Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 21 / 02 / 2024 Время Московское: 4885 Человек (а) в сети
 

Человек трудной судьбы

В краеведческом музее нашей республики есть стенд участников Гражданской войны, на котором размещены фотографии участников боевых действий на территории Ингушетии в далеком 1919 году. Среди них фотография уроженца села Сурхахи Османа Эсултановича Арчакова. Однако о его судьбе, жизненном пути знают мало. Его именная папка почти пуста.

Арчаков Осман Эсултанович мой дедушка по отцовской линии. Он прожил свои последние годы в городе Назрани, по улице Ингушской, 24. После смерти отца нас осталось три брата. Самому старшему было в ту пору четыре годика, младшему, то есть мне, было всего лишь шесть месяцев. Он взял над нами опекунство и до самой своей кончины воспитывал в нас самые лучшие качества горца и гражданина нашей страны.
Осман, по его словам, родился в 1900 году в селе Сурхахи. Отец его был выходцем из древнего ингушского аула Таргим, мать же - представительницей рода орстхойцев и носила фамилию Гандалоевых. В семье их, насколько я знаю, было четыре мальчика и пять девочек: Малсаг, Шамиль, Гайсултан, Осман, Зихрат, Рахимат, Залоба, Пятимат, Товзийха. Среди мальчиков Осман был самым младшим. А посему был окружен любовью родителей и старших братьев. Все везли подарки, гости, да и сами родители давали деньги. Поступил он в сурхахинское медресе, где научился арабской грамоте. Когда сын получал хорошие отзывы муллы, отец, в знак поощрения, клал на его голову монету. Иногда это бывало золото, но чаще всего серебро.
Коран он читал свободно и часто, даже в предсмертные свои годы. Держал его в специально сшитом футляре-сумочке и подвешивал на самом почетном месте в своей комнате. Совершал молитву, держал уразу, следовал всем канонам мусульманина. Иначе говоря, он был очень набожным человеком. Но его интересовала не только арабская грамота, наравне с ней он освоил и русское письмо. И когда спрашивали, кто его научил так красиво писать (а он в самом деле имел завидную калиграфию), ответ был всегда один: я самоучка. То есть этот человек, без всякой помощи со стороны, научился писать и читать самые сложные русские тексты. И это, конечно, было замечательно. Такое обстоятельство не раз ему пригодилось в дальнейшей жизни. Он работал в Галашкинском районе в рядах первой ингушской милиции, где, как мне кажется, необходимо было иметь навыки письма, чтения и риторики. О работе в правоохранительных органах он рассказывал очень много интересного. Говорил, что часто у них бывал сам Хизир Орцханов, который, завидев его, всегда спрашивал:
- Что нового, сын Эсултана?
То есть официально, по фамилии никогда к нему не обращался.
О взаимоотношениях этих людей я расскажу чуть позже.
Помнится мне такая история, рассказанная им.
Как-то раз милиционеры во главе с Османом Эсултановичем выехали на обыск по доносу. Когда они стали подъезжать к дому, за- метили женщину, веявшую на ветру зерно. Увидев неприятных гостей, женщина убежала в дом, но вскоре вернулась и взялась за прежнюю работу. Милиционеры спешились (тогда ездили на лошадях), и вплотную подошли к хозяйке. Из декольте женщины выглядывал конец позумента, на который подвешивали пистолет. Видимо, очень юркой была хозяйка дома, где должен был скрываться бандит. Осман Эсултанович спокойно попросил её:
- Нам бы не хотелось дотрагиваться до вашего тела; сдайте, пожалуйста, пистолет.
Бандита в этот момент в доме не оказалось, а вот пистолет обнаружить удалось.
Или другой случай. В одном из сёл появился воришка, который по ночам обкрадывал своих односельчан. Тащил всё: кур, сбрую для лошадей, сельхозпредметы и т. д. Сколько бы ни старались, поймать его не могли. По всей вероятности, воришка приходил из близлежащих сел. Решили устроить тайную засаду на всех дорогах, ведущих в село. Осман устроился за высоким дубовым деревом, росшем прямо у дороги, охранять которую было поручено ему. И что вы думаете? В глубокую полночь он видит женщину, идущую в сторону злополучного села. Под светом луны можно было издали разглядеть большой платок, под которым почти до колен была спрятана ночная гостья. Однако, обувь и сама походка серьёзно её выдавали. И Осман, чего бы это не стоило, решил задержать сомнительную женщину. Когда она поравнялась, он выскочил из-за дерева и обхватил её обеими руками. Одна из его рук легла прямо на ручку пистолета, заложенного за пояс воришки. Он резко сдёрнул платок, после чего увидел, кто же все-таки находится под ним. После этого сельчане облегчённо вздохнули, потому что ночным кражам был положен конец.
Кроме того, он часто рассказывал о том, что был конвоем во временных пунктах заключения во Владикавказе. Видимо, они относились к ингушской территории. Но попадали туда и осетины. По его свидетельству, он именно в этот период научился осетинским словам «камар бацу» (к кому пришёл), «мидама» (проходи) и т.д.
Во время Гражданской войны он находился в составе партизанских отрядов, сплочённых вокруг Г. К. Орджоникидзе. Были времена, когда приходилось охранять руководителей революционного движения. Он писал об этом во многие архивы, искал подтверждения, но документы на этот счёт не сохранились. Однако были люди, помнившие его участие в Гражданской войне.
...Грамотный, красивый, энергичный человек пробовал себя на разных работах. В период коллективизации он поднимал наши колхозы. Работал в колхозе «Новый путь» кузнецом, объездчиком, бригадиром молотильной бригады, в одно время руководил этим хозяйством. Трудное, разумеется, было время. Не все до конца понимали роль колхозов, появлялись противники такого почина, воришки, несуны.
Как-то раз в колхоз приехал один руководитель силовых структур. Решили на месте провести собрание с участием партийных, хозяйственных работников, колхозников. Уполномоченный попросил присутствующих собрать с каждого гектара непосильный по тем временам урожай кукурузы:
- Кто сможет это сделать? – спросил он.
Все хранили молчание, потому что задача в тех условиях была невыполнимая. После долгого времени, наконец, встал работник хозяйства Магомед Иналович Евлоев. Он даже в глубокой старости из-за своего роста походил на великана.
- Я смогу, - твердо заявил Евлоев.
- Поднимись сюда и расскажи, как ты это сделаешь, - попросил важный гость.
Колхозник своим величавым ростом прошёл к президиуму и стал объяснять, как можно собрать такой нешуточный урожай:
- Ночью я воровал бы с близлежащих полей, а днем сдавал бы колхозу, - сказал Евлоев.
Рассердился, говорят, гость так сильно, что крикнул:
- Садись, садись …
- А по-другому такой урожай вы не соберёте, - настаивал на своем труженик полей, протискиваясь средь толпы к своему месту.
Вот такие в то время бывали случаи и обсуждения насущных проблем. И этот случай был рассказан непосредственным участником того собрания О.Э. Арчаковым.
Неплохое владение грамотой позволило О. Арчакову еще до выселения 1944 года стать руководителем Сельского совета села Альтиево. Здесь он познакомился с красавицей села, известной своей виртуозной игрой на гармошке, Кудас Габисовной Торшхоевой. Они поженились. От неё у Османа Эсултановича было четверо детей: Дауд, Магомед, Рукет и Ахмед. Все они прошли суровые годы высылки, вернулись и жили в Назрани, за исключением Рукет, прожившей до конца своих дней в г. Грозном. Сын Магомед и поныне жив и проживает в Назрани по улице С. Дудаева.
Осман Арчаков был женат вторично на Аушевой Аминат Эсбиевне. От нее было еще восемь детей, все они, кроме дочери Лейлы, погибли в Казахстане, в том числе и наш отец. Лейла жива, проживает в селе Яндаре.
Вот здесь-то я и хочу рассказать самый любопытный случай. В годы насильственного переселения О. Арчаков работал в Северном Казахстане на Джаман-сопке бригадиром по заготовке камня. Заработал там неплохие деньги, позволившие ему купить автомобиль «Москвич-401». Он привёз этот автомобиль, в центре Назрани купил для себя и осиротевших внуков неплохой по тем временам дом. А после почти каждый год выезжал в Казахстан на заработки. И так до самой старости. Потом ездил реже.
Было это в начале 70-х годов. Примерно 1971-1972 гг. Погода, мне это хорошо помнится, была солнечная. Но гость, который пришёл к дедушке, был одет в чёрный овечий тулуп, на голове была традиционная горская папаха, видимо, не простая, а дорогая. По всем признакам была весна или осень. Когда я забежал в прихожую, увидел сидящего за тазиком и кумганом пожилого человека, довольно полного и сильного телосложения. Он готовился к молитве. Взгляд исподлобья мне показался довольно суровым. Прихожая была тесной и мне пришлось, в буквальном смысле этого слова, протиснуться бочком к комнате. После молитвы он долго сидел с дедом за закрытыми дверями. О чём они говорили приходится только гадать. После его ухода я спросил о незнакомце, на что получил ответ:
- Это был Хизир Орцханов.
К моему стыду, в ту пору я мало что знал о нём. Но спустя годы, я понял, какой легендарный человек сидел передо мной, с засучёнными до локтей рукавами.
Больше Осман Эсултанович на сезонные работы не выезжал. Вскоре он устроился на работу. Его взяли в хозяйственную часть завода «Электроинструмент» имени Г. Ахриева. Работа его заключалась в ремонте дверей, замков и прочего. Завхозом здесь был Дж. Орцханов, родственник мужественного революционера. Там он и проработал до конца своих дней.
Он был очень добрым и отзывчивым человеком. Избирался депутатом городского совета.
Председатель горсовета Х. Бузуртанов часто обращался к нему за помощью в сборе денег за масло и мясо. Был в то время такой продовольственный налог: или ты должен был сдать определённое количество масла и мяса, или же деньги вместо них.
Умер Осман Эсултанович в 1976 году в мае месяце в возрасте 76 лет. Похоронен на кладбище села Альтиево. Рядом с ним покоятся и обе его супруги.
Из всех его личных вещей сохранилось двуствольное ружье «Сокол», завещанное мне. Я его очень бережно храню. Ружье это было приобретено в феврале 1959 года. Сохранилось его водительское удостоверение, выданное в 1962 году. Что интересно, на его талоне предупреждения нет ни одного прокола, свидетельствующего о допущенном нарушении. Вообще он был аккуратным и дисциплинированным человеком. У него был милицейский кожаный портфель, в котором хранил хорошие ножницы, бритву, машинку ручной стрижки, разного рода документы. Куда он – туда и эта сумка. Он старался поддерживать форму.
Наравне с перечисленными предметами сохранились несколько его фотографий и домовая книжка. Дом тот был построен под его началом, потому и был прописан в нём за номером «1».
Сегодня у Османа Эсултановича десятки внуков и правнуков, среди которых писатели, журналисты, врачи, бухгалтера, строители, учителя, офицеры, бизнесмены...
С.Арчаков
Сердало

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Гость Пнд, 17/08/2015 - 11:30

Такие статьи писали при ссср верным служителям власти.Но с тех пор изменилось не только отношение к тем временем и событиям но к самой советской власти.Один момент мне кажется вообще не красит этого арчакова.В декольте Ингушки он заметил пистолет.Некрасивый поступок для мужчины.Мужчина бы сделал вид что ничего не заметил и не видел.Как кстати делали тогда многие сотрудники милиции.

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры