Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 30 / 10 / 2020 Время Московское: 396 Человек (а) в сети
 

Ингуши в исследованиях Иоганна Бларамберга и Николая Зейдница

Академическому кавказоведению посвящены труды многих ученых. Ранее в нашей газете мы писали об исследованиях, которые проводились на Кавказе и в Ингушетии, в частности, в ХIХ веке. В числе этих исследователей был и Иоаганн Бларамберг, 1800 г. р.

Родился он во Франкфурте-на-Майне, окончил Гиссенский университет. В 1824 году Иоганн принял российское подданство и стал Иваном Фёдоровичем. В феврале 1825 года перебрался в столицу, в марте того же года был принят в число воспитанников Института Корпуса инженеров путей сообщения.

В марте 1830 года был направлен в Отдельный Кавказский корпус, принял летом того же года участие в кавказских походах. В 1832 году Бларамберг получил чин штабс-капитана и был назначен помощником начальника III отделения канцелярии генерал-квартирмейстера Главного штаба. По возвращении в 1832 году подготовил рукопись «Описание Кавказа в географическом, историческом и военном отношении», за что получил крупное вознаграждение и орден Св. Станислава 3-й степени.

Значительный материал о народах Северного Кавказа вошел в его труд «Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа» объемом в 900 страниц. Ингушам он посвятил целый раздел, который состоит из следующих подразделов: «Границы. Названия. Историческая справка. Местоположение. Климат. Плоды земли. Деление. Кистинцы. Ингуши. Галгаевцы. Галашевцы. Облик жителей и их одежда. Жилища. Пища. Домашние промыслы и сельское хозяйство. Нравы и обычаи. Танцы. Религия. Тхаба-Ерда. Захоронения. Народонаселение. Карабулахи, Ахи или аккинцы. Цоринцы».

Бларамберг дает сведения о географическом расположении каждого ингушского общества, называет населенные пункты этих территорий, описывает жилища, храмы, различные погребальные сооружения, описывает образы ингушей, их одежду, традиции и обычаи.

Характер и нравы народа он запечатлел в своих заметках: «Ингуши считают оскорбление словом самым чувствительным из оскорблений и мстят за это вплоть до смерти того, кто произнес оскорбление. Они из-за пустяка могут вспылить в разговоре, но легко успокаиваются. Их пыл проявляется открыто, без малейшего притворства. Презрение к жизни рассматривается как доблесть, а малейшее проявление страха — как величайший позор. Они предпочитают смерть плену. Их мужество и доблесть разделяют также их женщины, в чем мы могли убедиться во время экспедиций 1830-1832 годов против ингушей высокогорных долин».

Подчеркивая мужество ингушских женщин, он приводит в пример их поступки во время похода Отдельного Кавказского корпуса под командованием барона Розена в горную Ингушетию в 1832 году, которые, видя, «что им не избежать плена, бросались в бездонные пропасти, предпочитая гибель поре свободы».

Российский натуралист и этнограф, действительный статский советник (1882), почётный мировой судья; почётный член многих российских и зарубежных научных обществ Зейдниц Николай Карлович родился в 1831 году в семье Карла фон Зейдница, начальни-ка инженерной команды Риги, закончил Ревельское дворянское училище, затем Дерптский университет.

В 1854 и 1855 годах путешествовал по восточному Закавказью и Азербайджану. На Кавказе он поселился в 1858 году, где и жил до конца жизни. В 1868 году был назначен главным редактором Кавказского статистического комитета. В это время он издал серию томов по народонаселению и населённым местам Закавказья. С 1878 по 1885 являлся редактором «Сборника сведений о Кавказе». В 1880 году появилась его этнографическая карта Кавказа.

Н. К. Зейдниц был действительным членом Кавказского отдела императорского Русского географического общества и Кавказского общества сельского хозяйства. В «Известиях Кавказского отдела императорского Русского географического общества», изданного в 1872-1873 гг., была опубликован статья Н. К. Зейдница «Поездка в Галгаевское и Джераховское ущелья».

Изучив эти края, он сравнивает их с другими и пишет: «Галгай и Джейрах еще богаче древними каменными постройками и памятниками некогда господствовавшего здесь христианства, чем соседние общества Аргунского округа. Весь народ помещается в четырёхугольных каменных башнях в два-три яруса, времени постройки которых никто не помнит. В каждой деревне вы видите по несколько высоких, узких башен, которых я нигде не видел в Осетии, зато нередко встречал в Аргунском округе, особенно в западных его частях, в обществах Акко и Терехо. В каждой деревне галгая вы замечаете много «кеш», т. е. усыпальниц, сгруппированных в особую деревушку, поодаль отведенную от отживших поколений. Немало в Галгае и Джейрахе и настоящих христианских храмов. Развалины церкви (Альби-Ерды) я видел на правом берегу Ассы против деревни Таргим, замечательной по своим высоким башням, своим многочисленным «кешам». Церковь близ дер. Хайрах, известная Тхаба-Ерды, выстроенная из материала разрушенного древнего грузинского храма, вероятно времен царицы Тамары, из которого для неё позаимствовались не только карнизами из резного камня, но и целыми барельефами с хорошо сохраненными фигурами людей, ангелов и изображением прежде стоявшего здесь храма, даже остатками грузинских надписей».

В Тарской долине исследователь описал башни: «Множество каменных башен, разбросанных по всей долине, до сих пор свидетельствуют о прежних обитателях этой местности, мало пригодной для хлебопашества по причине постоянных дождей». К тому времени, когда Н. Зейдниц находился в этих местах, там жили казаки, которых царская администрация переселила из центральных районов России на эти земли, изгнав ингушей.

В этой статье я привела имена двух исследователей, писавших об ингушах и Ингушетии. Академическому кавказоведению посвящены труды многих ученых. Нужно отметить, что благодаря «академическим экспедициям» в России появились не только первоначальные знания о регионе, но и стала составляться некая «ментальная карта» проживающих в нем народов, через которую «строители» Российской империи смотрели на регион и формировали представления, которыми руководствовались в своих практических действиях.

Рубеж ХIХ-ХХ веков — это время, когда горные путешествия стали массовыми. Путешественникам требовались путеводители, карты, проводники, снаряжение, приюты. Обеспечить все это могли общества и клубы, в которые объединялись любители дальних странствий.

Зейнеп Дзарахова

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Митрофан Пнд, 21/09/2020 - 15:17

По этим работам немцев можно понять что немцы те же ингуши,только по дороге в Германию из Ноевого ковсега они потеряли понты,и приобрели пунктуальность.
А в статье так и нет при ингушей ничего понятного.

Гость1 Пнд, 21/09/2020 - 14:44

Ингуши только потеряли свои земли после союза с империей

Митрофан Пнд, 21/09/2020 - 17:13

Откуда черемша у ингушей?

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры