Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 25 / 06 / 2017 Время Московское: 432 Человек (а) в сети
 

Без суда и последствий

24 января из Ингушетии пришло сообщение о том, что в результате спецоперации в центре Назрани убиты два боевика. Позднее выяснилось – убиты братья Руслан и Махмуд Ужаховы. Еще один эпизод из нескончаемой криминальной хроники этой северокавказской республики. Но в понедельник агентство "Кавказский узел" распространило заявление местных жителей Магомеда Хазбиева и Машарипа Аушева: они утверждают, что погибшие не были вооружены и вообще никакого боя не было, а была "бессудная казнь".Никаких особых доказательств в пользу своей версии они не приводят. Так, некие житейские наблюдения. "Я знал этих ребят, - рассказывает Хазбиев. - Постоянно ходил к старшему фотографироваться в фотокабинку, которую он содержал". Знал погибших и Аушев. "Это была очень бедная семья", - добавляет он. Сказанное само по себе не исключает принадлежности братьев к числу боевиков, но сам факт, что убитые были местными жителями, работавшими в центре города, которых все хорошо знали, встречали каждый день, вызывает как минимум один простой вопрос: а нельзя было не доводить дело до "перестрелки"?

С позиции местного МВД и ФСБ, без оцепления площади, без бронетехники, без снайперов на крышах, без кучного огня из автоматов спецназа никак обойтись было нельзя. Обычно еще утюжат гусеницами танка руины, где окапывались злоумышленники. Но здесь, видимо, и руин-то не осталось – разнесли фанеру в щепки.

Хазбиев и Аушев вспоминают, что Ужаховы в своей будке торговали дисками с исламскими текстами. Ничего запрещенного. Все же к ним приходили из "органов", посоветовали торговлю свернуть. Свернули. Но, получается, и это не помогло. Теперь остается только гадать, что послужило поводом для такой оперативной расправы. Суда, где братья могли бы изложить свои позиции, а прокуратура – свои, не будет. Здесь к этому привыкли.

Здесь привыкли к спецоперациям, в результате которых остаются одни развалины и трупы. Фирменный почерк сил антитеррора на Северном Кавказе. Суды отдыхают. И опять же психологический эффект – населению наглядно демонстрируется печальный и бесславный финал преступной деятельности. Правда, акции устрашения проводятся который год, а пальба в республике только нарастает.

В прошлом году при сопротивлении правоохранительным органам было убито 46 человек, объявленных боевиками. Каких-либо доказательств того, что под пули попали именно преступники, прессе, как правило, не предъявляется. О результате служебных разбирательств по фактам применения оружия, повлекшего за собой смерть человека, говорить не приходится. Да и проводятся ли такие разбирательства в Ингушетии - в зоне непрекращающихся военных действий? Однако ни военного положения, ни даже режима контртеррористической операции в республике и ее столице в эти дни нет. Юридически Ингушетия ничем не отличается, скажем, от Новосибирской области. Но если из Сибири начнут приходить новости об уничтожении граждан при попытке задержания, то интерес к этим фактам со стороны Генпрокуратуры, думаю, все-таки будет проявлен. На территории Ингушетии, а можно сказать, и всего Северного Кавказа цена человеческой жизни иная. Обширное поприще для героических действий милиции и спецслужбы и ни пятачка для правосудия. Даже посмертного.

В этом же месяце из Ингушетии пришла такая новость: "В ходе спецоперации, проводившейся в станице Орджоникидзевская Сунженского района, силами МВД республики и Временной группировки войск была убита семья из четырех человек". Все эти "силы" навалились на семью Буружевых – мать, дочь и двух братьев. Последние, по утверждению МВД, оказали вооруженное сопротивление и ранили четырех сотрудников органов. После чего на дом обрушился град очередей из автоматов и пулеметов. За пять минут все было кончено. Мать и дочь – как побочный эффект, "щепки летят". Их даже в сводке не отделили от боевиков (при том, что никаких доказательств принадлежности самих братьев Буружевых к боевикам общественности не представлено).

Да, если без юридических тонкостей, то в республике идет война. Но в том-то и дело, что обе стороны действуют на физическое уничтожение противника. Обе. И та, что представляет государство, тоже "в плен не берет". Вся доблесть правоохранительных органов – найти и уничтожить. Найти и передать в руки закона – так вопрос в Ингушетии, похоже, уже давно не стоит. Словно не государство наводит порядок, а воюют два клана. И все различие в том, что одни носят погоны, а другие нет. Население, не имеющее отношение ни к одному из кланов, постоянно в зоне обстрела.

Как раз между этими двумя спецоперациями в Назрани побывал президент Дмитрий Медведев. Ингушетия для него то же, что в свое время для Путина Чечня. Исчезнет республика из криминальных сводок – значит, и обновленный Кремль кое-что понимает в политике на Северном Кавказе. Ингушский лидер Юнус-Бек Евкуров доложил гостю о росте криминала на 100% за минувший год. Медведев посоветовал в борьбе с преступностью искать поддержки у населения. "Есть очень хорошие планы работы с населением", - заверил президента Евкуров.

Через четыре дня на глазах у множества людей в центре Назрани, в фанерной будке фотоателье были расстреляны братья Ужаховы. "Работа с населением" началась. Вернее – продолжилась.
Владимир Ермолин

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры