Главная Стартовой Избранное Карта Сообщение
Вы гость вход | регистрация 15 / 12 / 2018 Время Московское: 291 Человек (а) в сети
 

25 лет назад в нашей стране произошла трагедия,в которой принимали участие наши земляки.Предлагаем вниманию читателей воспоминания участника событий. (видео)

Забытые герои. (4.10.1993 г. Верховный Совет Российской Федерации)
4 октября в надежде на какой-то человеческий разум, утром я пробрался к зданию Верховного Совета Российской Федерации (более известному как «Белый дом»).

Но никакого человеческого разума я там не увидел, я был в гуще пьяной толпы и наблюдал за событиями. Полным ходом шел штурм Верховного Совета Российской Федерации. Почти вся толпа вокруг здания была пьяной и, по моему наблюдению, как-то управлялась. Все, что происходило в прямом эфире, транслировалось на Западные страны, в моем понимании – это был позор. Быстро передвигаясь, я старался увидеть все происходящее своими глазами. Иногда кто-то стрелял в толпу и в кого-то стрелок попадал, поэтому необходимо было быстро передвигаться, стоять на месте как мишень было опасно.

Я обратил внимание, что к толпе подошла какая-то делегация, вначале толпа пропустила эту делегацию, потом закрылась и стала сжиматься вокруг нее.

Узнав в составе делегации идущего впереди Первого Президента Республики Ингушетия Р.С. Аушева, я соответственно сквозь эту толпу, силой расталкивая людей, стал двигаться в их сторону. Приблизившись, я также узнал Первого Президента Республики Калмыкия К.Н. Илюмжинова. Прорвавшись, я сразу подхватил за руку впереди идущего Р.С. Аушева, поздоровавшись с ним, стал расталкивать толпу, чтобы подойти к кольцу оцепления, толпа выражалась нецензурной бранью в адрес делегации, но мы прорвались к кольцу оцепления. Стоявшие в оцеплении здания Верховного Совета Российской Федерации сотрудники силовых структур не пропускали нас, но благодаря решительным действиям делегации, прорвались и начали двигаться к 24-му подъезду здания.

(Фото – Холодный октябрь 1993 года [Электронный ресурс] // URL:https://ribalych.ru/2017/10/06/xolodnyj-oktyabr-1993-goda/.

Над нами раздавались автоматные и пулеметные очереди, наверное, в надежде запугать членов делегации и сорвать миротворческую миссию, но мы прорвались. Вошли в фойе 24-го подъезда. На тот момент два этажа 1 и 2 были отбиты у защитников здания Верховного Совета Российской Федерации. Передав по рации обеим сторонам, что идет на переговоры делегация Совета субъектов Федерации. Прождав определенное время, пока шли согласования между сторонниками конфликта, мы двинулись вверх. В дверь, выходящую на лестничный марш, я вперед себя по старшинству пропустил Р.С. Аушева и он, как свойственно солдату, не оборачиваясь, зашагал по лестнице, через несколько ступенек я схватил его за руку, сказав ему «Руслан ты больше нужен народу чем я», опередил его и оказался впереди, а замыкающим был В.О. Бюрчиев (боевой офицер!, тогда мы еще не были знакомы). С нами были солдат миротворец из Приднестровья, представился В.В. Кузьменко и еще один товарищ в гражданской форме (ФИО не знаю), они несли белые флаги.

Поднявшись на 4-й этаж мы шли по темным коридорам Белого дома, впереди открылся небольшой просвет, мы подошли к угловому фойе, оно было довольно просторное, но простреливалось, вся стена была изрешечена пулями, от стены отлетала штукатурка, все помещение было в пыли. Обстрел естественно велся снаружи. Нам необходимо было пройти фойе и двигаться по коридору дальше, а впереди стреляют, я быстро сообразив, спринтерским броском перебежал в нужную сторону. Остальные стояли на месте, развернувшись я крикнул Руслан «беги быстро», он побежал и проскочил. Дальше я крикнул «Кирсан беги» он быстро проскочил, следом пробежал В.О. Бюрчиев. Быстрым шагом, порой перебежками мы пошли дальше и добрались до кабинета Вице-президента Российской Федерации А.В. Руцкого (утвержденный Верховным Советом и.о. Президента Российской Федерации). Здание было обесточено, поэтому в фойе было очень темно. К нам подбежала охрана, я крикнул, что мы делегация Совета субъектов Федерации и к нам сразу вышел А.В. Руцкой, так как я был впереди, он меня сразу обнял. За мной был Р.С. Аушев, на его отклик «Саня», А.В. Руцкой бросился к Р.С. Аушеву со словами «Руслан, что они делают, как так можно расстреливать парламент и показывать это всему миру. Ведь ты же Руслан меня знаешь, я же герой». Он сходу обнялся с К.Н. Илюмжиновым и у них завязался разговор (по разговору и действиям, мне стало понятно, что К.Н. Илюмжинов очень смелый и мужественный человек).

А.В. Руцкой обратился К.Н. Илюмжинову и передал подсумок (в то время они были модны, он вешался на пояс, в них носили документы, деньги) и сказал «Кирсан здесь кассеты с радиоперехватами из Кремля, с командами об уничтожении защитников Белого дома. Сбереги Кирсан и донеси до народа».

Далее он сказал, что они планируют дождаться вечера и ракетами с бортов (вертолетов) расстрелять (уничтожить) защитников и разрушить здание.

После эмоциональной беседы на вопрос Р.С. Аушева «Саня, что дальше?» А.В. Руцкой сказал, что они готовы сдаться в присутствии послов мира и стран СНГ. И попросил Р.С. Аушева и К.Н. Илюмжинова обратиться к войскам по

рации, чтобы они остановили огонь. Мы прошли в кабинет, нас там сразу предупредили, чтобы мы нагнулись ниже подоконников, дабы не быть мишенью для снайперов. По телефону народный депутат РСФСР Олег Германович Румянцев пытался дозвониться до приемной В.С. Черномырдина, но у него ничего не получалось.

А тем временем штурм Верховного совета Российской Федерации продолжался полным ходом. С соседнего кабинета к нам заскочил сержант, крикнув, что снайпер убил его напарника и сказал нам чтобы мы не высовывались и были ниже подоконников. В это время Р.С. Аушев обращался по рации войскам с просьбой остановить огонь. Я в это время разговаривал с А.В. Руцким, он передернув затвор автомата сказал «мне понюхай сынок он пахнет маслом, я с него ни одного выстрела не сделал, а в средствах массовой информации идет ложь о том, что я пьян и расстреливаю всех подряд». После его просьбы я проверил автомат - он был в масле (в чем, в чем, а в оружии я разбирался, служил в Советской армии). Я ему сказал, что все будет хорошо, что стрельба остановится, он смотрел на меня мужественным взглядом. У меня сложилось мнение, что он переживает не о себе, а о защитниках Белого дома и гражданском персонале (он был в камуфляжной форме и в белых кроссовках). На мой взгляд, он готов был принять смерть, но главное для него тогда было спасти как можно больше людей от смерти, которые поверив ему, пошли за ним (тут я в нем увидел своего Комбата В.Г. Гордейчука, который приезжал в часть далеко за полночь, обходил казармы, смотрел как мы спим, если сползло у кого-то одеяло, то накрывал, подходил к нам в столовой пробовал нашу солдатскую еду - ну настоящий отец – Командир).

А.В. Руцкой говорил, что не выпускают женщин и детей, а на попытки выйти в них стреляют. И в это время привели какого-то мальчишку, возраст 9-10 лет от силы так и сказали, что его послали на разведку. Позже мы вывели его с собой.

В кабинет спешно зашел Владислав Алексеевич Ачалов (утвержденный Верховным Советом Министром обороны Российской Федерации), и сказал - мы только, что перехватили переговоры, Кирсан, Вас приказано убить и свалить на защитников Белого дома.

У меня сразу сработала логика, решили – расстреляют всю делегацию.

В начале, когда мы вошли в здание, на защитников я смотрел как на обреченных на смерть людей, но после сообщения В.А. Ачалова мне прояснилось, что на самом деле наша делегация тоже обречена на тот момент, чтобы мы вышли живыми оттуда должно было произойти чудо, и оно произошло.

После обращения Р.С. Аушева по рации, начали выпускать первую колону сдающихся женщин, детей и солдат. Р.С. Аушев захотел посмотреть на них, и мы с ним вдвоем, рискуя быть мишенью для снайпера, выглянули, предварительно подойдя к окну, увидели выходящих из здания людей и вернулись на свое место. Р.С. Аушев очень был доволен увиденным.

Открылась дверь, мы увидели в дверях Р.И. Хасбулатова, вокруг него была охрана, он был в белом плаще и шел во весь рост, не пригибаясь.

Я не удержался, встал и пошел на встречу, обнял Р.И. Хасбулатова и его охрану, за мной был Р.С. Аушев.

После этого мы присели все вместе на пол.

Р.С. Аушев развел руками и сказал «Руслан Имранович (что меня удивило?) Я предполагал иную беседу между ними?». Р.И. Хасбулатов сказал, «я говорил Вам Субъекты Федерации действуйте! Вы бездействовали вот Вам и результат. Сейчас везде будут бить и разгонять советы». Больше он ничего не сказал, на мой взгляд, он чувствовал свою безысходность, близость своей смерти, но он держался мужественно.

После всего этого мы встали, распрощались со всеми и стали выходить (я уже мысленно позавидовал тем, кто остается, так как нас было приказано ликвидировать, а это может произойти на выходе минут через пять-десять, а защитники еще поживут хоть немного обороняясь, но все равно дольше нас). С нами, чтобы озвучить позицию защитников Белого дома, пошел Первый заместитель Председателя Верховного Совета Воронин Юрий Михайлович. В фойе перед кабинетом стояли холодильники (несколько штук) Р.С. Аушев открыл один, потом второй, я спросил «Руслан, что ты хочешь?» Он ответил «пить хочу». Я быстро посмотрел во всех остальных, воды там не было. Он горел изнутри, видя безысходность, но эмоциям не поддавался, был хладнокровен, как положено офицеру.

Про себя я подумал, что предупреждение В.А. Ачалова в адрес делегации он воспринял всерьез, как и я. Спрашивать о чем-то его я не стал, наверное, воспитание не позволило. Выйдем живыми – значит выйдем, расстреляют, так расстреляют все-таки со своим Президентом, да плюс еще и с Президентом Калмыкии, взбодрил я себя.

Да и миссия у нас мирная, хотим спасти людей и страну от гражданской войны.

Единственное мне пришло на ум, если бы Руслан был в генеральском мундире, то его всем было бы видно за версту, а значит, у нас был шанс выжить. Учитывая авторитет Р.С. Аушева среди военных, тем более в Героя СССР стрелять ни кто не стал бы, но размышления эти были внутри меня.

Не найдя воды мы пошли дальше пробиваться на выход. Тут при выходе из фойе к нам подошел офицер, обнялся Р.С. Аушевым и сказал «Руслан я решился» и протянув свои документы, попросил их передать семье. Он продиктовал телефон, Р.С. Аушев стал искать в карманах ручку, бумагу, чтобы записать, тут я сразу сообразил, достал ручку и записал номер телефона на своей руке (позже я передал номер телефона Р.С. Аушеву). Мы пошли дальше, а он остался умирать.

Пройдя сквозь простреливаемые коридоры и холлы весь маршрут обратно, мы вышли к лестничному маршу и стали спускаться на выход к первому этажу. После того, когда мы с третьего этажа спускались по лестнице на второй этаж, со второго этажа выскочил пулеметчик, направив дуло пулемета на нас, и крикнул «Руки за голову».

Я был впереди, за мной Р.С. Аушев и мне показалось, что вот она наша смерть вышла нам на встречу? и надо умереть достойно. И я, мгновенно повысив голос, полу-криком сказал «Тут генералы с Президентами идут, какие

руки». И тут случилось чудо - он отскочил в сторону, и мы пошли дальше (таким образом, мы прошли мимо своей смерти). Спустившись на первый этаж, мы стали выходить на улицу здесь были сотрудники силовых структур (МВД России, Минобороны России и т.д.) - они подходили к нам и говорили, что мы восхищаемся вашим мужеством (некоторые из них специально подходили, чтобы выразить свою признательность).

После выхода из здания все кто был рядом с нами ушли в другом направлении (подальше от нас), первым убежал мальчишка, которого мы вывели (мне показалось, что Р.С. Аушев по выходу отпустил его руку и кивнул ему, чтобы он не рисковал, находясь рядом с нами). Мне пришло в голову, что они тоже восприняли угрозу в серьез (и поэтому ушли). Теперь оставалось ждать беду, по пути до машины (и гадать кто первый из нас «в кого снайпер первым выстрелит», я боялся, что начнут стрелять в спину, так как очень легко можно было списать на защитников Белого дома).

С улицы нас направили по другому пути, не так как мы пробирались, а так чтобы мы подольше шли через пьяную толпу. Соответственно, мы сквозь эту пьяную толпу стали пробираться к машине, но подогретая спиртными напитками и криками каких-то провокаторов толпа то нападала на нас, то отступала под нашим напором.

4 октября 1993 г. «Белый дом». Делегация Совета субъектов Федерации, справа налево:
Белхароев Хаджимурад Уматгиреевич (Республика Ингушетия);
Аушев Руслан Султанович (Республика Ингушетия);
Илюмжинов Кирсан Николаевич (Республика Калмыкия);
Бюрчиев Василий Оконович (Республика Калмыкия).

Наконец-то мы добрались до машины. Возле машины Р.С. Аушев и К.Н. Илюмжинов попытались объяснить, что защитники Белого дома готовы сложить оружие и т.д. Но это было бесполезно, практически все были невменяемы (пьяны). Нас плотно окружили, в руках у них были арматурные пруты, палки, камни и пустые бутылки. Я мгновенно сообразил, что если кто-то из них крикнет «бей коммунистов», то они на нас набросятся и уничтожат нас (физически мы не успели бы сесть в машину). Я открыл дверь машины и сказал на родном языке «Руслан садись», он меня послушал и сел, следом К.Н. Илюмжинов. Депутату Ю.М. Воронину я сказал «Батя, садись быстрее» и мы с В.О. Бюрчиевым мгновенно заскочили в машину и закрыли дверь. Кто-то снаружи отдал команду и в нашу машину посыпались все эти вышеуказанные подручные средства. Мы (на секунд 5-10) опередили эту команду и спаслись от разъяренной толпы, которой нужна была кровь, эти секунды спасли нашу жизнь.

Водитель замешкался, ехать - значит давить людей, я тут не удержался и крикнул – «дави всех подряд», он нажал на газ и мы тронулись (тут Ю.М. Воронин сказал мне «тигр», на что Р.С. Аушев улыбнулся), разбивая толпу (на капоте у нас лежало человек так 5-6), пробившись через баррикаду, которую возвели против нас специально, поехали в дом Правительства к В.С. Черномырдину.

По пути я спросил у Р.С. Аушева «почему Вы один без охраны также нельзя», в ответ он мне улыбнулся и добавил, что у него тоже есть охрана. К дому Правительства нас не пропускали, но каким-то окольным путем мы пробрались и подъехали к нему. Припарковавшись, мы стали выходить из машины, Р.С. Аушев показал мне свою служебную машину и сказал, чтобы я его дождался. В машине находились начальник охраны М. Гадоборшев, охранник М. Аушев и водитель (ФИО не помню).

Поднявшись к В.С. Черномырдину в присутствии членов Совета субъектов Федерации, Р.С Аушев и К.Н. Илюмжинов заявили о том, что защитники Белого дома готовы прекратить сопротивление и сдаться, но им этого не дают сделать. И после этого только власть вынуждена была остановить огонь и пойти на переговоры.

После того как они вышли от В.С. Черномырдина со всей делегацией мы поехали в Конституционный суд к В.Д. Зорькину.

После того как все вышли из Конституционного суда Р.С. Аушев поблагодарил меня и сказал «садись в машину мы тебя подбросим». В ответ я поблагодарил его и поехал домой сам.

Это то, что я увидел и запомнил, другие участники нашей делегации, может увидели и запомнили больше чем я или что-то иное.

До сих пор я удивляюсь, как мы все каким-то чудом остались живы.

И еще хочу сказать, что все члены нашей делегации вели себя довольно смело, что касается Р.С. Аушева то для него это просто один из напряженных

солдатских дней. После этих событий, наверное, было-бы лучше, если власть как-то поблагодарила-бы на информационном поле нашу делегацию - сказав «благодаря этим смелым людям, мы смогли остановить кровопролитие». Хотя-бы показать свое миролюбие, но этого сделано не было, а значит, перемирие не входило в их планы.

Жизнь человека - бесценна! Жизнь, которую нельзя пожертвовать ради своей Родины - ничего не стоит. Все члены нашей делегация готовы были отдать свои жизни, ради того чтобы сохранить другие жизни. На мой взгляд, это большая заслуга перед Отечеством! Благодаря этой делегации удалось избежать гражданскую войну и большое кровопролитие в нашей стране.

Все они достойные сыны России! На таких подвигах надо воспитывать подрастающее поколение.

Нам не нужны революции, а необходимо эволюционное развитие. Тот, кто призывает к революции, реально способствует развалу нашей страны. Мы все обязаны сохранить и укрепить нашу страну, а для этого нужно достойно воспитывать подрастающее поколение. Эти дни передела власти в нашей стране останутся великим позором и братоубийством. Изучая эту историю, наши потомки будут удивляться этой трагедии.

PS. Пока мы находились в здании, нас снимала съемочная группа (2 человека).
(записано в октябре 1993 г.)
Х.У. Белхароев

Вы можете разместить эту новость у себя в социальной сети

Доброго времени суток, уважаемый посетитель!

В комментариях категорически запрещено:

  1. Оскорблять чужое достоинство.
  2. Сеять и проявлять межнациональную или межрелигиозную рознь.
  3. Употреблять ненормативную лексику, мат.

За нарушение правил следует предупреждение или бан (зависит от нарушения). При публикации комментариев старайтесь, по мере возможности, придерживаться правил вайнахского этикета. Старайтесь не оскорблять других пользователей. Всегда помните о том, что каждый человек несет ответственность за свои слова перед Аллахом и законом России!

Комментарии

Адам Аушев Сб, 06/10/2018 - 19:11

Знаю Хаджимурада лично, 5 лет работали в месте в МЧС, в одном здании, в разных управлениях. Очень подрядный, честный и образонный человек. Сейчас он в МО РФ на хорошей должности.

© 2007-2009
| Реклама | Ссылки | Партнеры