевым, штабс-ротмистром С. Д. Долтмурзиевым, поручиком А. Г. Маматиевым и корнетом Э. Д. Гулиевым.

Завершает список ингушских Георгиевских кавалеров самая многочисленная когорта, состоящая из 27 всадников и офицеров — награжденных всеми четырьмя степенями Георгиевского креста — полные Георгиевские кавалеры.

Первым из ингушей, ставшим полным кавалером всех четырех степеней Знака отличия Военного ордена, (с 1913 г. именуется Георгиевский крест), является юнкер горской милиции Тумахоев ТIой К. удостоенный ими за Кавказскую войну. Отрадно, что автору стало известно об этом важном историческом факте из архивных документов (выписки) хранящихся в семейном архиве Кантышева Магомеда Хамидовича (прапраправнука юнкера Тумахоева Т. К.), в свою очередь предоставленных ему известным ингушским историком-архивистом Дакиевым М.

Данные архивные документы были выявленны в фондах ЦГА г. Санкт-Петербурга. В документах юнкера Тумахоева Т. К. приводятся №№ всех степеней Знаков отличия Военного ордена. Последней 1-й степенью он был удостоен в 1859 году за усердную службу и боевые отличия проявленные «противу непокорных горцев».

Следующими полными Георгиевскими кавалерами являются 26 всадников и офицеров Ингушского конного полка Кавказской Туземной конной дивизии (Дикая дивизия), личной храбростью и мужеством заслуживших в течение Первой мировой войны высокие боевые награды для нижних чинов — Георгиевские кресты всех четырех степеней.

Многие из них, за примерную воинскую службу и проявленные в боях боевые отличия, смогли к концу войны добавить к своим высоким Георгиевским наградам и золотые погоны первых офицерских чинов.

В солдатской (нижних чинов) наградной системе Российской Императорской армии во время ведения боевых действий, т. е. в действующей армии, на практике часто применялось правило, когда по личному желанию награждаемого повторно полученная им 2-я степень Георгиевского креста, (которая обычно заменялась на следующую 1-ю степень), по собственному желанию его могла быть заменена первым офицерским чином — прапорщика. Но и здесь имелись свои нюансы — 1-я степень Георгиевского креста заменялась офицерским чином только лишь исходя из наличия у него многочисленных боевых отличий и примерной воинской службы.

Следует отметить, нисколько не умаляя высоких боевых качеств и авторитетность других национальных полков и подразделений Кавказской Туземной конной дивизии (Дикая дивизия), что именно в Ингушском конном полку было наибольшее количество полных Георгиевских кавалеров.

* * *

Коллективными Георгиевскими наградами, приравненным по статусу к ордену Святого Георгия, которыми были удостоены ингушские военные части за боевые отличия и массовый героизм в рядах Российской Императорской армии, являлись: 1) Георгиевское знамя «За отличие в турецкую войну 1877 и 1878 годов» — удостоенное Ингушскому конно-иррегулярному дивизиону, 2) почетные Георгиевские серебряные трубы — Ингушской сотни Терско-Кубанского конно-иррегулярного полка «За отличие в японскую войну 1904 и 1905 годов» и Ингушскому конному полку Кавказской Туземной конной дивизии (Дикая дивизия) «За отличие в бою у д. Цу-Бабино в войну 1915 года» за боевые отличия в Первой мировой войне 1914-1918 гг.

* * *

В 1992 году, после 75-летнего забвения, высшие военные (боевые) награды Российской империи — орден Святого Георгия и Георгиевский крест — Указом Президиума Верховного Совета Российской Федерации «О государственных наградах Российской Федерации» от 2 марта 1992 г. № 2424-1 и Указом Президента Российской Федерации «Об утверждении Статута ордена Святого Георгия, Положения о знаке отличия — Георгиевском кресте и их описаний» от 8 августа 2000 года № 1463 были восстановлены в своих высоких статутах.

Как в 1769 и 1807 годах, они вновь приобрели статус высших военных наград новой России и возродили былую их славу.

Стилистика и орфография цитируемых текстов в статье сохранена в авторской (старорусской) редакции.
Исса Алмазов

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Уточним Сб, 10/12/2016 - 00:48

Из этих 26 полных георгиевских кавалеров Ингушского полка Дикой Дивизии пятеро Мальсаговы.

Бюл бюль оглы Чт, 08/12/2016 - 16:11

Георгий сидит на осле а крест в перде.

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры