Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 18 / 10 / 2017 Время Московское: 586 Человек (а) в сети
 

ЕДУ В СКАЗКУ. Стихи для детей (1964-1968). СВЕТЛАЯ ЖАЖДА (1965-1970). Том 1

ГИРИХАН ГАГИЕВ. ПОЭТИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В ТРЕХ ТОМАХ<<<


ГИРИХАН ГАГИЕВ
ПОЭТИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ В ТРЕХ ТОМАХ
ТОМ 1

Автор предисловия и примечаний
АБУ УВОЙСОВИЧ МАЛЬСАГОВ

Стихи народного поэта Ингушетии Гирихана Гагиева известны и любимы на его родине. Они подкупают искренностью, чистотой помыслов, влюбленным взглядом на мир. Гирихан Гагиев пишет на ингушском и русском языках. В этом издании собраны произведения, созданные им на русском языке.

Автор выражает сердечную благодарность Правительству Республики Ингушетия в лице Ахмета Исаевича Мальсагона, Администрации г. Назрань в лице Абукара Султановича Султыгова, Раисе Абукаровне Дидиговой и главному редактору журнала «Литературная Ингушетия» Абу Увойсовичу Мальсагову за оказанную помощь в издании этого 3-томника.


ПОЭЗИЯ ГИРИХАНА ГАГИЕВА

16 февраля 1964 года в Назрановской районной газете «Путь Ленина» появилась подборка стихов ученика Назраноиской средней школы № 1 Гирихана Гагиева с предисловием «Гирихан взялся за перо». Это была первая публикация юного поэта. В том же году на республиканском литературно-краеведческом конкурсе Гирихан завоевал первое место за цикл стихов о Назрани. С тех пор Гирихан Гагиев не выпускает перо из рук.

Сегодня стихи Гирихана Гагиева вошли почти во все школьные и вузовские хрестоматии по ингушской литературе, заняли свое место в академической «Антологии чечено-ингушской поэзии».

Кроме этого, Гирихан Гагиев представил нашу поэзию во многих поэтических антологиях, выходивших в разное время в Москве, Ленинграде, Алма-Ате, Саратове, Владикавказе, Симферополе и т. д. Его стихи переведены на русский, чеченский, украинский, казахский, киргизский, аварский, балкарский, венгерский языки. Недавно его стихи прозвучали по японскому телевидению в фильме о беженцах из Чечни.

Стихи, поэмы и сказки Гирихана Гагиева печатались в журналах «Октябрь», «Дон», «Подъем», «Утро гор», «Литературная Ингушетия», «Пионер», «Мурзилка», «Колобок», «Радуга» и других. Они появлялись также на страницах таких престижных еженедельников, как «Литературная Россия», «Семья», «Собеседник», «Сын Отечества».

Композиторами нашей республики создан ряд песен на стихи Гирихана Гагиева. Среди них надо особенно отметить ставшие поистине народными «Назрановский вальс», «Гучаяла», «Сона дезац дошо гувнаш» и другие.

Поэма Гирихана Гагиева «Урсашка ма далда доал » стала победителем республиканского конкурса. Записанная нa радио народной артисткой ЧИАССР Лидией Яндиевой эта поэма многие годы использовалась как воспитательное пособие в местах, где люди отбывают наказание за совершенные проступки.

Как-то один из известных ингушских ученых и педагогов Ибрагим Дахкильгов в своей статье заметил, что стихам Гирихана Гагиева присуща некая отличительная черта, которую он назвал космизмом. И вот с течением времени эта черта еще более отчетливо определилась как неразрывная и органическая связь творчества Гирихана Гагиева с родной землей, со своим народом, со всем миром, с многообразной живой природой. Гирихан Гагиев как бы подтверждает своим творчеством поэтический девиз Коста Хетагурова: «Весь мир - мой храм, любовь - моя святыня, вселенная - отечество мое!».

С этими сторонами творчества классика осетинской поэзии перекликаются строки ингушского поэта: «Какое счастье, что могу я любить весь мир, любить вас всех!» (Подстрочный перевод).

Алексей Максимович Горький писал: «Бывают моменты, когда себя чувствуешь сердцем всех людей, а все человечество ощущаешь как свое тело.

Думается, что только такое состояние духа и является естественным для настоящего художника.

О Гирихане Гагиеве можно с уверенностью сказать, что он чувствует себя сердцем всех людей. В цикл «Индийские мотивы» входит стихотворение «Человек и корова», в котором есть и такие строки:


Менялось все, но неизменно

Корова в Индии священна!


Дальше идет речь о том, что в Индии запрещено причинять корове боль, нельзя ее обижать; если она уляжется среди дороги, то ее объезжают машины; почти каждый стремится украсить ее рога шелком или цветами. И вдруг такой поворот темы, от которого захватывает дух.


Ее ни взрослые, ни дети

Не обижают даже словом...

О, если б людям всем на свете

Жилось, как в Индии коровам!..

Давайте мы вражду забудем,

Ту, что терзала нас века,

Давайте мы объявим, люди,

Священным имя Человека!


(Перевод Г. Флорова)


Это стихотворение свидетельствует о том, что круг тем ингушского поэта расширяется до всемирного масштаба, что ему небезразличны судьбы всех других народов, что у него болит сердце за все человечество.

Более того, богата и разнообразна палитра художественных средств, используемых поэтом. У него нет однообразно построенных стихов ни по ритмике, ни по строфике, ни по образности.

Для каждого стихотворения Гирихан Гагиев находит какую-то новую изюминку и в содержании, и в форме. Также бесконечно разнообразна и тематика его стихов. И все, начиная от двустиший и кончая поэмами, не скучно читать. Словом, поэзия Гирихана Гагиева бесконечно разнообразна и богата, как сама жизнь.

В мае 1984 года на страницах «Литературной России» рецензент Владимир Ленцов так писал о поэзии Гирихана Гагиева: «Через простое и обыденное к глубокому и общечеловеческому - такова основа

творчества ингушского поэта Гирихана Гагиева. Мир его поэзии объемен, захватывает чистотой красок и мелодий, насыщен афористичностью, по мыслям и чувствам близок широкому читательскому кругу.

Минувшее и грядущее в стихах Гирихана Гагиева - как бы корни и крона, а настоящее проходит через его творчество полным жизненных соков стволом.

Родные горы, хлеб, выращиваемый среди скал, стремительные реки и водопады, явления природы -все это помогает поэту выразить характеры отдельных людей и душу народа, а выразив надежды, мечты и чаяния своего маленького народа, пристально вглядываться уже в человечество в целом...

Щедра, искренна, добра лирика Гирихана Гагиева. К торжеству справедливости и чистоты во взаимоотношениях между людьми устремлены все его помыслы. И некоторая наивность в выражении этих устремлений отнюдь не умаляет достоинства его стихов, а выражает чистоту и первородность мотивов.

И в то же время поэт будоражит читателя, стремится доказать ему, что есть в нем, в его читателе, какие-то дополнительные, пока еще дремлющие душевные силы, которые необходимо пробудить, пустить в работу для достижения более достойных целей, причем немедленно.

Образный строй стихов Гирихана Гагиева самобытен и свеж, он рождается из окружающего поэта быта его земляков, растет из родной земли, поэтому стихи Гирихана Гагиева начисто лишены того, что принято называть литературщиной, они подкупают своей полнокровностью, новизной мировосприятия, похожей на дуновение прохлады в летнюю жару.

Тревоги мира, его беды и боли глубоко затрагивают душу поэта, вызывают в нем гневный протест, стремление строку стихов скрестить с оружием тех, для кого жизнь человеческая ничего не стоит».

Если же взять ингушских писателей, то о творчестве Гирихана Гагиева писали в разнос время, кроме автора этих строк, Юрий Верольский, Салман Озиев, Ибрагим Дахкильгов, Ахмет Ведзижев, Саид Чахкиев, Амир Плиев, Азамат Зязиков, Азамат-Гирей Угурчиев, Юсуп Чахкиев, Сали Арчаков и другие.

Один из своих сборников Гирихан Гагиев назвал «Праздник жизни». Его стихи имеют особенность заряжать читателя оптимизмом, внушать веру в лучшее, создавать хорошее настроение.

Когда Гирихан Гагиев пишет о природе, он заряжает читателя восхищением перед поразительной красотой, перед мудрым устройством Божьего творения. Поневоле проникаешься трепетным отношением к окружающему миру. Любой камень в поэзии Гирихана Гагиева - драгоценный, ведь он вобрал в себя боль и радость тысячелетий. И еще потому, что это камень родной земли.

На траву он ступает, сняв обувь, чтобы не помять ее. Ласточка у него летает «быстро, быстрее пули, пуля ее не догонит». Поэтому поэт спокоен. Яблоня в его стихах роняет «гениальный» лепесток...

В творчестве Гирихана Гагиева большое место занимают стихи о матери. Они полюбились читателям. Мать у него - основа жизни. Она - и труженик, и поэт.


Нана моя, ты стихов не умеешь писать,

Но в мире найдутся ль поэты

Лучше, чем ты?

Слова неправды вовек не сказавшая мать,

Святы уста твои, руки и сердце чисты.


(Перевод Д. Долинского)


Многие из стихов Гирихана Гагиева о матери стали песнями. А на его стихотворение «Моя нана спит» созданы три песни тремя разными авторами:

Раей Евлоевой, Русланом Зангиевым и Айиой Гетагазовой.

Свои особые интонации, особые краски находит Гирихан Гагиев и для того, чтобы говорить с любимой:


Ты ушла, но стул остался,

Где любила ты садиться.

И слеза твоя осталась

В зыбком воздухе искриться.

Ветер кос твоих остался –

Он застрял в моих ресницах,

Голос твой со мной остался –

Он в висках моих стучится.

В сердце взгляд навек остался,

Словно пуля в сердце птицы.

Все твое со мной осталась,

Видишь: нету сил проститься...

Возвращайся! Возвращайся!


(Перевод Д. Чернусь)


Это стихотворение Гирихаиа Гагиева можно включать в любую антологию любовной лирики, где бы она не издавалась. Оно будет понятно любому читателю любой страны.

Несколько лет назад во многих критических статьях часто встречалось выражение: «Произведение, национальное по форме и интернациональное по содержанию». Хотя это выражение сейчас воспринимается чем-то вроде штампа, на самом же деле, если глубоко вдуматься, это была очень высокая оценка творчества писателя. Если попытаться наиболее кратко охарактеризовать творчество Гирихана Гагиева, то оно именно таково - национальное по форме и интернациональное по содержанию.

Поэзия Гирихана Гагиева широко вошла в нашу жизнь, стала ее непреложным фактом. Его стихи помогали и помогают людям находить радость, преодолевать трудности, побеждать зло и творить добро.

Первый номер журнала «Литературная Ингушетия» за 1997 год (об этом номере с полным основанием можно сказать, что он - исторический) вышел с циклом стихов Гирихана Гагиева Ингушетия в огне», запечатлевшим трагические события 1992 года в Пригородном районе Северной Осетии. Немало читательских слез пролито над этими стихами. Это удивительный цикл. Поэт не проклинает палачей своего народа, он отдает их в руки Бога. И это производит большее впечатление, чем проклятие. В стихотворении о четырехлетней ингушской девочке, у которой осетинские боевики вырвали язык, есть такие потрясающие строки:


Пишу... В глазах темно от боли,

И в горе сгорбился Кавказ...

Но не проклятье, а молитва

На сердце у меня сейчас.

Мне жаль Осетию: отныне

Надолго, вечно, может быть,

Как вырванный язык ребенка,

Над нею месяц будет стыть.


Во всех последующих номерах журнала «Литературная Ингушетия» Гирихан Гагиев выступил с большими подборками стихов, новыми поэмами.

Надо отметить, что одна из этих поэм - «Ингушские вишни», написанная с большой эмоциональной силой, является по красоте слога, по образной насыщенности, но богатству мыслей и чувств произведением редким не только для ингушской, но и для мировой литературы.

Особо хочется сказать об опубликованных в других номерах журнала переводах пушкинских стихов, осуществленных Гириханом Гагиевым к 200-летнему юбилею поэта. Бережно сохраняя пушкинское содержание и форму, Гирихан Гагиев сумел передать нам неповторимый аромат пушкинской поэзии, чарующее своеобразие пушкинской лиры.

Гирихан Гагиев одинаково охотно пишет как для взрослых, так и для детей. И взрослые и дети любят его стихи. Как главный редактор журнала «Литературная Ингушетия» могу засвидетельствовать, что читатели ждут его новых стихов и на русском, и на ингушском языках, ищут их, живут его стихами. Но, увы, в библиотеках республики остались только считанные экземпляры его сборников предыдущих лет. Считаю, что настало время собрать все написанное Гириханом Гагиевым и издать солидный 4-томник, ибо он своими поэтическими произведениями внес весомый вклад в развитие ингушского языка и литературы. В его произведениях ингушский язык предстает легким, гибким, пластичным, эмоциональным, способным передавать самые сложные мысли, самые тонкие нюансы человеческих чувств. Об этом свидетельствуют не только его собственные стихи, но и переводы стихов А. С. Пушкина, Пабло Неруды, Кайсына Кулиева. Через эти переводы Гирихан Гагиев как бы поднимает статус ингушского языка до уровня таких развитых мировых литературных языков, как русский, английский, немецкий, испанский и т. д.

Издать все написанное Гириханом Гагиевым следует еще и потому, что в таком издании есть потребность не только у школьников, студентов, работников сферы образования, но и всех любителей ингушской поэзии.

Известно, что, для того чтобы читатель полюбил поэта, недостаточно одного технического мастерства и увлекательного содержания, легкости языка и звонких рифм. Требуется еще что-то более существенное. И это «более существенное» присутствует в стихах Гирихана Гагиева с самых первых его шагов.

Известный советский поэт Давид Кугультинов сразу же заметил это существенное в творчестве Гирихана Гагиева. Обозревая в 1971 году на страницах «Комсомольской правды» поэзию молодых, маститый поэт заметил, что главная тема Гирихана Гагиева -любовь к людям. Эта любовь очаровывает читателя, вызывает в его сердце ответную любовь.


Я красивых люблю людей,

Некрасивых люблю людей,

Я веселых люблю людей,

Невеселых люблю людей.

Я разумных люблю людей,

Неразумных люблю людей...

Только тех не люблю людей,

Кто не любит других людей.


(Перевод автора)


Эту особенность поэзии Гирихана Гагиева - любовь к людям - подчеркнул и другой широко известный поэт - Кайсын Кулиев. В 1977 году в Грозном, на выездном заседании секретариата Союза писателей РСФСР, делая доклад о поэзии народов Северного Кавказа, Кайсын Кулиев дал самую высокую оценку произведениям ингушского поэта.

Именно в те дни всемирно известный поэт подарил нашему земляку книгу с надписью:

«Гирихану Гагиеву - молодому соратнику Джемалдина Яндиева, новой звезде кавказской поэзии с дружбой».

В собрании поэта есть книги и с такими надписями:


«Гирихану Гагиеву - на счастье».

Давид Кугультинов


«Гирихану Гагиеву - поэту, который от Бога».

Сайд Чахкиев


«Гирихан! Ты много потрудился для развития нашей литературы, создал бессмертные произведения. Мирной тебе жизни, счастья и успехов! Пусть исполнится все, что лежит у тебя на сердце».

Магомед-Сайд Плиев


«Гирихан! Каждый, кто прикасается к чистосердечному роднику твоей поэзии, получает большую прибыль. Пусть и дальнейший твой путь будет благословенным!»

Ибрагим Дахкильгов


Гирихан Гагиев - счастливый человек. Его творчество любимо народом. Добиться такого успеха ему помог не только природный талант, но и неустанная учеба. Ему везло в учителях, формировавших его как поэта. В Назрановской средней школе - это Галина Ивановна Макарова, в Госуниверситете - Юрий Борисович Верольский.

Первый сборник стихов Гирихана Гагиева, написанный на русском языке, составляется, дорабатывается, улучшается под руководством Ю. Б. Верольского. Так что фактическим редактором данного сборника был Юрий Борисович. И в дальнейшем, вплоть до трагических событий 1995 года, когда известный поэт, литературовед и краевед вынужден был уехать из Грозного, Гирихан Гагиев писал, советуясь и внимательно прислушиваясь к замечаниям Юрия Борисовича Верольского.

Известно, что в литературе любое достижение строится не на пустом месте, а на опыте многих предшественников.

Из богатой русской поэзии Гирихану Гагиеву удалось перенести в развивающуюся ингушскую поэзию и новые ритмы, и многообразную строфику, и глубину мысли, и яркую образность, и богатую рифму.

В сборнике «Орел над скалой» чувствуется рука зрелого мастера.


Вишня белая, белая - снега подобье...

Одинокая башня... чуть ниже - надгробье...

Отчий край, пусть глаза мои перед концом

Насладятся твоим ненаглядным лицом.

Свет рассвета долину наполнил собою...

Острогрудые скалы... Орел над скалою...

Нет, не смерти боюсь, отчий край, и не муки –

Я с тобою боюсь вековечной разлуки!


(Перевод Даниила Долинского)


Даниил Долииский известен не только как переводчик стихов Давида Кугультинова, Кайсына Кулиева и многих других известных поэтов Северного Кавказа, но и как талантливый поэт, автор целого ряда сборников.

Он перевел на русский язык и многие стихи Гирихана Гагиева, которые составили впоследствии сборник «Орел над скалой». Личное общение и переписка с ним помогли молодому ингушскому поэту усовершенствовать мастерство. Именно он прекрасно перевел на русский язык большую подборку стихов Гирихана Гагиева, вошедшую в «Антологию поэзии Чечено-Ингушетии».

Многое дало молодому поэту и общение с Джемалдином Яндиевым - классиком ингушской поэзии, работавшим тогда литературным консультантом Союза писателей ЧИАССР. Прогулки с Джемалдином Яндиевым по аллеям Грозного были в некотором смысле творческой школой, так как на ходу читались и обсуждались стихи. Джемалдин много рассказывал о встречах с Николаем Тихоновым, Борисом Пастернаком, Владимиром Ставским, Кайсыном Кулиевым, Самуилом Маршаком, Константином Фединым, Ярославом Смеляковым и т. д.

Не остался Гирихан Гагиев незамеченным и одним из ветеранов ингушской поэзии Салманом Озиевым, человеком высокой общечеловеческой и поэтической культуры. Молодой поэт посчитал нужным послать ему в селение Гамурзиево рукопись своего сборника «Вишни расцвели» на консультацию по языку. Салман Озиев сделал много ценных замечаний. С учетом этих замечаний рукопись была переработана, и сборник вышел с теплым предисловием маститого поэта.

Особо хочется сказать о произведениях Гирихана Гагиева для детей. На них училось не одно поколение ингушской детворы. Кто сегодня не знает его сказки «Красавица Муха» или «Деша безам боаца бов», «Боабашк-оапашк», «Иккий пхьари дошо 6Iари», «ДIаьха мекхаш»! Имена его персонажей стали нарицательными. Нерадивые ученики получают сегодня прозвище «Деша безам боаца бов», маленькие лгунишки - «Боабашк-оапашк», а изнеженные маменькины дочки - «Красавица Муха». А кто не знает популярных стихов поэта для детей «Визза къонах», «Эздел», «Мувсас га дIаегIай беша», о которых с полным на то правом можно сказать, что это настоящие шедевры нашей национальной детской литературы.

Хочется назвать шедеврами и многие стихи Гирихана Гагиева из его взрослой лирики. Это такие стихи, как «ДоттагIчоа баьккха ловца», «Са нана бод хьокхабеш йоал», «ГIалгIай меттала детталу са дог», «Са къам», «ГIалгIай мехкарий», «Баха безам ба наьха», «Даьхе, хьо я ховха бIаьсти», «Нана тхьайса улл», «Мишта яа еза маькх» и многие другие.


Глаза нам даны,

Чтоб на звезды смотрели,

Нам губы даны

Для улыбок друг другу.

Да светят нам звезды

Сквозь мрак и метели,

Да греют улыбки

В морозы и вьюгу...

Сердца нам даны,

Чтобы пела в них радость,

Чтоб - в каждом! - любовь

Расцвела в человеке.

Да пусть никогда

Не остудит вас старость,

Да пусть не умолкнет

В вас радость вовеки!


(Перевод Г. Фролова)


Родился Гирихан Гагиев 14 апреля 1945 года в г. Целинограде, в Казахстане. Там он окончил начальную школу имени В. Маяковского. В 1957 году их семья переехала в Назрань. Здесь в 1964 году он окончил среднюю школу № 1. Работал долгое время в редакции районной газеты «Путь Ленина». В1970 году перешел на работу в Гостелерадио Чечено-Ингушетии. С 1971-го по 1973 год служил в армии. В1975 году закончил заочно Чечено-Ингушский университет.

В 1976 году принят в Союз писателей СССР. Является также членом Союза журналистов. В 1989 году был участником Дней чечено-ингушской литературы в Москве. В 1991-1993 годах учился на Высших литературных курсах при Союзе писателей СССР.

Стихи Гирихана Гагиева неоднократно передавались по Всесоюзному радио, несколько раз звучали на Центральном телевидении.

Гирихану Гагиеву посчастливилось общаться с Идрисом Базоркиным и Джемалдином Яндиевым, Хамзатом Осмиевым и Кайсыном Кулиевым, Давидом Кугультиновым и Расулом Гамзатовым, Даниилом Долинским и Агнией Барто, Юлией Друниной и Евгением Осетровым, Юрием Кузнецовым и Сильвой Капутикян, Давидом Самойловым и Раисой Ахматовой.

Постоянной учебой для Гирихана Гагиева явилась и переводческая работа.

«Выровнять» свое перо помогли ему также V и VI Всесоюзные совещания молодых писателей, участником которых посчастливилось стать начинающему поэту.

Любимый писатель Гирихана Гагиева Лев Николаевич Толстой писал о том, что настоящие произведения литературы - это те, которые несут людям чувства братского единения, побуждают людей служить Любви, Добру, Истине и Красоте.

Думается, что все, что пишет Гирихан Гагиев, вполне соответствует этим высоким требованиям.


Гляньте, люди, как дружно

Вишни цветут!

Не тянитесь к оружью -

Вишни цветут!

Тюрем, люди, не стройте -

Вишни цветут!

Снов ребячьих не троньте -

Вишни цветут!

И щенят не топите -

Вишни цветут!

Хоть сегодня не лгите -

Вишни цветут!

А про деньги забудьте -

Вишни цветут!

...Вы людьми, люди, будьте -

Вишни цветут!


(Перевод Д. Долинского)


За 35 лет вдохновенного творческого труда Гирихан Гагиев издал 18 поэтических сборников на ингушском и русском языках. Издан также переведенный им на ингушский язык сборник стихов чилийского поэта Пабло Неруды, подготовлены к изданию сборники стихов А. С. Пушкина и Кайсына Кулиева в его переводах.

Судьба Гирихана Гагиева, как и любого настоящего поэта, не могла быть да и не была безоблачной. Были на его пути и мучительные духовные поиски, и потеря близких людей, и войны, и болезни, и многое другое.

Сейчас он живет в Карабулаке, в лагере для беженцев, так как жилье его в Грозном разрушено. Погибло много книг и новых рукописей, над которыми он работал долгие годы. Но Гирихан Гагиев никогда не надает духом. Он говорит, что ему ничего не стоит переносить собственные тяготы. Непереносимо для него только чужое горе. К своему 57-летию поэт пришел в расцвете творческих сил. Не об этом ли говорит то, что только в 2001 году им изданы три поэтических сборника (один - для детей и два - для взрослых): «Красавица Муха», «Молитва родному краю», «С тобой». И более того, в этом же году Указом Президента РИ ему присвоено почетное звание «Народный поэт Ингушетии». Гирихан Гагиев является Почетным гражданином Назрани. Все это свидетельствует о том, что он любит свой народ, и народ отвечает ему тем же. А это залог того, что самые лучшие произведения Гирихана Гагиева - еще впереди.

В этом издании собраны произведения поэта, написанные им на русском языке.

Собрание сочинений на ингушском языке еще ждет своей очереди.


АБУ МАЛЬСАГОВ,
завсектором литературы Ингушского НИИ,
главный редактор журнала
«Литературная Ингушетия»






ЕДУ В СКАЗКУ
стихи для детей
(1964 - 1968)

ЕДУ В СКАЗКУ

Дайте шубу теплую,

Дайте мне салазки –

Еду я разыскивать

Девочку из сказки.


Девочку, которая

Мне ночами снится,

Девочку, в которую

Я успел влюбиться!


Я ее у мачехи

Отобью свирепой,

Подарю ей землю я,

Подарю ей небо.


Посажу на саночки

И - через метели! –

Чтоб в ушах от скорости

Ветры засвистели!


Злая ведьма-мачеха

Нас догнать не сможет...

Даже ступка с помелом

Вряд ли ей поможет!


ПЛАЧ ЗИМЫ

Плачет белая зима

Синими слезами...

А недавно злой была,

Выла над лесами.


Я надел свои коньки,

Побежал на озеро,

А зима-злодейка мне

Ухо отморозила!


...Ну, так плачь, зима, реви,

Мне тебя не жалко.

Пусть тебя колотит луч –

Солнечная палка!


Пусть побольше из тебя

Выбьет он слезинок:

Красных, желтых, голубых,

Розовых и синих!


Я же знаю: где твоя

Упадет слезинка,

Сразу вырастет цветок,

Вырастет травинка!


ЗА ОКНОМ

За окном, где ночи

Синий разворот,

Лопаются почки

И трава растет.


Там теплом обласкан

Даже старый вяз.

Белых яблонь сказка

Вспыхнет там сейчас.


Белый след ракеты

Рыжим языком

Лижет месяц. Это

Тоже за окном.


ПЕРВЫЙ ЛИСТ

Ой, какой красивый,

Ой, какой зеленый

Появился листик

Маленький у клена.


Смотрит он налево,

Смотрит он направо:

«Где моих веселых

Братиков орава?»


Подожди, зеленый,

Подожди немного.

Братики-братишки

Все уже в дороге.


Вот на ветке рядом

Набухает почка:

Близок час рожденья

Нового листочка.


А за ним и третий,

И четвертый глянет –

Я боюсь, вам скоро

Тесновато станет!


К СОЛНЦУ

Взмахнули ветки,

Раскрылись почки –

Родился первый

Листок-сыночек.

Такой зеленый,

Такой росистый –

Растет упрямо,

Взрослеет быстро.

А маму-ветку

Томит тревога:

«Куда ты, детка,

Куда ты, кроха?»

Но он, отважный,

Тревог не слышит,

Уходит к солнцу

Все выше, выше...


ВЕСНА

Отчеканила весна

Множество монет,

И раскрасила весна

Их в зеленый цвет.

Всем деревьям раздала

Щедро, не скупясь.

Получили их и дуб,

И ольха, и вяз...

Но осталось им еще

Вдоволь взять у лета

Теплых ласковых дождей,

Солнечного света.


ЯБЛОНИ

Захотели яблони

Молока напиться,

Попросили облако

Молоком пролиться.


Проливалось облако

Молоком над ними –

Все деревья досыта

Пили белый ливень.


И, напившись, белыми

Они сами стали

И цветами белыми

Облаку кивали.


А оно уж по ветру

Далеко умчалось –

На другие яблони

Ливнем проливалось.


СОЛНЦЕ И ЗВЕЗДЫ

Из маминых ладоней

Встает, наверно, солнце

Так ласково и щедро

Горит оно в оконце!


А звезды так сияют,

Как будто родились

От маминого взгляда

И в небо поднялись!


АПРЕЛЬ

Апрель замурлыкал,

Как ласковый кот,

Проталинки вылизал

Возле ворот.


Апрелюшко лапой

Окошко протер

И я загляделся

На синий простор.


Он дышит на землю,

И стало теплей...

Играть побегу я

В просторы полей.


ВЕЧЕР

Звезды яркие на ветках

Словно яблоки висят –

Это будущее лето

Репетирует наш сад.


Репетирует, волнуясь,

Каждым листиком дрожа:

«Есть ли дождики в июле?

Холод там или жара?»


Вот звезда одна скатилась

Спелым яблоком в траву...

Так похоже получилось –

Будто август наяву!


РОДИЛСЯ ТЕЛЕНОК

Родился теленок

У мамы-коровы,

Такой неуклюжий,

Смешной и здоровый!


На первом шажочке

Споткнулся теленок –

Легко ли шагать ему

Прямо с пеленок?


Но шаг он уверенно

Сделал второй

И смотрит на маму –

Ну чем не герой?


А мама сияет,

Того ей и надо,

Успехи теленка –

Корове награда!


РАЗГОВОР С ТЕЛЕНКОМ

- Теленок,

Теленок,

Теленок,

Я рад

Подружиться с тобой.

Ты хочешь

Травинок зеленых,

Ты хочешь

Воды голубой?


Какой ты

Красивый и новый...

Лизни мне ладонь

Языком...

Вот вырастешь –

Станешь коровой,

А может быть,

Даже быком!


МУРЗИК

Я котенку Мурзику

Наступил на лапу...

Ну зачем уселся он

Возле стула на пол?


Сколько раз твердил ему:

- Уходи с дороги,

Не мешай движению –

Здесь ведь ходят ноги!


Повторял настойчиво:

- Мурзик мой хороший,

Здесь ботинки топают,

Шлепают галоши!..


Все равно не слушался,

Лез, куда не надо.

А теперь расплакался –

Экая досада!


И мяучит жалобно,

Жалобно и звонко...

Ну не плачь: поймаю я

Для тебя мышонка!


ЗАХВАЛИЛИ ДЕВОЧКУ

Не боялась девочка

Ни мышей, ни кота.

Не боялась девочка

Никого, никогда!


Говорили взрослые:

- Молодец! Молодец!

Захвалили девочку

Наконец, наконец!


Строишь дом из песка –

Разнесет наверняка!


А игрушку ей дадут –

Поломает в пять минут!


То грозится кулаком,

То притопнет каблуком!


Очень вредная она...

Ну и пусть сидит одна:

Мы играть не будем с нею,

Вот и всё!


ДЕВОЧКА МИЛАНА

В месяце июле,

На рассвете рано,

Родилась в Назрани

Девочка Милана.


Веселились птицы,

Радовались дети:

Человеком больше

Стало на планете!


И спешило солнце

В комнату пробраться,

С девочкой Миланой

Вдоволь наиграться.


А за солнцем следом,

Ласковым и светлым,

Постучались в двери

Голубые ветры.


Закружились ветры

Возле колыбели,

Утреннюю песню

Весело запели.


Утреннюю песню

Слушала Милана…

Петухи кричали,

Было очень рано.


ДОБРЫЙ МЕСЯЦ

Засветился месяц,

Засветился старый,

Уцепился острым

Рогом за чинару.


Заглянул в окошко

К девочке Милане,

К девочке Милане

С черными глазами.


Нашептал ей сказку

В тишине вечерней

О стране волшебной,

Где растет печенье.


О стране, где зреют

На зеленых ветках

Яркие, как звезды,

Вкусные конфеты.


Нашептал, навеял

Старый месяц сказку

И раскрасил сказку,

Не скупясь на краски.


Радовался месяц,

Все лицо светилось,

Радовался старый:

Сказка получилась!


КТО-ТО

Кто-то над лесом

Повесил луну,

Посеребрил

В нашей речке волну.

Кто-то осыпал

Верхушки берез

Красными, синими

Зернами звезд.

Кто-то хотел,

Чтобы я не грустил,

В окнах улыбки

Домов засветил.

Веточкой кто-то

В стекло постучал,

Я: «Заходите!» -

А он замолчал.

Кто-то по крыше

Прошел босиком,

Громко три раза

Мяукнул котом...

Кто-то к постели

Меня потянул,

Я отбивался,

Зевнул и... заснул.


ТРАМВАЙ

Все трамваи в городе

Желтые и красные.

Все такие скучные

И однообразные.


Стать бы мне волшебником,

Сделать бы их новыми:

Алыми, лазурными,

Белыми, лиловыми.


Сделать бы зелеными,

Голубыми, синими…

То-то станет весело

На трамвайной линии!


СЛАДКИЙ УРОЖАЙ

Над садами солнышко

Щурится счастливо -

Созревают яблоки,

Созревают сливы.


Искорками сочными

Вишенки горят…

Урожаю сладкому

Я, конечно, рад.


Подбегаю к дереву,

Подставляю рот:

- Прямо в рот мне прыгай,

Самый спелый плод!


СЛЕПОЙ ДОЖДИК

Вот сверкнул на солнце

Белый, синий, рыжий...

С каждою секундой

Ниже, ниже, ниже.

Вот уже спустился

Очень, очень низко –

Брызнули на стекла

Искры, искры, искры.

Побежал по травке –

Кто его догонит?

Захлебнулся в луже –

Тонет, тонет, тонет...

Заиграл веселый

С радугою в прятки –

Застучали в крышу

Пятки, пятки, пятки!

Крохотные пятки,

Крохотные ножки,

Он ослеп от солнца,

Он оглох немножко!

Ничего не видит,

Ничего не слышит –

Тротуар ручьями

Лижет, лижет, лижет!


МЕСЯЦ В ЛАДОНЯХ

Наскочил на крышу месяц

И разбился месяц,

Ярко брызнули осколки:

Три, четыре... десять.


Сразу звезды загрустили

Над сосною колкой...

Я бегу искать скорее

Рыжие осколки.


Вон они - в траве высокой!

Собираю вместе.

Вдруг в моих ладонях вспыхнул,

Ожил ясный месяц.


А потом я новый месяц

Запустил повыше:

- Осторожней, Ваша светлость,

Обходите крыши!


УЛЕТАЕТ НАШЕ ЛЕТО

Улетает наше лето

В самый дальний край планеты,

А за летом ласковым

Улетают ласточки.

Улетают журавли

На другой конец земли.

- Может быть, они туда

Улетают навсегда?

- Нет, - сказали воробьи,

Услыхав слова мои, -

Прилетят они домой,

Лишь сойдут снега весной.

Не удержат в странах дальних

Ни магнолии, ни пальмы:

И за дальней стороной

Помнят птицы дом родной!


ЗИМА

Плакали вьюги,

Ревели метели,

Вихрем снежинки

На землю летели.


Дети в ладони

Снежинки ловили,

Молча на слезы

Метелей дивились.


Дети снежинки

Ладонями грели,

Чтобы не плакали

Вьюги-метели.


ХОДЯТ ГУСИ

Ходят гуси белые-белые,

Лапы у гусей посинелые.

Им бы лето нежное, южное,

А зима-то снежная, вьюжная.

И тоска такая в их лепете:

«Улетели в Африку лебеди,

Улетели к солнышку милые,

Только мы не можем, бескрылые,

Не совсем, конечно, бескрылые,

Но совсем, совсем слабокрылые...»

Ходят гуси белые, грузные.

Ходят гуси грустные-грустные.


РАЗГОВОР С МОРОЗОМ

Злой мороз, скажи: зачем

Ты дерешь мне уши?

Может, маму огорчил,

Папу не послушал?


Может быть, стекло разбил

Я мячом футбольным?

Или я кота за хвост

Дернул очень больно?


Самый тихий я, гляди,

И послушный самый.

А не веришь - расспроси

Папу или маму.


Отпусти меня, мороз,

Не щипли со злобой...

Отпустил? Ну а теперь

Догони попробуй!


КОРОВА НЕЗДОРОВА

Одного я не пойму:

Почему все время «Му-у!»

Говорит корова?

Может, нездорова?


Я в аптеку:

- Дайте мне,

Хоть какие по цене,

Две таблетки

Для коровы -

Что-то нынче

Нездорова,

Говорит все время

«Му-у!»,

Как помочь ей -

Не пойму!


Мне аптекарша в ответ:

- Но от «Му-у!»

Таблеток нет!

Дай буренке сена клок,

Можно булку,

Пирожок,

Можно даже

И с печеньем

Поднести ей вазу –

И тогда твоя буренка

Вылечится сразу!


ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА

Если б дали

Волшебную палочку мне,

Я зажег бы по солнышку

В каждом окне.


Я прогнал бы

Из каждого сердца печаль,

Заменив ее счастьем –

Мне это не жаль.


Если б дали волшебную

В руки сейчас,

Я издал бы весенний,

Веселый приказ:


Всем цветам расцветать,

Всем соловушкам петь,

А слезам никогда

Появляться не сметь!


ЕСЛИ КТО-ТО ОБИЖАЕТСЯ

Если кто-то обижается,

Как последний идиот,

Не желает разговаривать

И к обеду не идет,

И обед его при этом

Если кто употребит,

У него живот, поверьте,

Ни за что не заболит!


ЕСЛИ БЫ Я ВЕЛИКАНОМ СТАЛ...

Если бы я

Великаном стал,

Я бы себе

Пылесос достал –

Большой-пребольшой!


От пыли

Очистил бы все леса,

От гари и копоти -

Небеса

И, чтобы друзей

Ко мне привели,

Пропылесосил

Дороги земли.


Если бы я

Великаном был,

Я бы себе

Метлу раздобыл –

Большую-большую!


И вымел бы ею

Весь хлам и сор

С лугов и пляжей,

Со склонов гор,

Я смел бы

С лица планеты

Все бомбы

И все ракеты!


Хочу великаном

Скорее стать,

Чтобы рукой

Облака листать

И написать

На каждой звезде:

«Пусть люди

Счастливыми будут

Везде!»


ЦЫПЛЯТА

У курицы-хохлатки

Проклюнулись цыплятки...


И, хотя еще глупы

Эти красотули,

Выбрались из скорлупы

Без помощи мамули!


Покатились, как горох,

По зеленой травке:

«Здравствуй, травка!

Здравствуй, мох!

Здравствуйте, козявки!»


Вот уже у кочки

Пушистые комочки:

«Обнаружен червячок...

Клюнуть, может быть, в бочок?!»


Добежали до воды,

Напугали маму:

«Как бы не было беды,

Не влезайте в яму!»

Ну а тут через забор,

Кошка прыгнула во двор!


Раз! - И к маме под крыло

Бросились малышки...

Все нормально! Пронесло!

«Кошка! Мы - не мышки!

Убирайся со двора –

Нам опять гулять пора!»


ИНТЕРЕСНО...

Куда уходит солнце спать,

И есть ли у него кровать?


Зачем все яблоки растут

Так высоко - и там и тут?


И почему не круглый год

Коньками резать можно лед?


А почему всю ночь подряд

Конфеты сниться не хотят?


Произошли от тигров, что ли,

Арбузы, зреющие в поле?


Не «Бэ-э!» нам говорит, а «Му-у!»

Теленок... Это почему?


Вдруг потеряют дневники

На свете все ученики?


Тогда на всей,

На всей земле -

В любом ауле и селе, -

Наверно, в школах карантин

Объявят на денек один?


И скажут нам: «Ученики,

Скорей ищите дневники!»


И мы тогда искать пойдем...

Через полгода все найдем!


ОДИН ВОПРОС ДВУМ МАЛЬЧИКАМ

1.- А хочешь, угадаю:

Ты добрый или нет?

- Хочу!

- По щучьему веленью,

По моему хотенью,

Чего б ты пожелал?


- Сто килограммов

Шоколадных конфет,

А еще лучше –

Тысячу килограммов!


- Ты просто жадный,

А не добрый...


2.- А хочешь, угадаю:

Ты добрый или нет?

- Хочу!

- По щучьему веленью,

По моему хотенью,

Чего б ты пожелал?


- Чтобы

У моей бабушки

Перестали

Болеть ноги!


- Ты очень добрый,

Потому что

Думаешь не о себе!


В ГОСТЯХ У КОРОЛЯ

Тра-ля-ля,

Тра-ля-ля,

Я был в гостях

У короля.


Тра-ля-лю,

Тра-ля-лю,

Было грустно

Королю.


Тра-ля-ля,

Тра-ля-ля,

Жалко стало

Короля...

Изо всех

Стараясь сил,

Я его развеселил,

И король,

Не евший с месяц,

Пять ватрушек

Проглотил!


А потом

По двадцать пять

Стал ватрушки

Он глотать!

Мне ж не кинул

Ни одной...

Ой-ёй-ёй,

Ой-ёй-ёй!


РАЗГОВОР С ТАРАКАНЧИКОМ

- Тараканчик-таракан,

Что бы съел ты на обед?


- Я?

Я не жадный, как свинья...

Съел бы дюжину котлет

Плюс еще один омлет,

Да еще горшок сметаны,

Да еще полпирога...


Ну и хватит на пока!


ЧИСТОТА И ЗДОРОВЬЕ ТАРАКАНА

Тараканчик

Влез в кастрюлю –

Расчудесную чистюлю...

Всю кастрюлю обошел,

Но ни крошки не нашел...

Тараканчик очень злой

Вылез из кастрюли той,

И сказал, вздыхая, так:

«Чистота - здоровью враг!»


ТАРАКАНЧИК И ХОЗЯЙКИН ПОРОШОК

Сыплет хозяйка на полки

Порошок - ядовитый и колкий...

У нее, среди прочих планов,

Мечта - истребить тараканов...


- А зачем истреблять? –

Говорит тараканчик,

Вылезая из щелки.-

Не лучше ли

Мирно сосуществовать?..

И уплетает «Боракс» -

Прекрасное средство

От тараканьей изжоги.


Я НЕ ВИНОВАТ!

- Кто в чулане сливки

Слопал с полведра?


- Там крутилась кошка

С самого утра!


- Кто разбил окошко

С полчаса назад?


- Ну, конечно, кошка –

Наглые глаза!


- Кто пролил микстуру

На большой ковер?

Кто ботинки грязные

С улицы припер?

Кто покрасил ваксой

Лампочку в сто ватт?


- Кошка это, кошка,

Я не виноват!






СВЕТЛАЯ ЖАЖДА
(1965-1970)

* * *


Оттолкнувшись от старого брега,

Расставаться с которым не жаль,

Мы на яхтах двадцатого века

Открывали чудесную даль.


Все мы сотканы прямо из света,

Из мечтаний, надежд и тревог...

Робинзоны, Колумбы, поэты –

Мы искатели трудных дорог!


* * *


Пусть злится буря,

Пусть от боли скорчит,

Пусть будет в жизни

Трудно, как в аду...

В одном лице

Я - капитан и кормчий,

Я свой корабль

Сквозь рифы проведу!


* * *


Всякий день я встречаю,

Как встретил Адам

Первый день своего сотворенья:

Улыбается мне

Голубая вода

И зеленые светят деревья.


Вдохновляясь, иду...

Наполняет меня

Бесконечная светлая жажда...

То, что за день успел

Полюбить и понять,

Я перу доверяю отважно.


* * *


Мне теперь на месте не сидится

У меня в груди звезда зажглась…

Я хочу гореть, хочу светиться

И твою признать желаю власть.


Что могло такое приключиться,

Отчего с тобой бродили врозь?

Дорогая, дай мне заблудиться

В золотой пурге твоих волос!


* * *


Я желаю людям хлеба,

Тополям - густой листвы.

Я желаю птицам неба,

Самой синей синевы.


Я желаю рыбам в речке

Никогда не знать подсечки,

А фазану и косуле

Навсегда спастись от пули.


Я дождей желаю полю –

Пусть сияние взойдет.

Я желаю всем, кто болен:

Пусть страдание пройдет!


Мира я желаю саклям,

Скалам - солнечной зари...

А себе - чтоб не иссякли

Пожелания мои!


* * *


Я себя поэтом называть не стану,

Лучше кину в землю хоть одно зерно.

Или, споря с ночью, я назло туману

Для идущих мимо засвечу окно.


Я себя поэтом называть не буду...

Каждый, кто рифмует, разве есть поэт?

Лучше для кого-то правду я добуду

Или от кого-то отведу навет.


Я не буду корчить из себя поэта

И заумным словом изумрудить речь.

Постараюсь просто хоть немного света

Для людей хороших из души извлечь.


Улыбнусь росинке, поклонюсь тюльпану,

Помогу форельке меж камней проплыть...

Я себя поэтом называть не стану:

Жажду не поэтом - человеком быть.


* * *


По земле родной идущий,

Я безмерно жизни рад...

Перед яблоней цветущей

Я ни в чем не виноват.


Пролетают пчелы... Видел:

От нектара тяжелы...

Я ни разу не обидел

Ни одной такой пчелы.


Вот волна несет, играя,

Мячик солнца между скал...

Я из скал родного края

Ни одной не предавал.


Эти скалы, это небо,

Эти сосны, эти льды

Мне нужны не меньше хлеба

И не менее воды!


СКРИПКА

...Оборвалась, оборвалась

В сраженье жизнь кого-то...

Вот в ноту скорбную вплелась

Любви великой нота.

А вот торжественно взлетел

Смычок в разливы света...

И голос скрипки просветлел,

И наступило лето.

И распускаются цветы,

И рады солнцу дети,

И нет вокруг меня беды,

Как нет на целом свете.

...Но опускается смычок

И снова ранит сердце...

То в ледяной вхожу поток,

То выхожу согреться...

О, струн волшебный разговор,

О, высшая услада!

Я слышу песню отчих гор

И вздох ночного сада.

И все внутри меня горит,

Горит огнем прекрасным...

Прикажет музыка: «Умри!» -

Я умереть согласен!


ПАМЯТЬ

Вижу снова: гибнут люди,

Вижу я, среди огня,

Их простреленные груди,

Защитившие меня.

Их немеющие губы,

Обращенные ко мне...

И трубят, я слышу, трубы

В этой мирной тишине!

Вижу черные разрывы

Там, где выросли цветы.

Ствол зенитки вместо ивы

Вижу в зеркале воды...

В синем пламени и гуде

Запрокинувшимся им

Повторяю: «Не забудем...

Не допустим... Сохраним...

Под звездою голубою

Все останется навек:

Хлебом - хлеб, вода - водою

Человеком - человек!»


Я НЕ ПАДАЛ С ПРОСТРЕЛЕННОЙ ГРУДЬЮ

Я не падал с простреленной грудью,

Никого не спасал из огня...

Люди милые, добрые люди,

Ради Бога, простите меня!


Вы погибли, отцы, вы хотели,

Чтобы жил я счастливее вас,

Ваши раны болят в моем теле,

Ваши стоны звучат, как приказ!


И хотя оступаюсь порою,

Исполняю приказ этот я:

Ваши внуки, клянусь вам, герои,

Будут много счастливей меня!


* * *


У моря живем или возле реки –

На этой земле мы все земляки.


Бананы едим или щи на столе –

Мы все земляки на этой земле.


Каменья дробим или пашем поля –

Одна под ногами у нас земля.


На ясном зеленом лице земли,

Как зерна к солнцу, мы все взошли.


Да, все мы дети земли одной –

Любимой до боли, до слез родной.


На этой земле мы все земляки...

Нужны ли нам пули тогда и штыки?


ПРОСВЕТЛЕННЫМИ ГЛАЗАМИ

Отметая сердцем пошлое,

Жил я светлыми делами,

Потому гляжу я в прошлое

Просветленными глазами.


Жизнь меня не исковеркала,

Непогодою бушуя:

В будущее, словно в зеркало,

Взглядом солнечным гляжу я.


Если вижу в небе радугу,

То спешу ее воспеть я,

А людей я дружбой радую,

Буду радовать и впредь я.


Не сломал я грубой лапою

Ни одной на свете ветки,

Никогда я птицу слабую

Не сажал в объятья клетки.


Не подумайте, что хвастаюсь:

«Ах, какой, мол, я хороший!»

Просто сердце бьется ласково,

Без обиды - скучной ноши!


Я сверяю с пульсом Родины

Сердца стук и мыслей токи,

Чтобы то, что будет пройдено,

Было радостным в итоге!


* * *


Не дрожи, поэт, над строкой:

Мол, забудет ее свет белый.

Если сам ты жадный будешь такой,

Как других ты щедрыми сделаешь?

Дай душевного больше, поэт, огня,

Артиллерию чувств выводи вперед!

Да, не все стихи доживут до победного дня

Их немало еще за победу умрет...


ЧЕСТНОСТЬ И ПОДЛОСТЬ

На свете есть честность –

Хорошее дело.

Она выступает

Открыто и смело.


Идет по садам –

И сады зацветают,

А встретятся льды –

Моментально растают.


Идет и сметает

Наветы, угрозы.

И раны залечит,

И высушит слезы.


Да, в мире есть честность –

И это прекрасно...

Но есть еще подлость –

И это опасно.


Увидит росточек –

Примнет и задушит.

Заметит звезду –

Доберется, затушит.


Того, кто за радость,

Заманит в ловушку.

Того, кто за правду,

Поймает на мушку.


Ах, подлость сильна –

В этом все убеждает...

Но честность сильнее –

Она побеждает!


ЧЕЛОВЕК-ПУСТЫШКА

Познакомьтесь, люди:

Человек-пустышка...

Холодок во взгляде,

Сердце, как ледышка.

Рядом плачет кто-то,

А ему не видно.

Рядом чья-то радость,

А ему обидно.

Он не в силах чью-то

Похвалить обновку,

Не погладит даже

Детскую головку.

Не одарит дружбой

Никого на свете...

Как же в нем пороки

Воцарились эти?

Как же не ужился

Он с мечтой большою?

Отчего, скажите,

Обнищал душою?

Оттого, что людям

Улыбался мало,

О себе лишь думал

С самого начала.

Лишь себя любил он –

Никого другого...

А любовь такая

Для души бедова!

И душа исчезла,

Словно в лампе масло.

Кончилась навеки,

Навсегда погасла.

Вот и получился

Человек-пустышка:

Холодок во взгляде,

Сердце, как ледышка...

Берегитесь, люди,

Ледяного взгляда,

Ледяному сердцу

Доверять не надо.

Человек-пустышка

Никого не любит,

Человек-пустышка

За пустяк погубит.


ВЕРБА

- Что склонилась, верба,

Над рекой устало?

- Оттого, что осень

Силу отобрала.

Силу отобрала,

Листья разметала.

- Отчего же осень

Отобрала силу?

- Я при встрече с нею

Ветви не склонила.

- Разве так уж трудно

Было поклониться?

- Нет, не очень трудно

Было поклониться,

Но врагу поклоны

Вешать не годится!


МАТЕРИ

Ты хлебнула беды немало:

Седина - от нелегких дней.

Но всегда твое сердце, мама,

Билось радостно для людей.


Удивляюсь тебе, родная,

Как не падаешь, все идешь,

То, что отдано, не считая,

Крепко помня то, что берешь.


Вот и я пришел в мир за счастьем,

Наделен добротой твоей...

Мама! Трудно быть не зубастым,

Но, в конце концов, я сильней!


Доброта ведь страшней кинжала

И гранаты страшней врагам

Может быть... Да, она бросала

Злую силу к моим ногам.


Доброта твоих глаз лучится,

Будит Правду вокруг и Честь...

Должен мир на тебя молиться

Лишь за то, что ты в мире есть!

Только время вот, не жалея,

Над косой твоей ворожит...

Мама! Мамочка! Неужели

Должен я... тебя... пережить?!


* * *


Не люблю беде сдаваться,

Хмурить робко бровь…

Я люблю любить и драться

За свою любовь!


Не желаю брови хмурить,

Прятать глаз лазурь –

Я иду навстречу бурям,

Победитель бурь.


Знаю, в жизни много соли,

Много бед в пути.

Но ведь можно быть веселым,

Можно не грустить?


Разве это плохо, если

Вижу я весну

В желтой осени и песней

Золотой плесну?


ЭКЗОТИКА

И мечтаем устремиться вдаль мы,

Где цветут магнолии и пальмы,

В те, почти что сказочные, страны,

Где мартышки виснут на лианах,

Где на берег Ганга или Нила

Из воды вылазят крокодилы...

И туда мы жаждем устремиться,

Где пурга в июле даже злится,

Где медведи белые во льдинах

Ходят, плавно выгибая спины.

И не вижу в этом я плохого,

Что хотим в жару мы или в холод.

Но и близкое умейте видеть:

Не бедны экзотикой и мы ведь!

Ведь и там, за тридевять империй,

Воздыхают ряженные в перья:

«Ах, в который раз уже, в который

Снятся нам их солнечные горы!

Неужели в жизни мы ни разу

Так и не проедем по Кавказу?!»

Заявляют негры и арабы:

«Поскорей поехать нам туда бы!

Хоть на гору малую взойти бы -

И на том великое спасибо!»

А в Париже, Лондоне, Милане

Только и сгорают от желанья

На Кавказ таинственный приехать,

Поиграть в ущельях звонким эхом.

Говорят туземцы меж собою:

«Все у них какое-то такое...

Знаешь, к этим горцам подступиться

Даже смерть коварная боится...

Ну а если ты не видел Терек,

Ничего не видел ты, поверь мне.

Только жаль, что очень уж далеко...»

Но зато у нас это - под боком!


ГЛАЗАМИ МАЛЕНЬКИХ

Давайте в мир смотреть глазами

маленьких,

И мы увидим мир намного краше.

И то, что лишь вчера еще ругали мы,

Легко, светло войдет в сознанье наше.

Исчезнут все запутанные сложности,

И в вас опять все лучшее проснется.

Мы будем рисовать на стенах солнце,

Как будто мы великие художники.

Заговорим красиво, как стихами,

Что удивятся даже и поэты.

И самый что ни есть холодный камень

Растает, вдруг слова услышав эти.

Какими б ни шагали параллелями,

Не встретимся ни с завистью,

ни с ложью...

Не так уж безнадежно повзрослели мы,

Что в мир глядеть по-детскому не сможем!


КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Положив на тучу рожки,

Месяц сладко спит...

Спи и ты, мой черноглазый

Маленький джигит.

Скоро вырастешь и станешь

Посильней меня...

Дам тебе я вороного

Крепкого коня -

И поскачешь ты по свету

Времени быстрей...

Спросят люди друг у друга:

«Это мальчик чей?»

И тогда скажу я гордо:

«Ну, конечно, мой!»

Покачает удивленно

Кто-то бородой:

«Ты смотри, каких джигитов

Наш народ растит!»

...А покуда спи спокойно,

Маленький джигит.


ДАРСТВЕННОЕ

Я дарю вам ветер чистый,

Спелую зарю,

И зеленый первый лист вам

Тоже подарю.

Подарю прохладу ночи

И сиянье дня,

И танцующие строчки,

Что внутри меня.

Ничего взамен не надо,

Это - от души:

Рокот синих водопадов,

Белизна вершин.

Просто так дарю вам лето,

Песни на ветру...

Я и сам у вас все это

Просто так беру!


ДЛЯ ЖИЗНИ БОГАТОЙ...

- Для жизни богатой

Чего тебе надо?

- А хлеба горбушку

Да гроздь винограда,

Да неба немного

С птичьею трелью,

Да собственной песни

Над колыбелью,

Да чистого сердца,

Да в меру отваги,

Да новой строки

На листочке бумаги,

Да свежей росы

На травинке горбатой...

Мне этого хватит

Для жизни богатой!


СКВОЗЬ АСФАЛЬТ ПРОРАСТАЕТ ТРАВА

Сквозь асфальт прорастает трава...

И об этом не раз уж писалось:

Вот, мол, сила весны какова,

Если травка до солнца дорвалась,

Если травка сумела вздохнуть,

Одолевши асфальтное иго,-

Это жизни раскрытая книга,

Наших будней великая суть...

Что ж, мне это известно.

Бои Трав с асфальтом и я почитаю:

Я ведь тоже сквозь беды свои,

Как трава сквозь асфальт, прорастаю.


ПЕСНЯ ДЕВУШКИ

Ты в отчаянье молвил вчера,

Что не девушка я, а гора.

Что орел неудачливый ты –

Взять не в силах моей высоты.


Если ты настоящий орел,

Если ты и отважен, и смел,

Разговоры пустые б не вел,

Над горою давно бы взлетел.


Но не можешь взлететь над горой,

Недоступна вершина тебе.

Значит, роли, джигит, никакой

Ты в моей не сыграешь судьбе.


Если ты и отважен, и смел,

И орлом родился среди гор,

Почему над горой не взлетел,

Не взлетел над горой до сих пор?


Я не сдамся тоске. Верю я:

Настоящий орел прилетит.

А тебе я скажу, не тая:

«Извини, ты - бескрылый джигит».


Если ты настоящий орел,

Если ты и отважен, и смел,

Разговоры пустые б не вел,

Над горою давно бы взлетел.


Если ты и отважен, и смел,

И орлом родился среди гор,

Почему над горой не взлетел,

Не взлетел над горой до сих пор?


ВЕЧЕР

Опустилась луна в синий омут –

Отдыхает, к коряге прильнув.

Лягушата расквакались, стонут –

Выгоняют из тины луну.


Бродят шорохи, тихие звоны,

Землю влажную клонит ко сну.

Майский ветер, играя, ладонью

С листьев клена роняет росу.


Уже звездами явственно вышит

Млечный Путь высоко над селом.

Одного не хватает: чтоб вышла

Та, что в мире прекрасней всего.


* * *


Плачет лето,

Листья-слезы

Тихо падают

С березы.


Только мне

Не страшно вовсе,

Что пришла

Старуха-осень.


Мне глаза твои –

Два мая –

Улыбнулись,

Принимая.


Против их

Волшебной силы

Ведьма рыжая

Бессильна.


Они злую

На лопатки

Положили...

Все в порядке!


РАДУГА

Говорит мне радуга,

Радуга-дуга:

- Чем я не красавица,

Чем не хороша?


У меня, у радуги,

Огненная бровь –

Подарить могу тебе

Крепкую любовь!


- Спору нет, ты, радуга,

Очень хороша.

Только мне любовь твоя

Вовсе не нужна.


Опоздала, радуга,

К сердцу моему,

Опоздала, светлая,

Я уже люблю!


ТОПОЛЯ В ЦВЕТУ

В этот час, когда

Тополя в цвету,

Непременно я

До тебя дойду.


Тополиный пух –

Есть ли что нежней?

Всех милее ты,

Ты мне всех нужней!


Говорят, закон

У любви таков:

Чем труднее путь,

Тем сильней любовь.


Исходил дорог

Уже много я.

И везде искал

Лишь одну тебя.


И где вечный снег,

Побывать успел,

И где вечный зной,

О тебе я пел.


И теперь, когда

Тополя в цвету,

Непременно я

До тебя дойду.


В ЛЕСУ

Хорошо шагать прохладным лесом

По тропинке, взятой наугад...

Чувствую: за мною с интересом

Сотни глаз невидимых следят.

«Очень уж разгуливает смело –

Неужели он сильнее всех?» -

Думают зверюшки... Мне же спелый

Валится на голову орех.

А тропинка вьется все хитрее,

И над нею плавают лучи...

Лес от ласки солнечной хмелеет,

Лес органной музыкой звучит.

Пахнет мохом и листвою влажной,

Пень корявый сказочно застыл...

Даже самый чванный, самый важный

Станет здесь и добрым, и простым.

Ведь не из гранита же он создан –

Исцелит его лесная власть:

Отпадет с души его короста –

Надо б ей у каждого отпасть! ...

Музыка то громче, то потише

Движется зеленою стеной...

Только я другое что-то слышу,

Что-то не такое за спиной.

Слышу: за спиной ступили грузно,

Вскрикнул переломленный сучок...

Оборачиваюсь на хруст я –

За спиной моею - ничего!

Надо мной лишь тенькнула синица

Да качнулась тоненькая ветвь...

Я сегодня же начну учиться

По-лесному слушать и смотреть.


РОЖДЕНИЕ СТИХОВ

Стихи всегда рождаются в движеньи,

Стихи - как ветер - требуют простора,

Им нужно с кем-то говорить и спорить,

И побеждать, и ставить на колени.


Стихи, как дети, требуют заботы,

Сердечного тепла, сердечной ласки.

Стихи рождаются не в легкой сказке –

В бессонницах рождаются, в работе.


Стихи, как боги, вечно недовольны,

Каких бы жертв мы им ни приносили,

И требуют, чтоб мы делились с ними

Печалью нашей, радостью и болью.


И мы при них становимся жрецами,

И все желанья их - для нас законы...

Когда б стихи писались по-другому,

Они бы перестали быть стихами!


* * *


Что толку с того, что стихи написал я,

Что их напечатали нынче в газете?

Ведь больше не стало ни шерсти, ни сала,

Ни стали, ни шелка, ни хлеба на свете!

И яблони с вишнями не расцвели,

Не возвратились домой журавли...

По-прежнему вьюга за окнами злится,

По-прежнему воет проклятая вьюга:

«Взгляни-ка, обиженным снова не спится,

Разлученным снова приходится туго.

И ты, виршеплет, не способен помочь

Тому, кто не верит, страдает, томится!»

...О песня моя, в эту стылую ночь

Ты вылети огненною жар-птицей!

Пускай не способна пшеницу и шерсть

Рождать, бухгалтерию радуя ростом,

Зато справедливость рождаешь и честь,

Рождаешь ты правду, любовь, благородство!

Пусть вьюга со всех наползает сторон,

Крадется голодной, бездомной собакой,

Ты слово-кинжал вынимай из ножен,

О песня моя, и бросайся в атаку!


* * *


Поэт ли я, поэт ли я,

Пою ли я, пою ли?

Ведь звонче песни соловья

И дождика в июле!


Как славно яблоня цветет

И колос спелый - в поле!

Вот это пение! Мое –

Лишь грубый шум. Не боле.


Я знаю: мне не написать,

Не повторить вовеки

Тех песен, что живут в лесах,

Тех, что слагают реки.


Да, это так. Конечно, так.

Но все же, все же, все же

Не петь нельзя. Нельзя никак.

Молчать душа не может.


Ведь поле, реки и ручей.

И яблоня, и колос

В груди моей, в груди моей,

В моей груди их голос!


Не где-то - в сердце у меня,

Поверьте, прямо в сердце

Все песни Родины звенят...

Куда ж от песни деться?!


Я ОПЯТЬ СОБИРАЮСЬ В ДОРОГУ

Я опять собираюсь в дорогу,

Набиваю вещами рюкзак.

Только мама вот хмурится строго

И глядит, словно что-то не так.

А сама не бояться учила,

А сама говорила: «Смелей!

Что бы в жизни с тобой ни случилось,

Улыбайся, шагай веселей.

Путь к вершине дается не сразу:

Будет трудно, обвалов не счесть.

Пронеси, как хрустальную вазу,

Через все испытания честь».

Говорила, смеялась когда-то,

А теперь - утирает слезу...

Ну прошу тебя, мама, не надо -

Все равно усидеть не смогу.

Я не первый и я не последний.

Это, знаешь, всеобщий закон:

Возмужавшие, взрослые дети

Покидают родительский дом.

Не гляди же, хорошая, строго.

Дай тебя поцелую... Вот так!

...Я опять собираюсь в дорогу,

Набиваю вещами рюкзак!


ВЕРНЕТСЯ РАДОСТЬ

Уходит солнце...

Оно вернется,

И новый праздник

В окно прольется.


Вернуться к дому

Стремится птица –

В заморских кущах

Ей не гнездится.


Листва опала –

Листва вернется.

Ручей сковало –

Ручей проснется.


В глубины мрака

Ушла комета...

Она вернется –

Известно это.


Умолкла песня...

Грустить не надо:

Вернется песня –

Души услада.


И радость наша

Вернется тоже...

А по-другому

И быть не может!


ВЕСНА ПРИДЕТ

Пора лихая

Для веток голых –

Мороз повсюду

И вьюги вой...

Но верят ветки

И в лютый холод,

Что будут снова

Шуметь листвой.


Приелся птицам

Снежинок танец,

Уснуло поле,

Молчит вода...

Но верят птицы:

Весна настанет,

Расправят крылья

Они тогда.


Застыли скалы

В тумане сером,

В снегу тропинки,

На скалах - лед...

Но верят скалы,

Гранитно верят:

И в горы тоже

Весна придет.


Ах, эти беды –

Я чуть не плачу,

Я все на свете

Порой кляну...

Но верит сердце

В свою удачу,

И верит сердце

В свою весну!


ВЗРОСЛЕНЬЕ

Я начал замечать, что я взрослею,

Что с каждым днем заметно изменяюсь,

Что с каждым часом, с каждою минутой

Все меньше слышу птичьей переклички.


Я начал замечать, что постепенно

И суше становлюсь и равнодушней,

Что меньше взоров посылаю к звездам,

Что больше под ноги себе смотрю я.


И если стал немного я умнее,

То вместе с тем я стал еще и хитрым,

И появилось много сложных мыслей,

И подозренье к людям появилось.


Куда девалась прежняя наивность,

Что всех ко мне притягивала властно?

И почему, беседуя с друзьями,

На недоверье к ним себя ловлю?


Все это оттого, что я взрослею

И начинаю в жизни разбираться...

Наверно, я неправильно взрослею,

Неправильно я в жизни разбираюсь?


Конечно же, неправильно! И это

Я вычислил давно... Но я не знаю,

Как изменить упрямое взросленье,

Его направив в правильное русло?


А хочется взрослеть мне по-другому,

Чтоб все во мне, как прежде оставалось:

Наивность, непосредственность ребячья

И радостное удивленье миру.


>>>САМОЕ НЕРАЗУМНОЕ (1970-1980). ЛЮБЛЮ ЛЮДЕЙ (1967-1995). Том 1

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Втр, 31/12/2013 - 09:35

Сосулька
Мне бы сосульку
Большую-большую
Чтобы сосать ее
Тысячи лет.
Только сосульки
С такою длиною
Наверно на свете
Пока еще нет....

[email protected]

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры