Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 12 / 07 / 2020 Время Московское: 355 Человек (а) в сети
 

К декаде ингушского языка и литературы Ибрагим Торшхоев — «Искры очага»

Ингушская поэзия ХХ века оставила богатое литературное наследие и подарила первостепенные таланты, словно горные пики: Джемалдин Яндиев, Хамзат Осмиев, Салман Озиев, Саид Чахкиев, Магомед Вышегуров, Ибрагим Торшхоев, Али Хашагульгов. Каждый из них

в отдельности образует большой самостоятельный и органичный мир со своей поэтической индивидуальностью. А за ними — новые горные ландшафты и безбрежные хребты: Джабраил Албаков, Султан Шадиев, Амир Плиев, Азамат-Гирей Угурчиев, Сали Арчаков, Бадрудин Горчханов... К числу имен в ингушской поэзии, которые занимают свое особое место, смело можно отнести Ибрагима Исмаиловича Торшхоева. Его поэзия самобытна, таков же его творческий путь. Дай постичь, Чтобы вольным пареньем Мне кружить И кружить над землей, Чтоб, внимая, Заслушался пеньем Отчий край, прославляемый мной! Ибрагим Исмаилович родился 1 мая 1942 года в селе Альтиево Назрановского района Чечено-Ингушской АССР в простой ингушской крестьянской семье. После окончания сельской школы работал учителем, а впоследствии стал одним из немногих ингушей, окончивших Литературный институт имени Горького. С 1963 года поэт проживал в Москве. Работал литературным сотрудником журналов «Дружба народов», «Сельская молодёжь». В 1980 году вышел в свет его первый сборник «Безама гургалаш» на ингушском языке. В 1981 году издательством «Современник» был издан его первый сборник на русском языке «Искры очага». В 1983 году вышел сборник стихов «Седкъий лар», затем — сборники стихов «Путь к себе» (1986 г.), «Дагалоаттам» (1987 г.), «Бумеранг» (1991 г.). Ибрагима Исмаиловича я знал лично. Хотя со времени его кончины прошло без малого двадцать семь лет, в моей памяти он остался большим юмористом, который любил подразнить и в то же время был очень деликатен. Он вырос в сложной и тяжелой обстановке в казахстанской депортации, и, может быть, это повлияло на особую судьбу поэта. В 1964 году Торшхоев был принят на работу в московское «закрытое оборонное» предприятие. В напряженном труде, живя в очень скромно обставленной комнатушке, как и полагается комнате рабочего, он успел попасть в поколение «поэтов из рабочих». Бродский, Высоцкий, поэты семидесятых — на пике внимания, их поэзия оказывает свое влияние и на творчество молодого Ибрагима. Конечно, Всевышний нередко посылает миру таких людей, как Торшхоев, но не многим удается, особенно в периоды творческого становления, сразу охватить то, что нужно именно в данный момент. Ибрагим это смог сделать, хоть и со второй попытки, но добился своего, и в 1984 году московские писатели принимают Ибрагима Торшхоева в Союз писателей СССР. В восьмидесятые годы он весело настроен, полон жизни и энергии. Его жизненный оптимизм всегда производил на меня огромное впечатление. Наивно думать, что настоящая поэзия пришла к Торшхоеву сама собой. С жаром и увлечением он уходил в поэтическую работу целиком, работал не щадя себя, и в тяжелые периоды острой болезни он не знал ни минуты отдыха. Отдавался сочинительству с утра до поздней ночи, и из-под его пера выходили многочисленные стихи, посвященные его малой родине — Ингушетии, матери, героизму. Прошло много лет, прежде чем, подходя к лихолетью девяностых, в московских издательствах стали выходить последовательно сменявшие друг друга сборники его стихов. Его всестороннее знакомство не только с поэтами Москвы заслуживает всяческого уважения. Не проходило и дня, чтобы в его московской квартире не появлялись столичные поэты, многие из них искали возможность познакомиться с «кавказским дарованием». Помимо общего интереса к обстановке, царившей на Северном Кавказе, а именно в Назрани, его интересовало все, что происходит в стране. Несмотря на загруженность работой и невзирая на усталость, всегда охотно беседовал с приезжими земляками. Его лучшие качества — вселять веру в жизненные силы, раскрывать в человеке его лучшие качества. Несмотря на прогрессирующую болезнь, Ибрагим Исмаилович нашел время, чтобы издать стихи, написанные им в последние годы своей жизни, и включенные в сборник «Бумеранг». Эти стихи пронизаны размышлениями о моральных установлениях, месте человека в мироздании, о простой и сложной его столь короткой жизни. Стихами, печальными до слез, мне не хотелось завершать рассказ о славном ингушском поэте, но такова судьба. Еще раз бы с постели подняться, Еще раз на Кавказ мой умчаться, — Я б тогда не печалился. Мне б увидеть любимые горы, Где ветра, словно звучные горны, — Я б тогда не печалился. Мне б увидеть холмов переливы И под ветер прилегшие нивы, — Я б тогда не печалился! Ладимир Боков, руководитель Центра изучения литературно-культурного наследия народов Северного Кавказа имени первого народного писателя ЧИАССР Ахмета Бокова

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Абббас с перископпом Пнд, 18/02/2019 - 11:19

В Ингушетии языке есть обозначение человека
Аьржа юхь
Нехорошие парни,кто они?
Шумеров называли Черноголовые,они были рады анухнахов.
Зам тоже в рабах братьев,значит
Хамиты?
Аьржа юхь - хамит,хам?

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры