Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 25 / 02 / 2021 Время Московское: 5259 Человек (а) в сети
 

Бывший начальник ЦПЭ Ингушетии приговорен к 7 годам, остальные получили реальные сроки

Приговор семерым сотрудникам правоохранительных органов Ингушетии, обвиненным в пытках и убийстве задержанного, оглашен в Нальчикском гарнизонном военном суде.

Как сообщает «Интерфакс», начальник Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД Ингушетии майор полиции Тимур Хамхоев приговорен к семи годам колонии общего режима, начальник отдела ЦПЭ подполковник полиции Андрей Безносюк — к трем годам колонии общего режима, старший оперативный уполномоченный ЦПЭ старший лейтенант полиции Алихан Беков — к 10 годам колонии строгого режима. Приговором суда капитану полиции Исе Аспиеву назначено наказание в виде пяти лет и шести месяцев заключения в колонии общего режима. Начальник отдела МВД по Сунженскому району Ингушетии подполковник полиции Магомед Беков приговорен к трем годам колонии общего режима, бывший оперативный уполномоченный отдела по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Управления ФСБ России по Ингушетии старший лейтенант запаса Мустафа Цороев — к пяти годам колонии общего режима. Заместитель начальника ЦПЭ МВД Ингушетии полковник полиции Сергей Хандогин получил три года лишения свободы условно. Все осужденные, кроме С. Хандогина, лишены званий. М. Беков и И. Аспиев взяты под стражу в зале суда. С. Хандогину домашний арест судья заменил подпиской о невыезде. Пресс-секретарь суда Виктория Крапива сообщила, что подсудимые свою вину в прениях сторон не признали и просили полностью их оправдать, защита осужденных намерена обжаловать приговор. Как сообщалось, экс-начальник центра по противодействию экстремизму МВД Ингушетии Т. Хамхоев и его подчиненные обвинялись в вымогательстве и выбивании показаний у задержанных, по делу проходят восемь потерпевших и 130 свидетелей. На счету подсудимых убийство (ч.1 ст.105), превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств, с наступлением тяжких последствий (п. п.«а», «б», «в» ч.3 ст.286), вымогательство в особо крупном размере (п.«б» ч.3 ст.163), грабеж (ч.1 ст.161), похищение документов (ч.2 ст.325), использование подложных документов (ч.3 ст.327 УК РФ). По данным следствия, в августе 2010 года полицейские несколько суток незаконно удерживали местного жителя, силой требуя признаться в покушении на жизнь сотрудника правоохранительных органов. В 2012 году стражи порядка незаконно доставили в здание одного из подразделений МВД мужчину, где его избили и насильно долго удерживали. В 2014 году правоохранители силой выбивали у задержанного признания в хранении огнестрельного оружия. В 2016 году сотрудники полиции избили Марем Далиеву и ее 50-летнего супруга Магомеда, требуя признаться в причастности к ограблению банка в городе Сунжа. Мужчина скончался от удушения. У задержанной было похищено золотое кольцо. В том же году руководитель одного из подразделений МВД и его подчиненный вымогали 1 млн рублей у иностранца и похитили у него автомобиль, мобильный телефон и личные документы. Также в 2016 году с помощью электротока подсудимые заставили жителя села Сурхахи Назрановского района взять на себя вину в умышленном уничтожении чужого имущества. Кроме того, следователи установили, что один из сотрудников МВД Ингушетии обучался в вузе, предоставив подложную академическую справку.

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Гость9900 Вс, 29/07/2018 - 10:01

Тимурка ЦыПа унитаз ц1ен ди 1омле хьайн за ранее)))

Ингуш066 Сб, 28/07/2018 - 10:45

Судья продажная.... почему так мало? Почему этой твари хамхреву общего режима а не строгого ???? Им надо было по 15 строгого режима (((( эх..... А я так надеялся .... сейчас их еще досрочно выпустят. А если б кого то из них убили то ему дали 20 лет минимум

Гость КОРОВИН Сб, 28/07/2018 - 07:27

Пытки осуждены наполовину
Впервые высокопоставленные силовики отправятся в колонию за пытки — но сроки заключения могли быть почти в два раза больше

ОБЩЕСТВО
02:05 28 июля 2018
«Новая газета»
редакция
1 583
0
4

В военном гарнизонном суде Нальчика 27 июля закончился процесс над сотрудниками центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД по Ингушетии. Все подсудимые признаны виновными и получили от трех до десяти лет лишения свободы. Это первый случай, когда высокопоставленные сотрудники центра «Э» попали на скамью подсудимых и были приговорены к реальным срокам.

Тимур Хамхоев в военном суде Нальчика. Кадр видео
Представитель гособвинения запрашивал для обвиняемых от 6 до 16 лет. Кроме пятерых сотрудников ингушского центра «Э» (включая его начальника), на скамье подсудимых также оказались начальник Сунженского РОВД и оперативник ФСБ. Их всех признали виновными в пытках над заключенными, некоторые также проходили по статьям об убийстве, вымогательстве, похищении денег и имущества. Никто из них не признал свою вину.

Начальник ЦПЭ Тимур Хамхоев приговорен к 7 годам лишения свободы в колонии общего режима, его заместитель Сергей Хандогин — к 3 годам условно, оперативник Алихан Беков — к 10 годам строгого режима, оперативник Андрей Безносюк — к 6 годам общего режима, оперативник Иса Аспиев — к 5,5 годам общего режима. Начальника Сунженского РОВД Магомеда Бекова приговорили к 3 годам общего режима, оперативника ФСБ Мустафу Цороева — к 5 годам также общего режима.

Адвокат «Зоны права» Андрей Сабинин, представляющий интересы четырех потерпевших, рассказал «Новой» о том, что считает приговор слишком мягким: «Меня удивило то, что суд вынес приговор, почти в два раза снизив сроки». Адвокаты хотят обжаловать решение суда, но это будет зависеть от самих потерпевших.

«Радует то, что применена дополнительная мера наказания в виде лишения специальных и воинских званий», — добавил Сабинин.

Уголовное дело в отношении сотрудников центра по противодействию экстремизму МВД по Ингушетии было возбуждено после того, как в республиканское УФСБ обратился азербайджанский бизнесмен Амил Назаров. Он заявил, что начальник центра «Э» Тимур Хамхоев и оперативник ФСБ Мустафа Цороев похитили его, избили и вымогали 800 тысяч рублей. Впоследствии к делу о вымогательстве приобщили годами пылившиеся в СК жалобы от других потерпевших лиц, обвинивших сотрудников Центра «Э» в пытках.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Неприкасаемые на скамье. Идет беспрецедентный процесс над сотрудниками Центра по борьбе с экстремизмом. Их судят за пытки
Как уже писала «Новая», в ходе судебного процесса пятеро потерпевших подробно рассказали, как их пытали. По словам Марем Долиевой, Безносюк и Хандыгин после пыток током насильно вливали ей в горло водку. Полицейские в течение нескольких часов душили и избивали ее, требуя признаться в ограблении банка. В это время она слышала крики своего мужа, которого пытали в другой комнате Центра «Э». Когда после этого она добралась до больницы, она узнала, что ее муж скончался в здании ЦПЭ.

Зелимхана Муцольгова пытали в течение пяти дней — не добившись признательных показаний, полицейские оставили его в полумертвом состоянии на берегу реки. Магомеда Аушева пытали током и избивали, требуя отдать некий «золотой автомат».

Во время процесса брат потерпевшей Багаудин Точиев рассказывал, что начальник центра «Э» Хамхоев обещал ему отсидеть «хоть 10 лет, хоть 20», и все равно «выйти и найти его» и отомстить. Сам Точиев сказал: «ничего, я тоже дождусь, пока он выйдет.

Иван Бочаров

Гость 3 Сб, 28/07/2018 - 01:01

Пытки осуждены наполовину
Впервые высокопоставленные силовики отправятся в колонию за пытки — но сроки заключения могли быть почти в два раза больше

ОБЩЕСТВО
02:05 28 июля 2018
«Новая газета»
редакция
1 583
0
4

В военном гарнизонном суде Нальчика 27 июля закончился процесс над сотрудниками центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) МВД по Ингушетии. Все подсудимые признаны виновными и получили от трех до десяти лет лишения свободы. Это первый случай, когда высокопоставленные сотрудники центра «Э» попали на скамью подсудимых и были приговорены к реальным срокам.

Тимур Хамхоев в военном суде Нальчика. Кадр видео
Представитель гособвинения запрашивал для обвиняемых от 6 до 16 лет. Кроме пятерых сотрудников ингушского центра «Э» (включая его начальника), на скамье подсудимых также оказались начальник Сунженского РОВД и оперативник ФСБ. Их всех признали виновными в пытках над заключенными, некоторые также проходили по статьям об убийстве, вымогательстве, похищении денег и имущества. Никто из них не признал свою вину.

Начальник ЦПЭ Тимур Хамхоев приговорен к 7 годам лишения свободы в колонии общего режима, его заместитель Сергей Хандогин — к 3 годам условно, оперативник Алихан Беков — к 10 годам строгого режима, оперативник Андрей Безносюк — к 6 годам общего режима, оперативник Иса Аспиев — к 5,5 годам общего режима. Начальника Сунженского РОВД Магомеда Бекова приговорили к 3 годам общего режима, оперативника ФСБ Мустафу Цороева — к 5 годам также общего режима.

Адвокат «Зоны права» Андрей Сабинин, представляющий интересы четырех потерпевших, рассказал «Новой» о том, что считает приговор слишком мягким: «Меня удивило то, что суд вынес приговор, почти в два раза снизив сроки». Адвокаты хотят обжаловать решение суда, но это будет зависеть от самих потерпевших.

«Радует то, что применена дополнительная мера наказания в виде лишения специальных и воинских званий», — добавил Сабинин.

Уголовное дело в отношении сотрудников центра по противодействию экстремизму МВД по Ингушетии было возбуждено после того, как в республиканское УФСБ обратился азербайджанский бизнесмен Амил Назаров. Он заявил, что начальник центра «Э» Тимур Хамхоев и оперативник ФСБ Мустафа Цороев похитили его, избили и вымогали 800 тысяч рублей. Впоследствии к делу о вымогательстве приобщили годами пылившиеся в СК жалобы от других потерпевших лиц, обвинивших сотрудников Центра «Э» в пытках.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Неприкасаемые на скамье. Идет беспрецедентный процесс над сотрудниками Центра по борьбе с экстремизмом. Их судят за пытки
Как уже писала «Новая», в ходе судебного процесса пятеро потерпевших подробно рассказали, как их пытали. По словам Марем Долиевой, Безносюк и Хандыгин после пыток током насильно вливали ей в горло водку. Полицейские в течение нескольких часов душили и избивали ее, требуя признаться в ограблении банка. В это время она слышала крики своего мужа, которого пытали в другой комнате Центра «Э». Когда после этого она добралась до больницы, она узнала, что ее муж скончался в здании ЦПЭ.

Зелимхана Муцольгова пытали в течение пяти дней — не добившись признательных показаний, полицейские оставили его в полумертвом состоянии на берегу реки. Магомеда Аушева пытали током и избивали, требуя отдать некий «золотой автомат».

Во время процесса брат потерпевшей Багаудин Точиев рассказывал, что начальник центра «Э» Хамхоев обещал ему отсидеть «хоть 10 лет, хоть 20», и все равно «выйти и найти его» и отомстить. Сам Точиев сказал: «ничего, я тоже дождусь, пока он выйдет.

Иван Бочаров

Абббас с перископом Сб, 28/07/2018 - 00:15

Эти все пооехузаконники не знают как прекрасно ехать на автобусе
Престиж Мадина!
Где за рулём Мадина!

ФСИН ИНГУШЕТИИ Пт, 27/07/2018 - 16:49

Тимурка держись на зоне как Кличко не дай порвать свое очко))

спРЭЙ Пт, 27/07/2018 - 16:25

Желаю вам сгнить в тюрьме твари. Да здравствует правосудие.

ФСИН ИНГУШЕТИИ Пт, 27/07/2018 - 15:58

НУ ТИМУРКА ХАМХОЕВ БЕРЕГИ МУСОРСКОЕ ОЧЕЛО НА ЗОНЕ!

ФСИН ИНГУШЕТИИ Пт, 27/07/2018 - 15:13

Маловато конечно дали мразям, но хоть так чем ваще ничего!

Гость С.Марков Пт, 27/07/2018 - 15:13

Процесс вторжения организованных преступных группировок в структуры власти как центральные, так и региональные практически завершается. Бритоголовые гангстеры «первой волны» с ограниченным интеллектом и развитым криминальным сознанием и, тем не менее, занявшие властные посты в политике и экономике, очень обижаются, когда всплывает их криминальное прошлое.

И правда, сейчас к ним не могут подкопаться даже правоохранительные органы, поскольку формально бывшие братки действительно занимаются только бизнесом, а непосредственно криминальные и полукриминальные акции поручают своим младшим товарищам. И хотя при таком положении вещей стреляют, конечно, не они, сама суть криминального бизнеса не меняется: деньги как проплывали, так и проплывают мимо кармана государства.

И никому не легче от того, что раньше они попадали в «общак», а теперь на счета швейцарских и других зарубежных банков.

По оценке МВД РФ, финансовый потенциал организованной преступности позволяет ей контролировать сорок процентов экономики страны, что она и делает. По другим оценкам, преступными синдикатами «подмята» половина российских банков.

Естественно, что этот политический криминализированный рынок порождает агрессивно-элую социальную среду, в которой абсолютному большинству населения остается думать лишь о выживании. Все это приводит нас к черте, где исчезает понятие безопасности. Наше общество становится опасным для граждан, а государство — для других государств.

Дело дошло то того, что в России образовалось государство в государстве, имеющее даже свои силовые структуры: как открытые бандформирования, так и вооруженные группировки, группы под прикрытием различных охранных структур и прочее. Согласно авторитетным источникам, на сегодняшний день в России действуют три тысячи преступных группировок, семьдесят этнических и 365 межрегиональных групп. Общая численность «бойцов» преступного фронта достигла 610 тысяч человек – это 10 полностью развернутых общевойсковых армий или три фронта по меркам Второй мировой войны. Качество вооружения, оснащения, связи ничуть не уступает, а кое в чем и превосходит соответствующие показатели Внутренних войск МВД РФ77.

Организованная преступность, используя новые социальные возможности, стремительно вторгается во все сферы экономической, политической, духовной жизни, осваивает все новые и новые виды и формы преступлений. Характерной тенденцией последнего времени стало усиление криминальных разборок по переделу сфер влияния, вызванное августовским (1998 г.) финансовым кризисом.

Заметно усиливается сотрудничество между крупнейшими легальными финансовыми и экономическими структурами России и организованными преступными группировками.

Лидеры преступного мира стремятся примкнуть к различным общественно-политическим партиям, движениям, объединениям; финансируя их, обеспечивают проведение предвыборных кампаний.

Аналитики вынуждены признать, что в реформирующейся России «…стратегическим направлением в деятельности крупнейших ОПГ стало стремление к повседневной легализации криминальных денежных средств и вхождение в общественные и политические структуры... развитие связей с государственными чиновниками и правоохранительными органами перерастает в прямое делегирование своих представителей в различные властные структуры и политические организации. В последние годы без участия кандидатур от криминальной или околокриминальной среды, а также лиц, ранее вступавших в конфликт с законом, не обходится практически ни одна из избирательных кампаний в региональные законодательные органы России»78.

В современной России произошла «теневизация» не только экономики, но и общества, социальной системы. В качестве частного примера: по данным Фонда «Перспективные технологии», структура привлеченных к ответственности коррумпированных лиц, подлежащих суду, в 1996 году была следующей: 41,1 процента – работники министерств, комитетов и других управленческих структур на местах; 26,5 процента – сотрудники правоохранительных органов; 11 процентов – работники кредитно-финансовой системы; 8,9 процента – работники контролирующих органов; 3,2 процента – работники таможенной службы; 0,8 процента – депутаты; 7,8 процента – прочие79.

О развитии криминала в России свидетельствует и тот факт, что идеология преступного мира – воровской закон – вышла на рынок идей. Она проникает в различные сферы общественной жизни, организована откровенная реклама лагерных правил и обычаев, искусно облеченных в упаковки справедливости, братства.

Борьба с организованной преступностью требует вывести из полупаралича российскую правоохранительную политику, создать правоохранительную систему, адекватную сложившейся криминогенной ситуации. А поскольку зловонный дух криминала занял определенную нишу в общественном сознании, борьба против него предполагает реализацию комплекса мероприятий, обеспечивающих совершенствование правовой культуры россиян, подключение потенциала общества к борьбе против монстра преступности.

В свою очередь, это возможно при условии восстановления системообразующего для российского народа принципа социальной справедливости, что невозможно без возвращения народу незаконно присвоенного, привлечения к ответственности за допущенные преступные просчеты и прямое содействие развитию криминала в стране.

И если Россия не сможет защитить себя от процветающей организованной преступности, то последняя окончательно подомнет под себя все ветви власти и установит свою диктатуру – диктатуру криминала.

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры