Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 21 / 11 / 2018 Время Московское: 510 Человек (а) в сети
 

Как меня хотели выгнать из зала суда.О давлении на адвоката и журналистов на процессе по делу сотрудников центра «Э»

Главному редактору «Новой газеты» С.Н. Кожеурову
Уважаемый Сергей Николаевич! Считаю необходимым проинформировать вас о событиях,непосредственным участником которых я стала. В Нальчикском военном гарнизонном суде я присутствую как официально аккредитованный журналист и освещаю процесс,подсудимыми на котором являются экс-глава Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) РИ

Тимур Хамхоев и его подчиненные. Судят их за пытки. 4 июля 2018 года в суде произошел неприятный инцидент.
Судья Нальчикского военного гарнизонного суда Андрей Лазарев, который рассматривает дело Хамхоева, зачитал рапорт судебного пристава Хачеповой:

«3 июля в здании Нальчикского суда мною была осмотрена гражданка Гордиенко с помощью ручного металлоискателя. При осмотре вышеуказанной гражданки запрещенных предметов при ней не обнаружено. Также при ней не было мобильного телефона. После начала судебного разбирательства мною было замечено, что гражданка Гордиенко пользуется мобильным телефоном, на что мною было сделано замечание».
Далее суду была представлена видеозапись, на которой адвокат потерпевших Андрей Сабинин отдает мне мой телефон перед залом судебных заседаний.

Слово взяла адвокат подсудимого Цороева Аминат Бабаева:

«Наверняка это не первый раз, когда он (Андрей Сабинин. — И.Г.) передает корреспондентам телефоны. Потому что то, что мы читаем в статьях на «Кавказском узле» и в других СМИ (имеется в виду «Новая газета». — И.Г.), буквально дословно то, что происходит тут, вплоть до точных слов и реплик… Я считаю, что этого корреспондента нужно удалить из зала».
Адвокат Хамхоева Маргарита Хаджиева:

«Они (журналисты. — И.Г.) дословно все воспроизводят. Пресса должна была быть удалена изначально. Есть вероятность и ангажированности, и нагнетания общественного мнения, очень однобоко освещается. Прошу принять меры реагирования».
Поднялся со скамьи подсудимых бывший глава Сунженского РОВД Магомед Беков:

«Мне мои близкие родственники неоднократно сообщают, что в связи с данными статьями в Республике Ингушетия очень сильно накалена оперативная обстановка. Еще чуть-чуть, может вспыхнуть пожар».
А экс-начальник ЦПЭ Ингушетии Тимур Хамхоев напрямую стал угрожать адвокату Сабинину:

«Ваша честь, вы нам бесплатно подогнали столько адвокатов (у каждого из семерых подсудимых помимо адвокатов, которых наняли их родственники, имеются еще по бесплатному государственному защитнику. — И.Г.), дайте и той стороне бесплатных адвокатов. Я уверен, что адвокатов потерпевших наняла оппозиция. Заявляю, что на вопросы Сабинина я отвечать не буду… Я не против российской прессы, но здесь оппозиционная вся пресса, которая однобоко все освещает…
Кто такой Сабинин, который сидит здесь и что-то со мной хочет сделать. Я и за решеткой его достану, если он мне нужен будет, но он мне не нужен…

Я не хочу, чтобы такие адвокаты тут были».

Экс-глава ингушского центра «Э» Тимур Хамхоев в зале суда. Кадр видео
Остальные подсудимые поддержали выступавших и потребовали — адвоката Сабинина наказать, а журналистов удалить раз и навсегда.

Прокуроры и потерпевшие были против.

Судья Лазарев постановил: копию рапорта судебного пристава и видеозапись приобщить к материалам уголовного дела. Информацию об инциденте направить в коллегию адвокатов Ставропольского края, где числится Андрей Сабинин, а также проинформировать руководство «Новой газеты» для «принятия мер реагирования» по «данному проступку».

В удовлетворении ходатайств подсудимых об удалении прессы из зала заседаний — отказать, так как судебный процесс является открытым.

В связи с вышеизложенными обстоятельствами хочу пояснить.

Действительно, 3 июня я попросила адвоката Сабинина взять с собой мой телефон и вернуть его мне перед залом судебных заседаний. Начали давать показания подсудимые, и мне было принципиально важно зафиксировать их речь на аудионоситель. В своей работе я часто использую телефон в качестве диктофона. В зале судебных заседаний Нальчикского суда адвокаты и судебные приставы свободно и постоянно пользуются своими мобильными. Однако мне, а также другим журналистам судебные приставы запрещают брать телефон с собой, ссылаясь на устный запрет судьи Лазарева.

Я не считаю этот инцидент «проступком», более того, запрет на использование мобильных телефонов в зале судебных заседаний нарушает российское законодательство.

В постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации №35 от 13 декабря 2012 года «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов» говорится: «Доступ информации о деятельности судов обеспечивается также посредством предоставления лицам, присутствующим в открытом судебном заседании, право фиксировать ход судебного разбирательства.

Судам надлежит обеспечивать всем лицам, присутствующим в открытом судебном заседании, представителям редакций средств массовой информации (журналистам) равные условия для реализации такого права.

Законом не предусмотрена обязанность лиц, присутствующих в открытом судебном заседании и фиксирующих его ход в письменной форме или с помощью средств аудиозаписи, уведомлять суд или получать у него разрешение».

На первом слушании судья Лазарев по просьбе подсудимых запретил фото- и видеосъемку. Хочу подчеркнуть, из уважения к суду я ни разу не нарушила этот запрет. Свой телефон я использовала исключительно как диктофон.

Также хочу проинформировать, что

я неоднократно являлась свидетелем угроз в адрес адвоката Сабинина со стороны подсудимых.

В частности, 4 июля в перерыве между слушаниями подсудимый Магомед Беков во дворе здания суда подошел ко мне и адвокату Сабинину и в грубой, агрессивной форме начал доказывать, что Сабинин «провоцирует жителей Ингушетии» и ему это обязательно зачтется. (Напомню, Магомеду Бекову предъявлено обвинение «в превышении должностных полномочий с применением насилия». По словам потерпевшей Марем Долиевой, именно в рабочем кабинете Бекова Тимур Хамхоев, замначальника полиции Ингушетии Алишер Боротов, а также сам Магомед Беков надевали ей черный пакет на голову, душили и избивали, требуя дать признательные показания. Подсудимый Беков находится под домашним арестом.)
Марем Долиева. Кадр: Life
Позже Магомед Беков, уже за пределами двора здания суда, в эмоциональной манере сказал мне, что даже если он «сядет, он отсидит и выйдет, и обязательно справедливость восторжествует», что прозвучало как угроза.
специальный корреспондент
Ирина Гордиенко
Новая газета

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

AZ Пт, 06/07/2018 - 11:11

Конечно справедливость восторжествует. Надеюсь среди Далиевых найдется мужчина и спросит с тебя по ингушским законам!

Хамзат@ Чт, 05/07/2018 - 23:24

Ублюдки незаконнорожденные.

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры